Глава 2. Сексуальность и бытие (Мартель Б. - Сексуальность, любовь и Гештальт)

Если вы решите пойти на консультацию к гештальт-тера-певту для разговора о сексуальной проблеме, то, скорее всего, вы будете удивлены характером его интервенций.
Вы приходите к нему со своей трудностью, со своим желанием понять ее, найти ее решение, — и вы надеетесь встретить специалиста.
А что же делает он? Он не останавливается лишь на сексуальной трудности; похоже, что он интересуется вашей жизнью в целом; он говорит, что не дает ответов, а вместе с клиентом включается в исследование его проблемы, а также того, как она отражается на всей его жизни. Его личностный стиль ориентирован на встречу двух людей, с той мыслью, что эти отношения станут целебными сами по себе. О поиске отношений «Я—Ты» удивительно верно говорит Мартин Бубер; он противопоставляет их отношениям «Я—Оно»*, которые скорее заняты симптомом, чем самим человеком.
В сфере сексуальности отношения «Я—Ты» становятся возможными при том условии, что терапевт понимает свои пределы и, если нужно, способен направить своего клиента на консультацию к врачу для выяснения физиологических и медицинских аспектов его проблемы.
Такие предосторожности являются условием целостного подхода к клиенту. А глобальный подход довольно быстро позволяет выйти навстречу фундаментальным вопросам существования — конечности бытия, одиночества, — темам, которые часто несут в себе заряд тревоги.
Экзистенциализм — одно из философских оснований геш-тальт-терапии — помещает тревогу в центр бытия каждого человека: для экзистенциалистов жизнь — это не выверенная прямая, ибо каждый из нас с приходом дня вновь приступает к сотворению своего бытия, оказываясь перед необходимостью выбирать, а ответственность за принятое решение является источником тревоги.
Каждый человек старается найти ответы на эту экзистенциальную тревогу или хотя бы средства, позволяющие ее сдержать. И сексуальность могла бы стать одним из таких ответов. Ведь между сексуальной жизнью и важнейшими экзистенциальными вопросами существует глубочайшая связь.
Марк рассказывает мне о своих сексуальных трудностях и, в частности, о преждевременной эякуляции, которой давно страдает. Он жалуется на проблемы, которые из-за этого возникают в его паре, и добавляет: «В любом случае с Кристиной я никогда не окажусь на высоте...»
В этом и заключается весь вопрос несовершенства. Для Марка невыносимо тревожно констатировать, что он ограничен в возможностях.
Марк переживает несовершенство — одну из пяти экзистенциальных «данностей», описанных Ноэлем Салатэ*. Согласно этому автору, каждый человек в своей жизни в той или иной степени сталкивается со следующими пятью неизбежными экзистенциальными данностями, которые погружают его в сомнения, тревогу, толкают к действию или, наоборот, парализуют.
1. Ответственность: человек присутствует на очной ставке со свободой, неся ответственность за то, что он выбрал или не выбрал. И эта ответственность иногда порождает сильную тревогу. Кажется, было бы проще возложить ее на кого-то другого или на общество.
Рассмотрим тот случай, когда мы включаем в наши высказывания слова « я не могу »; эти слова иногда дают нам возможность отказаться от собственной ответственности. Например, Жак, учитель по профессии, на одном из терапевтических сеансов заявил: «Я терпеть не могу свою работу, но и оставить ее я не могу». Он сказал, что очень боится не найти другой должности, а заставить свою семью какое-то время терпеть лишения было для него недопустимо.
Другая возможная реакция — принять на себя целиком всю ответственность за проблему, как случилось с той женщиной, которая, страдая бесплодием, считала себя полностью ответственной за свой развод, или с тем мужчиной, который считал себя «полным нулем» из-за того, что ему не удавалось доставить удовольствие своей подруге, вследствие чего он считал себя целиком ответственным за их общие сексуальные проблемы.
Одной из целей терапии является восстановление способности выбирать и при этом брать на себя свою долю ответственности за совершенные действия. Чтобы этого добиться, необходимо заново вступить в контакт с собственным желанием и, своими ресурсами, что требует деликатной, нередко продолжительной работы. Как только удастся обнаружить желание, нам будет важным понять, стоит ли двигаться к его осуществлению или нет.
2. Конечность: что бы мы ни делали, всему наступает конец, а жизнь ведет к смерти. Эта экзистенциальная данность полней всего выражается в таких явлениях нашей жизни, как старение, расставания, траур, профессиональные конфликты и разрывы. Немало тому и примеров, связанных с сексуальностью: конец отношений, возрастные изменения тела, менопауза и андропауза...
Столкнувшись с проблемой конечности, каждый человек начнет выстраивать такие стратегии, которые позволят ему уменьшить тревогу: оставить след от своей жизни, родить ребенка, создать предприятие или произведение искусства или просто максимально заполнить свою жизнь...
Одна женщина думала, что ребенок, родившийся, когда ей было сорок два, будет способен отодвинуть ее старость: «Он сохранит мою молодость!» — говорила она мне улыбаясь.
Другим примером может послужить эта книга, которая является моим ответом на вопрос о конечности бытия: написав ее, я оставлю свой след на земле.
3. Одиночество: человек, по сути, остается одиноким в своем существовании. Конечно, мы живем вместе с другими людьми, у нас есть друзья, близкие нам люди, но от этого ничего не меняется в том чувстве одиночества, которое мы иногда испытываем.
Это чувство может переживаться на интерперсональном, интраперсональном или экзистенциальном уровнях.
Межличностное, или интерперсональное, одиночество — это чувство, которое связано с объективной нехваткой отношений, с тем, что человеку трудно вступить в контакт. Генриетта и Агнес показывают нам два его аспекта.
Генриетта, красивая 38-летняя женщина, живет одна; ей не удается встретить «мужчину своей жизни». При этом она отмечает, что живет лишь своей работой, на которой встречается только с женщинами, что у нее сменный график и она отрезана от своих друзей и соседей: не заходит в кафе, не знает тех, кто живет рядом, не следит за тем, что происходит в ее квартале, перемещаясь от клиники, где она работает, до своей квартиры, и обратно.
Что касается Генриетты, то ее чувство одиночества опирается на реальность: она чувствует, что она одинока в этой жизни, и это на самом деле так; если она не на работе, то ей случается по нескольку дней не произносить ни слова. И она ответственна за то, что, находясь в этой межличностной пустыне, сама не подойдет к телефону и не снимет трубку, чтобы пригласить к себе друзей.
Агнес — преподаватель французского языка в коллеже провинциального города. Она ведет активную социальную жизнь. Она говорит мне, что в жизни окружена коллегами, учениками, соседями, но чувствует себя одинокой даже среди преподавателей в учительской своего коллежа.
Агнес не знаком контекст изоляции Генриетты, но ей не удается вступить в контакт, и она по-своему, но тоже страдает от интерперсонального одиночества.
Интраперсональное (или внутреннее) одиночество связано с ощущением отрезанности от некоторых частей самого себя; например, человек перестает ощущать свои эмоции или анестезирует какую-то часть своего тела.
Такое одиночество часто упоминается в контексте сексуальности. В нашем обществе не принято говорить о своих переживаниях в момент оргазма или о том, как проявляется сексуальное желание... Испытывая от этого трудности, многие с тревогой начинают понимать, что они не знают самих себя. Только благодаря опыту можно научиться чувствовать, называть, различать, однако такому посвящению может мешать воспитание (ведь « о таких вещах не говорят ») или травма. Если человек подвергается нападению, то для своей психологической защиты он может отключиться от собственных ощущений и вообразить таким образом, что ему не причинили вреда.
Экзистенциальное одиночество можно испытать при мысли об ответственности за свою жизнь в таком мире, где ты совсем один. Оно с особой силой ощущается в моменты принятия важных решений или с приближением смерти.
Некоторые важные выборы или поступки могут ослабить тревогу, связанную с одиночеством. Например, кому-то средством от чувства одиночества является жизнь вдвоем, для других этим средством будут многочисленные сексуальные связи, а для третьих — участие в различных общественных ассоциациях... Очевидно, что такие размышления имеют значение прежде всего для нас самих, а не для того, чтобы интерпретировать чужое поведение: ведь каждый по-своему учитывает эту экзистенциальную данность в своей повседневной жизни.
4. Несовершенство: ощущение собственной ограниченности, понимание разрыва между своими желаниями и возможностью их реализации, неизбежных трудностей человеческой жизни, войн, естественных катастроф усиливают тревогу, связанную с несовершенством, что может происходить несколькими разными способами:
Кто-то более чувствителен к собственному несовершенству: он замечает все свои ошибки и недостатки. Других больше задевает несовершенство других людей: супруга, коллег или начальника. Наконец, для третьих невыносимо несовершенство этого мира: просмотр теленовостей или чтение периодики только усиливает их тревогу.
В том, что касается сексуальности, мы уже иллюстрировали этот вопрос на примере с Марком, который считает, что он никогда не бывает на высоте. Некоторые средства печати только усиливают эту тревогу, публикуя статьи об идеальных месячных, безупречной эрекции и даже о совершенном половом акте!
Когда тревога, связанная с несовершенством, становится слишком сильной, мы изыскиваем стратегии ее снижения, как то: перенести ответственность на другого человека, сказав: «Моя сексуальная жизнь несовершенна, так как мой муж поглощен только работой», или не предпринимать действий, избегая возможного разочарования. Человек может мечтать о страстной любви, но ничего не делать для реализации своей мечты.
5. Поиски смысла: человек не способен допустить абсурда, поэтому он испытывает потребность понять, в чем состоит смысл или жизни вообще, или его собственной жизни. Эта экзистенциальная данность может принимать особое звучание в ситуациях, связанных с переменами: когда женщина, оставившая свою профессиональную жизнь ради детей, осознает, что они выросли и теперь уходят из дома*, в период безработицы, или когда умирает другой человек. Эта экзистенциальная данность проявляется и в общих вопросах о смысле жизни, в которой есть место убийствам, грабежам и смерти от голода...
Мы все сталкиваемся с этими пятью неизбежными данностями, но каждый из нас выстраивает их в свою иерархию, помещая на первое место ту из них, что затрагивает его больше других. А потом мы ищем, как нам поступить, чтобы снизить остроту тревоги.
Вспоминая о каком-то трудном моменте своего существования, когда вам казалось, что вы в тупике, вновь переживая то состояние и возвращаясь в те мысли, постарайтесь определить, какой экзистенциальный вопрос   лежал в ее основе.
Все эти пять данностей встречаются как в момент создания пары, так и на всем протяжении ее жизни; во время кризисов для каждого из партнеров на первый план выходят отдельные экзистенциальные вопросы.
Вы можете повторить предыдущий эксперимент, концентрируясь в этот раз на каком-то кризисном моменте   в жизни вашей пары.
Между сексуальностью и всеми пятью данностями существует сильная связь. Сейчас мы постараемся это проиллюстрировать.
Это достаточно распространенное затруднение носит название «синдрома опустевшего гнезда».

Ответственность и поиск смысла в сексуальности
Я принимаю Алена, 39-летнего мужчину, который хочет начать свою психотерапию. Его первичный запрос — недавняя сексуальная проблема, «осечка», как он мне сказал. При этом он добавляет, что такие осечки с ним стали случаться лишь несколько месяцев назад, с тех пор как он начал встречаться со своей новой подругой. В его рассказе меня трогает беспокойство, как мне кажется, далеко переходящее за рамки его сексуальных проблем. Я говорю ему об этом. Он соглашается и добавляет, что ему скоро 40 лет и он задумывается о том, что он успел совершить в этой жизни. И приходит к такому заключению: «Видимо, для меня пришло время понять, чего же я хочу!»
Для Алена начинает всплывать фигура — его сексуальное затруднение. Она выделяется на фоне экзистенциальных данностей и, прежде всего, ответственности и поиска смысла: «Хочу ли я остаться с этой женщиной? Чего я хочу в этой жизни?» Конечно, мы не оставили разговора о его сексуальной осечке, но Ален быстро констатировал, что она стала для него именно тем сообщением, которое он желал услышать, чтобы разобраться в своем бытии. И мы вместе посмотрели на то, что же происходит с ним в середине его жизни; на встречу с той женщиной, и на тревогу Алена перед необходимостью принять решение.

Сексуальность на фоне конечности бытия и одиночества
Жозиане немного за сорок. Обращаясь ко мне после недавнего болезненного разрыва, она говорит: «Теперь я хочу жить на полную катушку и наслаждаться! Как раз пришло время!» Но ее лицо тут же мрачнеет, и когда я обращаю на это ее внимание, то она отвечает: «Знаете, мне хочется, чтобы такой меня воспринимали другие... А на самом деле, хоть у меня и много сексуальных связей, я остаюсь неудовлетворенной и не испытываю удовольствия».
Вместе мы обнаруживаем, что такой сексуальный поиск скрывает страх старости и незавершенный траур по ее супружеской жизни. Жозиане с большим трудом удается коснуться этой темы. Тот факт, что я тоже женщина, которой «за сорок», имеет для нее особую ценность; он позволяет ей встретиться с тревогой конечности, а вместе с ней и с вопросом одиночества.
Выслушав рассказ Жозианы о ее сексуальной жизни, можно было бы сказать, что у нее — «сексуальная лихорадка»... но этим мы превратили бы ее в объект, а терапевта, подобно наблюдателю, поместили бы за пределы поля. Но не таков мой терапевтический выбор. Я предпочитаю опираться на свои ощущения «женщины за сорок», как говорит сама Жозиана. Но более всего меня поразила разница между создаваемым ею образом и сопровождающим его ростом тревоги. Разобравшись вместе, мы смогли взглянуть на ее поведение как на ответ глубинным экзистенциальным вопросам, связанным с конечностью существования и одиночеством.

Сексуальность и ответственность
Для иллюстрации связи между сексуальностью и ответственностью я предлагаю упражнение, вдохновленное работой в группах по изучению Тантры. Это упражнение, выполняемое в парах, предоставляет каждому из партнеров множество информации об их отношениях.
Речь идет о проводимом совместно с партнером исследовании иньского и яньского полюсов своей сексуальности. Инь — это тот, кто получает, принимает, кто находится в распоряжении другого человека, а Янь — тот, кто спрашивает, приказывает, выбирает. Партнеры сами решают, кто из них сегодня вечером будет Инь, а кто — Янь, помня о том, что следующий вечер будет посвящен второй половине упражнения.
Янь имеет возможность почувствовать, что ему нужно или что он хотел бы исследовать, попытаться сказать это, рискнуть расширить свои возможности, не забывая при этом о своем партнере...
Единственное замечание — обязательная остановка по первому желанию партнера; ее не нужно ничем объяснять, она просто указывает человеку в позиции Янь, что его партнер подошел к какому-то пределу и теперь надо действовать иначе.
Тот, кто исследует полюс Янь, по сути работает с ответственностью за свои побуждения к доминированию или за существование отношений, ведь просьбы в отсутствие отношений двух людей в большинстве случаев ведут к провалу или к власти «твердой руки»...
Для того, кто находится на полюсе Инь, эта работа может быть связана с его способностью получать от других людей, с уважением к собственным границам или с их преодолением, с удовольствием или страхом от передачи всей ответственности кому-то другому...
После такого эксперимента часто случается слышать, как Янь говорит, что ему было тяжело в одиночку нести всю ответственность и формулировать свои просьбы... а Инь остается разочарован робостью и сдержанностью Яня. Свобода от всякой ответственности может вызвать у Инь желание, чтобы другой человек не только вел эксперимент, но и создавал атмосферу творчества, неожиданности и т. д.
Именно в ходе такого эксперимента со своим другом Мюриель обнаружила, что она могла отдаться оргазму: «Всякий раз во время оргазма словно кто-то шептал мне: «Посмотри, до чего ты дошла! Прекрати это!» А сейчас я как будто смогла ответить на этот голос, который так похож на голос моей матери: «Я тут ни при чем; меня заставили!»
Условия, рамки этого эксперимента позволили Мюриель на короткое время освободиться от ответственности и стать, таким образом, недоступной для этого противного нашептывания. В безопасных условиях такой «игры» она смогла передать ответственность своему другу и расслабиться.
А у Лидии накопилось много упреков в адрес своего мужа: «Он меня плохо ласкает, он слишком торопится...»
Экспериментируя с полюсом Янь, имея возможность попросить все те ласки, которых ей хотелось, и посвятить им столько времени, сколько ей было нужно, она оказалась парализованной и не знала, что ей делать. Она обнаружила, что было намного легче свалить всю тяжесть сексуальных затруднений на Сильвана... и ни за что не быть ответственной.
В своей сексуальной жизни Лидия, сама того не осознавая, полностью сняла с себя всякую ответственность. Она извлекала из этого вторичную выгоду, а именно власть делать упреки Сильвану... что представляет собой лишь иную форму ответственности.
Мюриель и Лидия представляют нам две очень разные формы связи между ответственностью и сексуальностью. Путь Мюриель состоит в том, чтобы научиться расслабляться, прекратив быть ответственной за все и научившись доверять своему другу. А путь Лидии — в том, чтобы взять на себя долю ответственности в сексуальных отношениях.

Сексуальность и несовершенство
Сексуальность — это та область, где многие задумываются о своей нормальности; и об этом мы говорили в предыдущей главе. За вопросами о собственной нормальности часто скрывается тревога, связанная с несовершенством: «Ведь правда, что даже если я и не совершенен, то все-таки я вписываюсь в нормы...»; «Скажите, а моя грудь правильного размера?»; «Как вы считаете, у меня достаточное количество сексуальных отношений в месяц?..».
Соответствие статистической норме, как мы уже видели, может быть, на какое-то время и успокоит тревогу, но никак не решит неизбежную проблему нашего несовершенства.
Растет число тех, кого приводит на терапию озабоченность своей сексуальной ограниченностью. Модели, что предлагаются в печати и на телевидении, только способствуют росту их беспокойства, которое доходит до тревоги относительно своих действий, которая тормозит сам процесс. Такие фразы, как: «Мне никогда не удастся всякий раз доводить ее до оргазма»; «Мне никогда не удастся возбудить его одним лишь взглядом» или, как сказал Марк: «Я никогда не окажусь на высоте», в соединении со словами «но достичь этого абсолютно необходимо», только усиливают тревогу, которая может привести к зажиму.

Сексуальность — шестая экзистенциальная данность
Удивительно: само слово «сексуальность» происходит от латинского secare, что значит резать. И в самом деле, две половины человечества отрезаны друг от друга, и мы никогда не познаем физиологических ощущений, удовольствия, психологических особенностей и идентичности людей «другого пола».
Платон в диалоге «Пир» по этому поводу рассказывает легенду о том, что когда-то очень давно мы были одновременно и мужчиной, и женщиной, или двумя мужчинами, которых соединял общий живот, и что так мы жили счастливо. Таков миф об андрогине — самодостаточном существе, которому не нужен партнер.
Но за какой-то грех боги покарали людей, разделив каждого человека надвое... и теперь мы вынуждены проводить свою жизнь в поисках собственной половины! Так Платон вводит понятие недостаточности, которая служит стимулом желания. Только тот, кто голодает, способен по достоинству оценить пир, а сексуальность оценит только тот, кто испытывает желание.
В этой притче иносказательным языком говорится о том, что в сексуальности невозможно пережить те ощущения, которые испытывает ваш партнер: мужчина не может пережить все, что ощущает беременная женщина, а женщина никогда не познает то, что ощущает мужчина в момент эякуляции... Констатация этого факта может пробудить у нас переживание одиночества или несовершенства и подтолкнуть нас к компенсаторным способам поведения.
Наряду с конечностью, одиночеством, ответственностью и поиском смысла мы можем рассматривать сексуальность как шестую неизбежную экзистенциальную данность, которой отводится центральное место. Гонзаг Маскелье в своей книге вместо экзистенциальных данностей употребляет термин «экзистенциальные побуждения». Любовь может погаснуть, ее недостаточно, чтобы полностью заполнить одиночество, и никакие отношения никогда не бывают совершенными... Понимание этого может способствовать пробуждению в нас той мощной энергии, которую порождают желание, любовь и сексуальность. Но когда это экзистенциальное побуждение остается нереализованным, у человека начинается депрессия... Люди не могут пренебрегать тем фактом, что все они делятся по половому признаку, но, в отличие от большинства животных, у которых сексуальное влечение и деторождение почти полностью совпадают, люди стремятся не только к деторождению, но и к удовольствию от встречи. И они являются единственными живыми существами, у которых сексуальность не подвержена сезонным колебаниям.
Итак, чтобы жить в ладу со своим либидо, важна подходящая стратегия, для выбора которой существует широкий диа пазон: от сексуального безразличия до лихорадочной деятельности, включая сексуальные отклонения, аноргазмии, анаф-родизии, а также... просто счастливую сексуальную жизнь!
Сексуальность в ряду экзистенциальных данностей занимает особое место: она преобладает над пятью остальными и испытывает на себе их влияние. Наша сексуальность может быть окрашена переживанием конечности и одиночеством, как в случае Жозианы, ответственностью, как у Лидии и Мюриель, или ответственностью и поиском смысла, как у Алена...
Чтобы углубиться в такую рефлексию, в некоторых группах мы предлагаем провести медитативное упражнение в форме управляемого воображения.
Сексуальность в свете экзистенциальных вопросов: Выделите время, чтобы поразмышлять о своей сексуальной жизни как с ее приятными, радостными, сильными сторонами, так и с ее темными и болезненными зонами. Затем сконцентрируйтесь на одном из своих способов сексуального поведения. Посмотрите, какой вопрос возникает: конечность, одиночество, несовершенство, ответственность, поиск смысла? Будет ли это только одна   данность или несколько?
Когда вы ищете смысл в переживаемых трудностях и рассматриваете их как ответ на экзистенциальную тревогу, такая медитация-размышление позволяет избежать преждевременного, торопливого поиска решения.
То значение, которое отводится сексуальности среди других важных экзистенциальных вопросов, соответствует значимости этой темы для жизни каждого человека и для терапевтической работы.



Комментариев нет:

Отправка комментария