Глава 6. Превратности желания (Мартель Б. - Сексуальность, любовь и Гештальт)

«Мы уже давно не касаемся друг друга».
«Ему хочется, а мне — нет».
«Ей хочется, а мне — нет».
Эти фразы мы часто слышим у себя в психотерапевтическом кабинете.
Сексуальное желание можно проще всего определить как «осознавание того, что вас тянет к некоему знакомому или воображаемому объекту»*. То есть это осознаваемое влечение, которое может быть развито намеренно или может возникнуть и переживаться спонтанно. Как мы уже видели в главе 2, оно возникает в начале цикла сексуального взаимодействия. Оно может быть эндогенным, идущим изнутри самого человека (и, в частности, из его фантазий) или экзогенным, вызванным внешними факторами (фотографией, встречей с человеком, музыкой, чтением...).
Отсутствие сексуального желания, или анафродизия, является одной из основных сексуальных проблем, которые поднимают на психотерапии не только женщины, но и мужчины.
Отсутствие сексуального желания может быть временным («Сейчас мне ничего не хочется...») или постоянным; знание об этом позволит нам двигаться в верном направлении. Ведь изначальное отсутствие сексуального желания может указывать на физиологические проблемы, и в этом случае параллельно с психотерапией мы советуем клиенту проконсультироваться у врача.

Отсутствие желания: что первично — психология или физиология?
Этот трудный вопрос можно задать применительно ко всем сексуальным затруднениям... Начнем с физиологической составляющей.
Нейробиолог Жан-Дидье Венсан, о работах которого мы упоминали в главе 3, уже рассказал нам о связи, существующей между сексуальным желанием и гормонами: тестостероном и допамином.
Он считает, что поведение, выражающее сексуальное желание, включает аффективно-эмоциональную составляющую, однако его явный признак — выделение гормонов. Такой взгляд побуждает нас выйти за рамки своих узкоспециализированных подходов и начать диалог с врачами и биологами.
Методы, которыми пользуются психотерапевты, изначально основаны на психологическом знании. Однако эти же методы, задействуя эмоции, оказывают влияние и на гормональную систему. Серж Гингер* утверждает, что гештальт-терапия, воздействуя на головной мозг, изменяет внутреннюю биохимию человека подобно тому, как это делают гормоны и нейро-трансмиттеры.
Иногда гормональная терапия лучше других способов ведет к обретению сексуального желания. В этом случае работа психотерапевта должна идти параллельно с ней. Мало отправить человека на консультацию к врачу, необходимо еще поддержать его решимость и исследовать с ним психологические последствия, вызванные этим затруднением.
Мы обязаны предоставить всю необходимую информацию тем, кто страдает от отсутствия желания. Установлено, что чрезмерное потребление алкоголя, табака или так называемых «легких» наркотиков ведет к сексуальным затруднениям, связанным с появлением желания. Скрытая депрессия, гормональная недостаточность или прием некоторых лекарств также ведут к анафродизии.
Элеонор жалуется на полное отсутствие желания и сообщает мне, что ее муж перестал относиться к ней «как к женщине». Мне известно, что из-за болезни почек она принимает много лекарств. Эти лекарства ей необходимы, но они влияют на ее половую жизнь.
Вначале я прошу ее представить, что ее желание всегда будет ограниченным. Такая работа оказалась для нее сложной, поскольку принятию этого факта предшествует гнев: «Почему я? Почему именно эта болезнь?» Следующая мысль: «Это все, моей сексуальности и всей моей жизни конец». И только после этого появляются силы произнести: «Я больна, и при этом у меня еще есть желание, хотя оно и ограниченно...»
Приятие себя, по ее собственным словам, в качестве «мало желающей» приводит Элеонор к следующему этапу, когда она, очень волнуясь, произносит фразу: «Ведь я — еще женщина». И тогда она отчетливо понимает, что она сама перестала считать себя женщиной, хотя приписывала эти слова своему мужу.
В этой ситуации клиенту необходимы лекарства, поэтому задачей психотерапевта становится исследование психологических последствий этой проблемы. Пройдя путь от нежелания к желанию, Элеонор обнаружила, что может найти здесь свое место и вернуться в мир женщин, из которого она сама себя исключила.

Агрессивность и сексуальное желание
Мы уже видели, сколь сильная связь существует между агрессивностью и сексуальностью. Эта связь особенно заметна на этапе проявления сексуального желания. Любому человеку, будь то мужчина или женщина, чтобы выразить свой сексуальный порыв, нужна доля здоровой агрессивности. Однако возникновение этого порыва может встревожить человека вплоть до полной остановки его сексуального цикла. Тогда отсутствие желания станет способом, позволяющим человеку оградить самого себя от собственной агрессивности.
На семинаре «по сексуальности» Карина заговорила о затруднениях, связанных с появлением желания: «Во время сексуальных отношений мне бывает хорошо только сначала... У меня нет желания, я бы даже сказала, что мне становится скучно от самой мысли о занятии любовью...»
Мы только что завершили сеанс записи фантазий (об этой работе я детально рассказывала в главе 4). И я спрашиваю Карину, понравилась ли ей хотя бы одна из них.
Она говорит мне, краснея: «Сразу несколько, там, где было насилие, но особенно с эпизодами сексуального принуждения».
Тогда я предлагаю ей изобразить эту фантазию для того, чтобы она смогла войти в контакт с тем, что она ощутила. При этом я напоминаю о защитной функции группы, а также о праве сказать «стоп» и немедленно прекратить работу.
Она выбирает в группе одного мужчину и одну женщину; по ее просьбе они начинают принимать многозначительные позы. Я предлагаю ей найти в этой сцене место для себя. В этот момент она снова краснеет и говорит: «Я буду той, кто им приказывает...» За ее словами следует жест, и она встает перед ними, заняв доминирующее положение.
Это проигрывание длилось не больше нескольких минут, но оно произвело сильнейшее впечатление и на Карину, и на других участников группы. Сама же Карина убедилась, что ее желание вовсе не умерло, ведь ее воображение способно с легкостью его воскресить; она просто захлопнула дверь для своих фантазий, потому что считала их слишком агрессивными. Она также получила поддержку во время обратной связи: многие заметили у нее прилив сил, окрепший голос; она также убедилась, что она никого не шокировала (а это было для нее самым важным).
После таких откликов участников группы Карина решает использовать эту энергию для того, чтобы оставить ту пассивную роль, которую она занимает в сексуальных отношениях. Она собирается вместе со своим партнером изобрести сексуальные игры, основанные на ее фантазии, учитывая степень открытости ее партнера к подобным играм. Она также перешла от пассивного отношения: «Мне от этого скучно» к активному: «Я вместе с тобой придумаю сексуальную игру», то есть к такому отношению, которое позволяет проявиться ее желанию.

Тело и заблокированное желание
Иногда о заблокированном желании нам может поведать тело клиента, как в случае с Севериной.
Северина приходит ко мне на индивидуальную терапию. Еще в начале терапии меня поразила ее скованность: она двигалась словно истукан, а садилась, будто кол проглотила. «Я не чувствую себя свободно в этом теле, но обсуждать это мне не хочется», — заявляет она, когда я обращаю внимание на ее походку.
На одном из сеансов она начинает исследовать свою проблему, связанную с сексуальностью: она почти не ощущает сексуального влечения к своему мужу, интимные отношения приносят ей только разочарование, хотя коммуникация в паре, видимо, удовлетворительная.
Я предлагаю ей представить собственное тело и тело своего партнера во время полового акта. Тогда Северина начинает понимать, что у нее зажаты таз и бедра, а ее тело «не умеет шевелиться».
Сближение с другим человеком означает также сближение тел, а Северина стала использовать свою скованность как средство, способное помешать любому сексуальному порыву. Тогда я направляю наше общее исследование на то, что прерывает ее сексуальный цикл прямо перед фазой появления желания. Она быстро вспоминает две фразы, которые она связала со своей матерью: «Нельзя проявлять свое сексуальное желание» и «Женщина, испытывающая желание, — это порочная женщина». Ей вспоминаются комментарии ее матери по поводу одной их соседки, которая жила интенсивной сексуальной жизнью.
После того как Северина смогла твердо сказать: «Глубоко внутри меня есть сексуальное желание, и это прекрасно», ей предстояло проявить желание своим телом, рискуя при этом шокировать свою мать. Северина, очень волнуясь, с необычной для нее креативностью начинает воплощать свое желание. Этот сеанс стал для нее началом внимательного отношения к своему телу: она занялась физическими упражнениями и африканскими танцами.
Северина прерывала свой сексуальный цикл прямо перед этапом появления желания, которое она подавляла, напрягая все свое тело, но особенно таз и бедра. В основе такого подавления лежат мощные интроекты. И возможность принимать решения Северина обретет только в результате многоуровневой терапии, включающей работу как с телесными зажимами и напряжениями, так и с ее предрасположенностью проглатывать целиком ядовитые слова и фразы.

Затрудненная эрекция
Сейчас речь пойдет о мужчине, который испытывает затруднения на фазе сексуального цикла, следующей за появлением желания, то есть на той фазе, когда становятся заметны телесные проявления возбуждения. Мы так подробно говорим об этом, потому что часто можно услышать, что если у мужчины нет эрекции, значит, он не испытывает сексуального желания. На самом деле, он может ощущать сильное желание, но не будет при этом способен выразить его телесно, то есть через эрекцию.
Жерар уже два года приходит ко мне на сеансы психотерапии. Однажды, едва поздоровавшись со мной и сказав, что хотел бы обсудить свои сексуальные проблемы, он внезапно заявил: «Теперь я — импотент». Мне не нравится слово «импотент», оно слишком общо и имеет пренебрежительный оттенок , но я ничего не говорю об этом Жерару, давая ему возможность полностью высказаться на заявленную им тему.
Когда он изложил ситуацию и все свои беспокойства, я предлагаю ему рассказать о своем желании, поговорить о нем, реабилитировать его. Жерар удивленно смотрит на меня, так, словно я ничего не поняла из его слов. Ведь он считает, что если у него не встает половой член, то все кончено... Но я продолжаю настаивать и повторяю ему, что мне хотелось бы обсудить вопрос о его сексуальном желании... Он соглашается, и мы отправляемся на встречу с его желанием. Жерар удивлен тому, что способен ощутить его, вспоминая об одной вечеринке и о встрече с той женщиной, к которой он ощутил влечение. Итак, хотя сексуальный цикл и обрывается из-за трудностей с эрекцией, желание все-таки возникает.
На следующем сеансе я узнаю от Жерара, что у него есть проблемы с щитовидной железой. Я информирую его о том, что такие проблемы отражаются на эрекции, а сама учитываю их в последующей работе. Поэтому мы исследуем его желание и мужскую потенцию, понимая при этом, что у него еще некоторое время будет сохраняться затрудненная эрекция.
Войдя в контакт со своей потенцией, Жерар наконец-то смог оставить выражение «Я — импотент». И ему стало проще говорить о своих проблемах, связанных с эрекцией,
В таких деликатных ситуациях во избежание инвалидиза-ции и желания, и эрекции необходимо их разделять, но в данном случае Жерару следует обратиться еще и к врачу, чтобы понять, может ли медицина компенсировать последствия заболевания щитовидной железы.

Убийца желания — рутина
Пары, решившие начать совместную жизнь, обычно сталкиваются с тем, что влюбленность и страсть постепенно сменяются повседневными заботами и привычками. И случается, что желание начинает затухать...
Пьеретта касается этой темы на семинаре. Они женаты с Шарлем уже десять лет, она любит мужа и удовлетворена созданной семьей. Но она констатирует, что у нее больше не возникает сексуального желания, а секс запрограммирован по просьбе Шарля на субботний вечер...
Произнеся это усталым голосом, она добавляет: «К тому же мы никогда не меняем позу!»
Пьеретта сначала взяла на себя долю ответственности, перестав перекладывать ее целиком на Шарля, затем она сумела мобилизовать свое желание, придумав нестандартные ситуации, акробатические позы, неожиданные детали. Для этого она попросила помощи у группы, которая с радостью откликнулась, и ее участники, соревнуясь между собой в креативности, много и весело работали. Пьеретта ощутила, что ее энергия изменилась, когда она превратилась в актрису и перестала жаловаться.
Вся проблема рутины состоит в том, что человек, перестав ощущать собственную ответственность, начинает жить по привычке или в соответствии с желаниями других людей, все больше погружаясь в губительную конфлуэнцию*: «Мы занимаемся любовью по субботам», не очень хорошо понимая, чего желает один и чего — другой. Путь к креативности и к обретению способности совершать выбор очень увлекателен, но иногда ведет сквозь этап значительных конфликтов, ведь преодолеть конфлуэнцию не всегда просто!'

Сексуальное желание и менопауза
Женщины стали с большей легкостью говорить о менопаузе; возможно, это следствие роста публикаций на эту тему в широкой прессе. Представленные в ней мнения женщин очень разнятся: для одних менопауза связана с усилением сексуального желания, для других это трудный период, сопровождающийся депрессией и значительным ослаблением желания.
Вот что писала Хелен Каплан** в 1974 г.: «Если некоторые женщины отмечают ослабление сексуального желания, то большинство их ощущает его усиление в тот год, на который приходится начало менопаузы». Действительно, если обратиться к физиологии, то во время менопаузы либидо теоретически должно усиливаться, так как эстрогены больше не мешают действию андрогенов. Однако при этом в ход вступают и другие факторы: у кого-то возникает депрессия, другие страдают от отсутствия партнера.
Конфлуэнция — одна из форм нарушения контакта, когда граница между организмом и окружающей средой стирается: например, путаница между потребностями данного человека и потребностями его партнера. Kaplan H. La nouvelle therapie sexuelle. Paris: Bucher Castel, 1979.
Прошло тридцать лет. Что изменилось с тех пор? Похоже, что женщинам действительно стало проще говорить об этом периоде, а их сексуальная жизнь после менопаузы обрела большую ценность. Однако самым главным новшеством стал поиск заместительной гормональной терапии. В этом вопросе мнения расходятся: от необходимости применения растений и, в частности, препаратов сои, до использования синтетических гормонов. Прежде врачи широко рекомендовали все эти лекарства, теперь же выяснилось, что их применение связано с определенным риском.
В этом вопросе мы стремимся не придерживаться какой-то определенной позиции, а понять, что может представить клиенту психотерапия в этом периоде его жизни и каковы основные темы, которые поднимают женщины на этом этапе.
Беатрис трудно принять тот факт, что она больше не сможет рожать и что это необратимо. Пока что речь не идет о ее желании; она заговорит о нем позже, тогда, когда сможет принять тот факт, что ей больше не забеременеть.
В данном случае мы затронули вопрос, связанный с завершением или конечностью, который уже обсуждали в главе 2. Беатрис реагирует именно на эту экзистенциальную данность. Мы уже касались с ней этой темы, обсуждая в ходе ее терапии вопрос о ее увольнении после закрытия предприятия, на котором она работала. И на этот раз, с наступлением менопаузы, вопрос завершения и конечности снова вышел на передний план. Возможность обсудить это с женщиной своей возраста даст ей дополнительную поддержку и поможет принять неизбежное.
Бландин 51 год, посещать психотерапевта она начала лишь несколько недель назад и почти сразу же заявила: « Моя сексуальность мертва», добавив: «Сухость во влагалище вызывает только неприятные ощущения; у меня совсем пропало желание... Все, это конец». Меня тревожит ее грустный голос: возможно, это признак депрессии. И я делюсь с ней своими ощущениями.
Бландин признает, что находится в депрессивном состоянии, сравнивая мою энергию со своей и вспоминая о том, что когда-то и она была более энергичной.
Она касается трудностей, возникших в ее паре, и того, как они отражаются на сексуальности, а после начинает говорить о своем гневе на мужа. Несмотря на мою поддержку, ей трудно высказаться, так как ее агрессивность полностью подавлена депрессией.
Необходимы долгие месяцы психотерапии с параллельным медицинским сопровождением, чтобы у нее прекратились перепады настроения и наметился выход из депрессии. Только после этого она вернется к сексуальному затруднению, о котором заявила в начале терапии.
Бландин говорит, что она не возбуждается. Это признак депрессивного состояния. Мы думаем, что выход из депрессии может улучшить ее сексуальность, при этом необходимо учитывать и взаимодействие других факторов (проблему отношений в ее паре и вероятность гормонального дисбаланса).
Она вернется к первоначально заявленному сексуальному затруднению, чтобы открыть для себя, что может говорить о своем желании и тем самым дать ему право на существование несмотря на то, что ее тело не всегда выражает возбуждение. Научившись различать желание и возбуждение, она стала выделять в своей проблеме вопрос качества отношений внутри пары. Вдобавок ко всему я предлагаю ей подумать о поддерживающей терапии и о посещении врача.
А у Мартины есть масса штампов и готовых представлений о женщине в период менопаузы; она их связывает с женщинами из ее семьи, нередко говоривших: «Сексуальная жизнь кончается», «Мы больше не интересуем мужчин», «Мужчины предпочитают молодых»...
Осознав свое место в ряду всех этих женщин и свою склонность принимать все, что ей говорят, Мартина стала изучать эти фразы, стараясь понять, какие эмоции они у нее вызывают, и отбросить те из них, которые она воспринимает в качестве посторонних, не присущих именно ей.
У Анн-Мари менопауза началась как раз в тот момент, когда ее дети оставили родительский дом и начали самостоятельную жизнь. Она ощущает себя абсолютно ненужной и подавленной. «Мой дом пуст, с мужем мы никогда не были особенно близки, а тут еще и тело меня подвело!» —; говорит мне она.
Анн-Мари поднимает тему смысла жизни, а это намного шире проблем менопаузы. В главе 2 мы уже говорили, что такие трудности нередко возникают с уходом детей и даже получили название «синдрома пустого гнезда». Менопауза, пришедшаяся на этот момент, только подтолкнула Анн-Мари к решению вопросов, о которых она уже долгое время старалась не думать.
Ослабление желания при менопаузе — не фатальность, и тому есть много примеров. В этой ситуации только рассматривая каждого человека в целостности, мы поможем ему понять причины и смысл ослабления его желания: возможную связь этой ситуации с депрессией, ее место в аффективной жизни человека и ее влияние на совершаемые выборы. Однако, исследуя эти вопросы, нельзя забывать и физиологических аспектах проблемы.



Комментариев нет:

Отправка комментария