Глава 10. Сексуальные "пряности" (Мастертон Г. - Как свести с ума свою любовницу)

За границами "повседневного секса" (если мне будет позволено так выразиться) лежит бескрайняя страна ничем не лимитированных возможностей. Единственное, что ограничит вас — это законы природы (физиологии, в частности) и то, пожелает ли дама поучаствовать в ваших забавах.
У каждого из нас есть свои вкусы и фантазии. И если у вас есть любимые эротические "картинки", которые вы любите проигрывать в своем воображении, но будучи "облеченными в слова", они покажутся дикими — это всего лишь нормально. Кстати, большинство из этих "разнузданных" картинок, которые рисует наше воображение, так и остаются фантазиями. Это зачастую куда сильнее возбуждает, чем если мы воплотим их в жизнь. Я сталкивался со многими людьми — и мужчинами, и женщинами, — которые, попробовав всякие штучки с кнутами и ремнями, вдруг обнаружили, что просто воображать себя в подобных ситуациях куда интереснее.
Запомните: вы всегда можете разделить свои сексуальные фантазии с партнершей, если будете просто беседовать с нею обо всем этом. Все, что вам следует сделать, — это уговорить ее поделиться своими фантазиями — ну, а потом вы смело можете излагать все то, что возбуждает вас. Удивительно, сколько людей понятия не имеют о самых "захватывающих" любовных фантазиях своих половин! Хотя почти у всех есть "встроенное видео", на экране которого можно проигрывать эти картины.
"Я люблю воображать, будто осталась голая на улице перед закрытой дверью своего дома, — говорит Джулия, двадцатипятилетняя танцовщица из Санта-Фе. — Допустим, я выскочила лишь на минутку, чтобы снять белье с веревки, — и дверь захлопнулась, а я голышом! Попасть в дом нет никакой возможности. Ну, я иду к соседке, но ее нет дома — так только ее муж, да еще трое его дружков — здоровенные такие парни, толстобрюхие и с кулаками, похожими на ощипанных индеек. Они увидели меня из окна, выскочили во двор и обступили меня — а я стою, совершенно голая, и пытаюсь хоть как-то прикрыться. А они, не говоря ни слова, расстегивают штаны и подступают ближе... Я вижу их огромные, напряженные ярко-красные члены. Они швыряют меня на землю и делают со мною все, что только мужчина может делать с женщиной. Вначале они, один за другим, овладевают мной, потом переворачивают меня кверху попой — ну, и сами понимаете... Потом они уходят, оставив меня, лежащую в пыли... А теперь посудите сами — хочется ли мне, чтобы что-нибудь подобное произошло со мной наяву? Но воображать все это невероятно здорово. И когда я рассказала своему последнему другу обо всем этом, он подхватил меня, выволок из дому и затащил в гараж. Там он вытащил из машины одеяло, бросил его на пол — и мы с ним занялись любовью прямо там, в гараже, на полу. Я испытала все ощущения из моей фантазии — все, кроме чувства подлинной опасности. И, я думаю, это единственно правильный подход — проиграть все, не переступая грани разумного".
Мудрые слова, детка! Если вы будете чересчур стараться воплотить свои эротические мечты в жизнь, они могут стать не только отвратительными, но — что куда хуже — превратиться в навязчивую идею. А тогда и до психушки недалече... Я всецело приветствую разыгрывание целых спектаклей в спальне — например, муж изображает воина, а жена — пленную рабыню. Мне приятно слышать, что парочка одевается в причудливые костюмы или занимается любовью в весьма "рискованных" местах — к примеру, в поезде, в такси, в городском парке... Я сам вдохновенно убеждал многие супружеские пары заняться сексом вне дома — например, назначить друг другу свидание в незнакомом мотеле и делать вид, что они видят друг друга впервые. Но если такие штуки становятся неотъемлемой частью повседневной жизни, насущной необходимостью, а вовсе не "сексуальной пряностью" — самое время призадуматься и пересмотреть отношение друг к другу.
Хотя в большинстве случаев творческий подход к сексу работает великолепно. Вы можете творить чудеса! Вы — два взрослых человека, и к тому, чтобы испытать все, что вы хотите, нет никаких препятствий. Вы вправе даже пойти в театр, накинув пальто прямо на голое тело.
А теперь давайте обратимся к письмам тех, кто сполна вкусил изысканного секса. Вот что пишет Джок, тридцатитрехлетний сотрудник автомагазина из Нью-Джерси: "Мне всегда очень нравилось смотреть на девочек, одетых в черный облегающий эластик — знаете, в масках... ну и прочее. Мы жили с Лизой уже почти год, когда я впервые заикнулся об этом. Мы просто наткнулись на статейку в каком-то журнале о моде на черный эластик — в нем тогда щеголяли топ-модели, рок-певицы и так далее. Я ткнул пальцем в фотографию девушки в обтягивающем эластичном платьице и сказал: "Слушай, Лиза, здорово было бы поглядеть на тебя в таком!" Кажется, мы допивали уже третий мартини со льдом — и вот я рассказал ей, какие чувства пробуждает во мне этот блестящий черный эластик. Она спросила: "Хочешь, я попробую?" Я ушам своим не поверил! Я пожал плечами и сказал: "Ну... э-э-э... если ты сама хочешь..." Но она возразила: "Если хочешь, чтобы я это надела — скажи, только напрямик". Я утвердительно кивнул. Я заказал каталог — там полно было шмоток в этом стиле. Мы вместе просматривали его — черт меня побери, а краснел как мальчишка. А тут она сказала: "Выбирай что хочешь — не стесняйся, ведь я делаю это для тебя". Я выбрал черные чулки, майку из облегающего эластика, оставляющую открытой грудь, и черные трусики. Кстати, о трусиках: они были устроены так: внутри были два эластичных мешочка — один "заправлялся" во влагалище, а другой — в анальное отверстие. Ну, не знаю, как объяснить — это видеть надо... Я не знал, как отреагирует Лиза, но она сказала: "О'кей". Я заплатил девяносто пять баксов и выслал по почте чек. Посылка так долго шла, что я успел позабыть обо всем этом. Но вот однажды я вернулся с работы — и обнаружил Лизу, встречающую меня в холле. На ней была эта блестящая облегающая маечка — груди вызывающе торчали наружу, а соски были такие острые и твердые... Я никогда не видел прежде, чтобы они были такими — а может, это просто была игра воображения. Она уже натянула те самые "хитрые" трусики, а ноги ее были обтянуты чулками. Она улыбнулась, подошла ко мне, обняла меня — она была крайне взвинчена. Видно было, что она хочет, чтобы я "взял" ее прямо здесь, в холле. Но все же я отнес ее в спальню — и даже если бы существовал закон, преследующий тех, кто овладевает одетой женщиной и карающий за это смертью, я пренебрег бы им... Я уложил ее на постель, взобрался на нее — я обнимал и целовал Лизу, а она крепко обхватила меня ногами. Они были такие скользкие и гладкие в эластичных чулках, и меня с ума сводил специфический запах эластика. Я целовал ее груди и посасывал соски — грудь выглядела внушительной как никогда на фоне обтягивающей черной маечки — белая на черном фоне. Когда я стал стягивать с нее трусики, я увидел, как из нее медленно выходят два черных "мешочка" — такие гладкие и блестящие. Я поскорее освободил Лизу от трусиков — ее влагалище было очень влажно и словно дышало жаром... Я ввел в него свой напряженный член — и мы любили друг друга до потери сознания. Вот это была ночка! Мы даже ужинать не стали в тот вечер. Мы обезумели. Перебрали все известные нам способы совокупления, все эротические забавы — до тех пор пока весь этот черный эластик не промок насквозь от наших "любовных соков", слюны и пота. Эта ночь была потрясением и откровением для нас обоих. Теперь Лиза время от времени надевает весь этот манящий эластик, но я никогда не настаиваю, чтобы она это сделала. Если она будет это делать чересчур часто, исчезнет элемент новизны. А ведь это самое ценное в сексе..."
Интересно отметить, что, как только Джок "исполнил задуманное", первое очарование быстро улетучилось. Многие женщины избавились бы от переживаний по поводу сексуальных причуд своих любимых, если бы отчетливо понимали, что лишь немногие мужчины — истинные фетишисты и лишь единицам для того, чтобы получить полное удовлетворение, надо одеть женщину в обтягивающий эластик. Но есть известный эротизм в незнакомых запахах, странных тканях и неизведанных ощущениях... Если вам хочется что-то попробовать — пробуйте на здоровье! Самое худшее, что может случиться, — вы вдруг обнаружите, что на самом деле это вам вовсе не нравится.
Если у вашей женщины есть какая-нибудь сексуальная прихоть, вы должны помочь ей испытать то, что она хочет (ведь вы хотите, чтобы женщина шла навстречу вам, не так ли?). Раскрою тайну: восемьдесят пять процентов опрошенных мною представительниц прекрасного пола признались, что, если бы их мужья или друзья проявляли интерес к их сексуальным фантазиям, они пошли бы на все ради них.
Итак, озаботьтесь тем, чтобы женщина призналась, что ее больше всего "заводит", и предложите это разыграть. А можно просто снять на видеокамеру ваш любовный акт, и включить кассету, когда вы будете заниматься любовью в следующий раз. Огромное количество женщин, увидев подобный "фильм", признались, что это для них настоящее откровение. Они и не подозревали, как выглядят во время совокупления, а многие так просто впервые увидели свою вульву. "Будто бы я до сих пор занималась любовью с завязанными глазами!" — говорит тридцатишестилетняя Рене, администратор отеля из Сан-Франциско.
Частенько женщины воображают, будто их привязывают к постели и потом занимаются с ними сексом — а они ничего не могут сделать, чтобы остановить возбужденного самца. Одна женщина рассказала, что любит, когда муж привязывает ее нагую к столбу на заднем дворе их дома — ну, как в фильмах про индейцев. Потом муж уходит, никогда не предупреждая ее, когда появится. Иногда он занимается чем-нибудь в доме, а порой уезжает на автомобиле. Однажды он решил немножко выпить с друзьями — слегка увлекся, и она оставалась привязанной к столбу и беспомощной около трех часов. "Это было страшно и эротично — и то и другое разом. А если бы кто-то чужой вошел во двор? Ведь был белый день! Я ничего не смогла бы сделать, чтобы противостоять насилию. Но вот возвратился муженек и исполнил все, что подсказала ему его фантазия. Именно то, что я не знаю, когда он придет и что будет делать, и возбуждает меня сильнее всего".
Подобные игры с привязыванием могут очень возбудить обоих партнеров. Джскки из Миннесоты обожает крепко-накрепко привязывать любовника к кровати и ласкать ртом его член. Она подводит его вплотную к оргазму — и уходит из комнаты. Затем возвращается и повторяет все сначала. И так много раз. "Я могу так забавляться часами, и в конце концов он начинает умолять меня о пощаде — и тут я "делаю ему одолжение" и довожу его до оргазма. Невероятно, но сперма забрызгивает всю комнату!" И в этой области есть несколько железных правил, которые обязаны соблюдать даже самые изощренные садомазохисты:
1. Прибегать к связыванию надо лишь тогда, когда оба партнера этого хотят, "находясь в здравом уме и твердой памяти".
2. В области шеи не должно быть никаких веревок.
3. Связывайте партнершу так, чтобы она могла свободно дышать.
4. Никогда не оставляйте партнершу связанной без присмотра (это правило не было соблюдено мужем моей корреспондентки, но ей крупно повезло. Представьте, что некто незнакомый все-таки вошел во двор и нашел ее, связанную!)
5. Никогда не пользуйтесь сложными узлами и замками, которые "заедают". Все должно развязываться и расстегиваться без малейших усилий!
6. Никогда не забавляйтесь подобным образом, если вы пьяны! Необходима ясная голова, иначе последствия могут быть самые печальные.
7. Еще до начала игры договоритесь о том, что по первой же просьбе или молчаливому сигналу вы освободите партнершу. Это непременное условие.
Если вы будете следовать всем этим, в сущности, несложным рекомендациям, то забава может быть весьма эротичной и увлекательной. Кстати, совсем забыл: используйте для связывания гибкие шнуры из териленового волокна — такими пользуются яхтсмены. Они не разорвутся и не оставят царапин на нежной коже. К тому же узлы на териленовой веревке гораздо легче развязать, чем на обычной.
Когда один из вас связан, другой (или другая) может делать все, что в голову взбредет — допустимы мастурбация, оральный секс, имитация насилия... Тина, двадцатичетырехлетняя домохозяйка из Калифорнии, рассказывает: "Брэд натирает меня всю с головы до пят массажным маслом, в то время как руки мои связаны за спиной. Он нежно и сильно сжимает мои груди, ласкает промежность — я просто молю его порой овладеть мною! Причем ощущения от массажа, когда я связана, совершенно другие — куда острее. Заводит это ощущение рабской покорности мужчине, делающему все, что ему вздумается".
Некоторым женщинам нравится, когда мужчина причудливо одевается перед любовным актом. Если женщине и впрямь этого хочется, почему бы вам не подчиниться? Вот письмо от двадцативосьмилетней Лавинии, парикмахера-стилиста из Лос-Анджелеса: "Уж и не знаю, откуда взялась эта фантазия... Но меня всегда очень волновала мысль, как бы это увидеть мужа, моего Питера, в женском нижнем белье. Глупо звучит, правда? Но частенько, лежа в постели, я воображала, что занимаюсь сексом с мужчиной, одетым так. В конце концов, однажды, когда мы с мужем гуляли по берегу реки, я сказала ему об этом. Долгое время он молчал — я решила, что он рассердился. Но минут через пять он заговорил: "Ну, если это тебя заводит... Ты этого хочешь, а я ничего против не имею. Поиграем..." Мы пошли с ним в магазин и купили роскошные черные чулки, черный кружевной пояс и прозрачные бикини. Мы вдоволь посмеялись — это было и сексуально, и смешно... И в тот же вечер Питер натянул эти чулки и пояс, вот только в бикини не влез — мешал его довольно большой член. Да, вид у него был довольно-таки идиотский, но все же мы оба возбудились. Я велела ему спуститься в таком виде в кухню и приготовить мне чашечку кофе. Затем я приказала ему лечь на кровать, взобралась на него сверху и "овладела" им, если можно так выразиться. А потом настояла, чтобы он лег спать, не снимая чулок... Мы никогда больше этого не повторяли. Это было и странно, и заводило необычайно. Но ведь мне не стоит заниматься психоанализом, не так ли?"
Ваши сексуальные взаимоотношения с женщиной будут развиваться и прогрессировать по мере того, как вы будете вводить в любовные игры что-нибудь новенькое. Ведь большинство из подобных глупостей — это всего лишь попытки удовлетворить сексуальное любопытство: интересно же попробовать вкус "любовных соков" друг друга, исследовать гениталии, попутно выясняя, какие манипуляции сильнее всего возбуждают. Мне показалось интересным, что многие семейные пары, поизощрявшись какое-то время, вернулись к "старому доброму сексу". Иными словами, "хорошенького понемножку". Они поняли, насколько далеко, в принципе, могут зайти — и предпочли прежние ласки, щедро дарящие обоим любовь и душевную близость.
Но все же, думаю, вам следует испробовать как можно больше тонкостей и нюансов. И если вы приглашаете женщину в путешествие, вы должны оба вернуться, обогащенные глубочайшим сексуальным взаимопониманием. Ирис тридцать один год, она секретарша, живет в Нью-Йорке. Вот что она рассказывает: "Мы жили с Крисом четыре месяца. Причем выделывали в постели все, что только можно выдумать. Мы обожали друг друга — простите, трахались в любом месте и в любое время. Многое из того, что мы проделывали, было и впрямь грязно — если об этом размышлять за чашечкой чая. Однажды он овладел мною, когда я, стоя на кухне, готовила плов для его матери. Сама она находилась в то время в гостиной и могла войти в любое время! Но он задрал мне сзади платье, всунул член в меня и "занимался делом", пока я колдовала над рисом. И потом я сидела за столом, болтая с его матушкой, а по моим бедрам стекала сперма... А однажды, когда он сидел в ванне, весь намыленный, я ворвалась к нему, встала ногами на края ванны, подняла юбку — и описала его всего, прямо через трусики! И знаете, что он сделал? Задрал голову, раскрыл рот и стал хватать губами струйки. Мы частенько отчибучивали нечто в этом духе. Мы были просто созданы друг для друга — как звери одной породы. В конце концов, мы просто устали. Ведь нельзя же так прожить целую жизнь — да этого и не нужно. И знаете, чем все это кончилось? Уже поняли? Мы взяли — да и поженились".
Я часто задаю вопросы, касающиеся так называемого "водного спорта". Имеются в виду сексуальные игры, компонентом которых является мочеиспускание. Для некоторых любителей в этом заключено немало эротических удовольствий. Множество видеофильмов, книг и журналов посвящено этой теме. Для большинства пар в том, чтобы пописать на виду у партнера или даже на него, заключен богатейший источник удовольствий. Это попрание запрета, уходящего корнями в раннее детство: когда нас усиленно приучают к горшку, при этом внушая, что описаться — это ужасно стыдно. Так что, если хотите — попробуйте. Лучшее место для подобных занятий — это душевая или ванная комната, хотя многие любят заниматься этим на свежем воздухе. Что же до проглатывания мочи, то, будьте уверены, небольшое ее количество вашему здоровью нисколько не повредит. Но предупреждаю: занимайтесь такими вещами только с тем, в чьем здоровье вы уверены на тысячу процентов! Точно так же, как садомазохизм, "водный спорт" обычно не становится неотъемлемой частью сексуального общения — большинство пар прибегают к нему лишь время от времени, когда у них соответствующее настроение.
Рассказывает двадцатипятилетняя Макаэла из Чакаго: "Мы с Сэмом жили вместе около месяца к тому времени, как впервые вместе "приняли душ". Ну, мы это так называем... мы всегда мылись по утрам в душе вместе, перед тем как уйти на работу. У нас в ванной всегда очень светло, особенно летом — в ней окно во всю стену. Однажды я стала намыливать член Сэма медленными чувственными движениями, и он стал быстро твердеть. Но вдруг Сэм сказал: "Мне нужно по-маленькому. Пусти-ка, я выйду на минуточку". Но я сказала: "Зачем? Писай на здоровье прямо здесь!" Он послушался, и я была заворожена видом горячей струйки. Я протянула руку, подставляя под нее пальцы.
Через несколько дней, когда мы снова были вместе в душе, я спросила, не хочет ли он пописать. Он сказал, что не хочет, но я попросила: "Ну пожалуйста, сделай это для меня!" Он согласился, а я опустилась на колени, взяла его член и направила струйку прямо на свою обнаженную грудь. Ну, а потом это стало нашей обычной игрой. Я просила его помочиться мне на лицо, на волосы — а иногда мы менялись ролями. Через пару месяцев мы прекратили эти забавы — просто выдохлись. Да и захотелось попробовать чего-нибудь новенького. Думаю, ничего в этом дурного нет. Это так возбуждало... Вот если бы возникла необходимость делать это всякий раз — тогда появилась бы проблема. Но ведь у нас это была всего лишь игра. Мы оба чувствовали себя детьми — как, думаю, большинство любящих друг друга".
Линда Лавлейс рекомендует мужчине мочиться непосредственно во влагалище партнерши, а одна из опрошенных мною женщин сказала, что ее мужу нравится, когда она писает во время оргазма. Некоторым мужчинам приятна клизма (!), но это не самая удачная забава, особенно в обществе новой подружки.
Вы легче всего сможете свести с ума женщину в постели, если будете нежны, заботливы и изобретательны. Воспринимайте совокупление не как нечто "отдельно взятое", а как естественное завершение проведенного вместе восхитительного дня или вечера.
Ведь любовный акт на самом деле начинается задолго до того, как вы ложитесь в кровать. Создайте женщине настроение — подарите цветы или какую-нибудь милую вещицу (даже если вы двадцать лет женаты, это не повредит) и — осыпьте ее комплиментами! Дайте ей понять, кик вы хотите ее и как нежно заботитесь о ней.
Будьте изобретательны! Займитесь любовью с подругой в столовой — для разнообразия, или на заднем сиденье автомобиля, когда вы будете ехать в магазин. Снимите номер на ночь в незнакомом отеле, пригласите ее на ужин и лишь затем проводите в спальню. Относитесь к ней как к богине. Относитесь к ней как к рабыне. Но непременно распалите ее сексуальное воображение!
Вот что пишет Эдди, тридцатитрехлетний инженер-конструктор из Сан-Диего: "Я почувствовал, что наша интимная жизнь становится серой. И вот что я придумал. Я пригласил Джилл отужинать в отеле на берегу моря. Я устроил так, что во время ужина метрдотель внес роскошный букет орхидей и поставил рядом с ней. А после ужина я сказал: "У меня есть для тебя сюрприз". Мы поднялись в лифте на самый верхний этаж, я открыл дверь — и нашему взору предстал прелестный "номер для новобрачных". Там были и цветы — море цветов, и шампанское, а на постели лежало новенькое жемчужное ожерелье. У Джилл в тот день не было никакой знаменательной даты, да и у меня тоже — это был обыкновенный день, как и множество других... Но я сказал Джилл, что это ее вечер, потому что она восхитительна, и что я сделаю все, чего бы она ни захотела. Она тут же сказала: "Давай займемся любовью. Возьми меня". Но я нежно раздел ее, уложил на кровать и сказал: "Ты принцесса, а я — твой раб. И мой долг — подарить тебе столько оргазмов, сколько будет в моих силах". Я стал целовать и ласкать ее, а потом склонился к промежности и заработал языком. Она была немного пьяна от шампанского: вскрикивала и пыталась вырваться, но я не выпускал ее. Я ласкал ее языком, пока у нее не наступил оргазм, но я не останавливался — и она испытала второй, а потом и третий... Нужно оговориться: никогда прежде я ничего подобного не делал, но в тот же вечер я посвятил себя всецело ей, стараясь сделать ее счастливой. Потом я ласково овладел ею, двигаясь так медленно, как только мог, и она сказала: "Я хочу наверх..." Мы переменили положение, она уселась на меня сверху и начала ритмично двигаться, сжимая мой член мускулами влагалища, и вот наконец я почувствовал, что сдерживаться больше не могу. Мне показалось, что мои яички просто взорвались — так это было сильно. Но она немедленно оседлала мою грудь и сказала: "Давай-ка снова", — после чего раздвинула пальчиками губки влагалища и подставила его моему языку. Я начал ласкать ее снова, и ее любовный сок, смешанный с моей спермой, капал мне на подбородок. Через полминуты у нее наступил оргазм — она упала на постель в полнейшем изнеможении. Я нежно обнял ее и — знаете, мы не были так близки уже очень давно. Месяцы, а возможно, даже годы... В эту ночь я вновь овладел ею, полусонной, а перед тем, как принесли завтрак, я опять распалил ее при помощи пальцев, а потом мы снова страстно предались любви. Мы покидали этот номер для новобрачных, чувствуя себя так, будто и впрямь лишь вчера поженились. Да, разумеется, все это стоило приличных денег — но лучше сэкономить на нескольких обыкновенных обедах, скопив денежки на такой восхитительный вечер. Как свести женщину с ума в постели? Да, я свел с ума мою жену — и она была мне не просто женой, а еще и чувственной, потрясающе красивой женщиной с великолепной фигурой, нежнейшей кожей и океаном страсти в душе. И добиться такого успеха может каждый. Абсолютно любой и в любое время!"
Залогом успеха Эдди было полное осознание им важной истины: если мужчина хочет свести в постели женщину с ума, то его действия в этом направлении должны начинаться задолго до того, как оба войдут в спальню. Женщины дорожат сексом не меньше, чем мужчины. Они могут насладиться и молниеносным половым актом, когда мужчина лишь расстегивает молнию на брюках, и оба остаются одетыми. Такие ситуации описывает Эрика Джонг в своем нашумевшем романе "Боязнь полета". Но если вы хотите по-настоящему свести с ума вашу подругу, если вы хотите, чтобы она и впрямь получила от секса все, что можно и нельзя, — вы должны начать пробуждать ее чувства и чувственность задолго до того, как коснетесь ее клитора. Даже самый поспешный половой акт в необычных или даже экстремальных обстоятельствах может принести наслаждение — но только тогда, когда этот акт является составной частью воистину близких и теплых отношений между двумя людьми. И вовсе не обязательно, чтобы эти отношения были долгими. Порой достаточно и нескольких минут, чтобы возникла душевная близость, но только последнее гарантирует вам успех на сто процентов.
То, как вы будете "безумствовать" в постели, зависит лишь от вашего воображения. Других ограничений нет. Так что самое время послушать, как три женщины описывают кульминационные моменты их сексуальной практики — когда их мужья или любовники заставляли их почувствовать, что "вселенная раскалывается на части".
Энни из Калифорнии, ей девятнадцать: "Кейт положил на меня глаз в маленьком книжном магазинчике, который одновременно служит и кафе, и автобусной остановкой, и излюбленным местом встреч молодежи. Кейт не из нашего городка, он приехал погостить к другу — зашел в магазинчик просто, чтобы потусоваться. Наши взгляды сразу же встретились. Он сказал: "Привет!" — и я ответила: "Привет". Мы тут же начали болтать. Мне он сразу понравился. Вы бы не назвали его красавчиком, но в его взгляде было что-то такое особенное — в общем, я быстро почувствовала себя с ним свободно. Он все время улыбался, говорил со мной запросто — и еще у него потрясающее чувство юмора! У меня от его шуточек все время рот был до ушей. А мне всегда нравятся мужчины, которые меня веселят. Он сказал, что хочет приготовить какое-то немыслимое блюдо для ленча, и не буду ли я любезна присоединиться к нему. Ведь он всегда готовит столько, что сам не может все съесть. Я сразу же согласилась. Мы с ним купили большую бутылку дешевого красного вина и пошли домой к его дружку. А тот как раз в этот день был в Сан-Франциско. Кейт состряпал что-то и впрямь несусветное, но ужасно вкусное — пока блюдо готовилось, мы потягивали винцо и болтали. Когда все было готово, он накрыл столик на веранде. Он окинул взглядом все это великолепие и произнес: "Идиллическая картинка! Отличный ленч, отличное вино и самая красивая на свете девушка! Чего еще желать?"
Ей-Богу, это был волшебный день... После ленча мы очень долго бродили, он хотел как можно больше узнать обо мне — волшебство длилось и длилось... Он все время был забавен и потрясающе интересен. Вначале мы взялись за руку, потом он обнял меня за талию, а потом... я даже не заметила, как это произошло — мы стояли и целовались. Он оторвался от моих губ и произнес: "Ни одна девчонка за всю мою жизнь так не околдовывала меня с первой встречи". Мы вернулись в дом его друга, еще немножко выпили и снова стали целоваться. А потом он расстелил прямо на веранде индийское покрывало — как раз на то место, которое было ярче всего освещено солнцем. Он поцеловал меня и расстегнул блузку. Обычно я не ношу лифчика — он сразу же нежно накрыл ладонями мои груди, стал ласкать мои соски — и по всему моему телу побежали теплые волны... Он расстегнул мой ремень, снял с меня джинсы и поцеловал туда — и вообще всюду, куда только мог достать. Потом он разделся, скомкал рубашку и брюки, швырнул все это в палисадник и расхохотался. Он оказался удивительно стройным и сильным, а член его был невероятно возбужден. Мы с ним легли на индийское покрывало, он целовал меня и нежно гладил мое тело. Он говорил: "Ты — мое блаженство..." — и ласкал мою грудь, пока я не стала выказывать нетерпение. Тогда его руки скользнули мне между ног, и я содрогнулась. Когда он дотронулся до моего влагалища, он сделал это так нежно... Лишь один его палец скользнул внутрь, и на меня словно пахнул теплый ветерок. Он склонился надо мной, приоткрыл рукой мою вульву и медленно ввел в меня свой член — так медленно, что я с трудом сдержалась, чтобы не треснуть его по башке: мне хотелось, чтобы он вошел в меня незамедлительно и быстро. Он все время двигался так грациозно и ритмично, не переставая говорить мне, что он чувствует, какие чудеса я с ним творю... Его возбуждение заводило меня еще пуще. Оргазм у меня наступил, когда я этого меньше всего ожидала. Свет вдруг померк. Мгновение я не знала, где нахожусь — на этом свете или уже на том. Все, что я ощущала — это как его член движется во мне, и это казалось центром мироздания. Через мгновение я во весь голос закричала — уверяю вас, я не осознавала что делаю, — и почувствовала такое, что при всем желании не могу описать. Я так содрогалась, что его член выскользнул из меня, и светлая сперма пролилась мне на живот и лобок. Я лежала на покрывале и смотрела на него, просто смотрела... Помню, как под лучами солнца его сперма высыхала на моей коже. Мне до сих пор приятно обо всем этом вспоминать..."
Буколическая простота этой сценки обманчива. Новый друг Энни Кейт вложил в создание дружеской, романтической атмосферы много сил и души. Он ни разу не нарушил идиллического течения этого необыкновенного дня — все было "стилистически выдержано". Причиной тому его душевный талант. Он совершенно очаровал Энни и не просто занимался с нею любовью — это стало воистину самым потрясающим впечатлением в ее, пусть еще такой короткой, жизни. Возможно, она встретит другого человека, который произведет на нее еще более сильное впечатление, но Кейта она, будьте уверены, никогда не забудет. Это классический пример того, как в первую же встречу можно создать у женщины настроение, располагающее к акту любви. Повторяю: половой акт это не нечто отдельно взятое, не простое физическое действие вроде мытья машины или рубки леса. Это неотъемлемая часть вашей общей жизни — то, насколько счастливы будете вы оба на ложе страсти, зависит от того, как вы говорили с нею за завтраком, что сказали, когда позвонили ей с работы, в каком настроении пришли домой... Хороший любовник любит свою даму круглые сутки, днем и ночью, а половой акт — всего лишь наиболее яркий момент этой любви. Сколь многие женщины жалуются: "Он трахает меня, а потом в упор не видит..." или: "Я интересую его лишь тогда, когда у него встает..." И, хотя в большинстве случаев это все же обманчивое впечатление, но мужчины, о ком идет речь, не дают себе труда показать женщине, что все это не так. И они всегда глубоко шокированы, когда их в один прекрасный день обвиняют в равнодушии. А все, что нужно, — это чуть больше заботы, взаимопонимания, улыбка за завтраком... Отношения, в которых много места уделяется общению, проявлениям взаимной привязанности и интереса друг к другу, почти всегда удачны и в плане секса. Понимание ведет к близости. Близость рождает сексуальное влечение. Сексуальное влечение приносит более полное удовлетворение в постели.
Вот рассказ двадцатидевятилетней Софи, торгового агента из Нью-Йорка: "Ричард всегда казался таким изысканным. Я впервые увидела его на аукционе, где я присматривала за распродажей мебели. Ричарду надо было купить кое-что для компании, в которой он работал — они продают антикварную мебель для престижных офисов. Он был прекрасно одет — серый двубортный пиджак, который удивительно шел ему. Он был невероятно хорош собой и обаятелен. Да, и очень уверен в себе. Увидев меня, он улыбнулся. Чуть позже он подошел ко мне и сказал: "Вы правильно поступили, что не стали торговаться, чтобы купить тот старинный буфет на изогнутых ножках. Он грубо отреставрировал". А я ответила: "Я тут вообще не собиралась ничего покупать. Я здесь просто наблюдатель". Он ответил не задумываясь: "Да, это я знаю, но хотел вам польстить, а изрекать банальности по поводу вашей прелестной наружности было неохота..."
Ну могла ли я остаться равнодушной к подобным словам? Он пригласил меня на коктейль, и мы направились в бар. Там он сказал, что у него есть билеты в театр на пятницу и что он заговорил со мною еще и потому, что я первая, кого ему захотелось пригласить туда. Ему некоторое время пришлось меня уговаривать, но он был прелесть, и в конце концов я сказала "да". Тот вечер был потрясающий. Мы вместе отужинали, потом пошли в театр, а затем он отвез меня домой. Я не пригласила его подняться ко мне. Я поцеловала его на прощание, но была тверда и неумолима. У меня есть твердое правило: ложиться в постель с мужчиной не раньше, чем на четвертую ночь — не представляете, от скольких потенциальных неприятностей это меня избавило! Он все понял, и мы условились встретиться и вместе пообедать в выходные. Понимаете, он все время был таким учтивым, очаровательным, все понимающим... Он знал уйму всего. С ним можно было говорить о мебели, о музыке, об архитектуре, о политике... Он словно открывал мне глаза на мир. И в то же время всегда живо интересовался моим мнением. Если, например, я говорила, что терпеть не могу того-то и того-то потому-то и потому-то, он всегда говорил: "Ты права, что не любишь этого, но есть и другие причины..." — и завязывался интереснейший разговор.
Когда мы встретились с ним в четвертый раз, я уже твердо решила, что позволю ему все. Он явился с цветами. Я сказала: "Это то самое четвертое свидание..." "Знаю, — ответил Ричард, — но прежде, чем ты окончательно все решишь, я хочу кое-что тебе показать". В этот раз он приехал на машине, хотя обычно не делал этого. У него был прекрасный БМВ. Он отвез меня в нижнюю часть города, мы пересекли Бруклинский мост и оказались в бедных кварталах. Он остановился возле невзрачного здания публичной школы, стены которой были все сплошь исписаны и исцарапаны. Я спросила: "Ты что-то пытаешься сказать мне?" Он ответил: "Да, вот здесь я родился, а в этой школе учился. Если ты сегодня ляжешь со мною в постель, то ляжешь не с аристократом, не с человеком "голубых кровей". Я добился всего в жизни своими силами, мозгами, трудом". Когда я вспоминаю об этом сейчас, то понимаю, что все, что тогда сделал Ричард, было очень дальновидно и — очень сексуально. Именно то, что он мне открылся, и расположило меня к нему. Он хотел, чтобы я узнала о нем все и стала частью его жизни.
Мы возвратились в Манхэттен, и Ричард предложил: "Давай сначала поужинаем — но на этот раз у меня..." Мы приехали к нему домой, он открыл дверь — и я увидела, что в комнате уже сервирован столик на двоих, и на нем стоят свечи... Копченая форель, вкуснейшее мясо, салат и — отличное вино. Мы ели, пили чудесное вино, слушали концерт для виолончели... А потом сидели на диване и он целовал меня, и я отвечала на его поцелуи. Но вместо того, чтобы начать раздевать меня, он медленно освободился от одежды сам. Это было невероятно волнующе. Я была в платье, в туфлях рядом с совершенно нагим мужчиной. Его рука скользнула в вырез моего платья, внутрь лифчика, и стала поигрывать сосками. Потом он приподнял подол и ласково стянул с меня колготки. Обычно я не надеваю под них трусиков — поэтому, когда колготки были отброшены, я осталась совершенно обнаженной под платьем. Он поглаживал меня по бедрам и ласкал рукой промежность. Потом его палец скользнул в мое влагалище. Как вы понимаете, я была уже крайне возбуждена. Я поцеловала Ричарда и сказала: "Пойдем в постель", но он возразил: "Нет, здесь и сейчас!" И он приподнял подол платья, раздвинул мне ноги и вошел в меня — не грубо, но сильно и уверенно, до самого конца — вот это и называется по-настоящему овладеть женщиной, "овладеть" от слова "власть". Да, он был властен... Это распалило меня еще сильнее — к тому же я все еще была одета, а он совершенно обнажен. Помню, я закрыла глаза и вся отдалась этому ощущению — как его член входит и выходит из меня... Всякий раз он вынимал член целиком, и мое влагалище становилось все более влажным. Иногда он даже делал длинные паузы — и я была почти в ужасе, что больше не почувствую его плоти в себе. Платье мое промокло на спине. Он сжимал мои груди через ткань — я уже чувствовала, что он вот-вот разрядится. Я протянула руку вниз и нащупала его яички — они были очень твердые. Он тоже протянул руку — и наши пальцы переплелись. Он ласкал мою вульву, а я — его член. Он переменил положение пальцев — и вот он уже ласкает мой анус. Моя рука последовала туда же. Он нежно проводил кончиком пальца вокруг анального отверстия, увлажняя его моими же "соками" и вот палец скользнул внутрь. Я трогала и поглаживала его палец, а потом засунула туда же свой. Мы оба были во мне. Я помню тот оргазм и по сей день. Будто я покачивалась на волнах теплого океана, скользя то вверх, то вниз, и вдруг волнение усилилось — я понимала, что идет огромная волна и я перед ней беспомощна... Ричард двигался уже быстрее и больше не вынимал члена, а наши пальцы все глубже входили в мой задний проход. Вдруг он дернул палец в одну сторону, а я в другую — растягивая отверстие — и вот она, огромная волна, захлестнула меня, и я уже не соображала ничего... Я открыла глаза и почувствовала, что Ричард содрогается в моих объятиях! Да, он разрешил себе разрядиться только сейчас — дав мне возможность его догнать.
Потом мы долго лежали на диване, и я сказала ему: "А знаешь, когда я впервые поняла, что мы станем любовниками?" Он ответил, что представления не имеет. Я ответила: "Сразу, как увидела тебя. Но я не знала, будет ли нам и вправду хорошо, пока ты не показал мне, где ты вырос..." Все потому, что, если двое хотят, чтобы им было по-настоящему хорошо вместе, они должны быть абсолютно честны и ничего друг от друга не скрывать. Ни радостей, ни разочарований. И не к чему "разыгрывать" страсть. Все должно быть "взаправду". Нельзя строить отношения на лжи, на актерстве — говорите друг другу "правду, только правду и ничего, кроме правды".
Может быть, это прозвучало несколько неожиданно. Особенно в контексте нашей книжки, которая называется — помните как? Забыли? Так поглядите на обложку. Но, как я уже говорил в самом начале, уважение — вот ключик, при помощи которого "заводится" женщина — современная, требовательная. Техника много значит, знания в области секса много значат, опыт тоже. Но...
Гораздо более важно, чтобы вы могли дать женщине почувствовать, что вполне контролируете ситуацию и абсолютно уверены в своих силах. И при этом она должна чувствовать, что вы уважаете ее чувства и желания не меньше, чем свои собственные. При всем этом вы можете заставить ее испытать и вашу властную мужскую силу, особенно если вы умелы и вполне владеете собой. Одна элегантная деловая леди из Нью-Йорка сказала мне: "Когда дело доходит до постели, я все же предпочитаю, чтобы мужчина был мужчиной. И чтобы он соответствующим образом себя вел. Я ничего не имею против слез в глазах мужчин, но не желаю, чтобы они рыдали".
Прекрасный пример того, как мужчина виртуозно балансировал, заставляя женщину одновременно почувствовать себя и в опасности, и в безопасности, предоставила мне Айсобел, тридцати двухлетняя библиотекарша из Бостона: "Стивен всегда был отличным любовником. Он всякий раз умел удивить меня. Он служил в страховой конторе. Да, уже сложилось впечатление, что конторские крысы скучны — но это не касается Стивена ни в малейшей степени. Он обладал острейшим умом. Каждый раз, когда мы с ним ходили куда-нибудь, то что бы он ни надел, он выглядел безумно элегантно. И еще — он всегда был потрясающе вежлив и обходителен. Знаете, он был из тех мужчин, которые распахивают перед женщиной двери и помогают ей снять пальто вовсе не затем, чтобы произвести впечатление — просто это для них естественно, как дыхание. Он просто не умеет обращаться с дамой по-другому. Я от этого просто таяла... Но он обожал заниматься любовью в неожиданных местах и рискованных ситуациях. Помню, однажды он показывал клиентам — пожилой паре — квартиру с окнами на Сентрал Парк. Он попросил меня сопровождать их — дело было в выходные. Он показал пожилой чете одну квартиру, потом пригласил пройти в соседнюю самостоятельно, чтобы без стеснения все осмотреть. Пока мы ждали их, он вдруг повлек меня в спальню, и начал целовать, задрал мне юбку и запустил руку в трусики. Я пыталась сопротивляться, но это было бесполезно. Если бы я закричала, пожилая чета тотчас же услышала бы — ведь двери были настежь распахнуты. Он расстегнул брюки, и его член тотчас же вырвался на волю. Он был такой твердый, что я не удержалась и сжала его в ладони. И запах у него был такой, какой и должен быть у члена — легкий и специфический. Ведь не духами же он должен пахнуть! Я опустилась на колени, взяла его в рот и начала ласкать. Потом сказала: "Ну хватит, закончим потом, у нас будет время". Но Стивен не унимался: "Нет, я хочу тебя сейчас!" Он повернул меня носом к стене и приказал: "Руки на стену!" Это было совсем как в детективном фильме. И вот я стояла, отставив попку, а он еще выше задрал мне юбку, наполовину стянул трусики и страстно овладел мною. И мы все время слышали, как пожилая пара в соседней комнате обсуждает, какой прелестный вид из окна и что надо будет построить камин... От щемящего чувства опасности оргазм наступил удивительно быстро — не помню, чтобы такое случалось со мной прежде. Стивену пришлось вынуть член — так я дергалась, и его сперма обрызгала мне ноги и полуспущенные трусики. Тут вошли старики, и Стивену пришлось быстро отвернуться к окну, делая вид, что он любуется видом — а сам он в это время быстренько застегивал брюки. Я, правда, успела натянуть трусики как положено, но они все были мокрые! И все же это было приятно. Чуть позже я зашла в ванную, ощупала трусики и втянула носом этот запах — такой мужской, пряный — его запах. Да, что ни говори, а непредсказуемость Стивена ужасно меня привлекала. Если он хотел меня, он тут же исполнял свое желание — а я при этом чувствовала себя покорной и слабой. Женщиной, одним словом. Но не просто женщиной, а особенной женщиной".
А теперь сравните эти рассказы настоящих, живых женщин со всяческими эротическими выдумками, высосанными из пальца. Эти женщины поначалу не "задыхаются от страсти", как об этом всегда говорится в порнографических рассказах. Хотя они очень хотят секса и удовлетворения. Они не просто жаждут, чтобы в их вульву вошел каменный член. Они хотят мужчину в полном смысле этого слова — и в ваших силах таковым стать.
Теперь понимаете, что ваше время настало? С сегодняшнего дня — то есть сразу, как вы захлопните книгу — идите и изыщите "вашу мечту" и, черт побери, сведите ее с ума в постели!



Комментариев нет:

Отправка комментария