Глава 5. Пубертатный период (Кащенко Е.А. - Сексуальность от зачатия до смерти: онтогенез сексуальности)

     Сексуальная юность или пубертатный период (от лат. pubertas – возмужалость, возраст роста волос на лобке; нестрогие синонимы – подростковый, старший школьный или юношеский возраст) – интервал с 11—13 до 15—18 лет. Это время, в течение которого организм достигает биологической половой зрелости. Иногда его называют тинейджеровским (от анг. teen – окончание числительных от 13 до 19 и age – возраст).
     Некоторые расхождения в определении границ пубертатного периода идут от многообразия индивидуальных проявлений начала и окончания пубертатного периода, связанных с физиологическим, психологическим и социкультурным развитием человека в юношеском возрасте. Кроме того. В течение всего ХХ века наблюдалось ускорение развития в среднем на 4 месяца за десятилетие, поэтому результаты параметрирования физических данных подростков в середине и конце века несколько разнятся между собой. Средний возраст начала пубертата – 12 лет, 11 и 13 лет – крайние границы нормы, за которыми располагаются ускоренное и задержанное пубертатное развитие. Время завершения пубертатного развития имеет большую дисперсию, так как у девушек средний возраст завершения пубертата – 16 лет, а границы нормы 15—17 лет: у юношей средний возраст наступления зрелости – 17 лет, а границы нормы лежат в интервале 16—18 лет. Это время предшествующее так называемому переходному периоду становления сексуальности между юностью и зрелостью, охватывающему по разным источникам возраст с 15—18 до 25—30 лет (в среднем это возраст в 16—26 лет).
     Начало пубертатного периода у нормально развивающихся мальчиков знаменуется пробуждением эротического либидо с 12 до 14 (в среднем с 13) лет и наступлением первого семяизвержения, эякуляции (ойгархе) с 13 до 15 (в среднем с 14) лет. Этот интервал примерно в один год между пробуждением либидо и началом половой секреции необходим для того, чтобы гормональный всплеск достиг мозга (показателем чего как раз и является появление эротического либидо), и активировал генетически заложенные программы полового созревания. Появление эякуляций свидетельствует о высокой активности гормональной системы, так как запуск этого механизма требует значительных усилий. Пробуждение либидо у девушек происходит примерно на год раньше, с 11 до 13 лет при среднем возрасте 12 лет, а наступление первых месячных, менструаций (менархе) приходится на 12—14 лет при среднем возрасте 13 лет.
     В идеале желательно, чтобы соматосексуальное, психосексуальное и социосексуальное развитие в пубертате проходило гармонично и в итоге совпадало с наступлением половой зрелости. Но особенность данного этапа в том, что каждая из составляющих сексуального развития имеет свою продолжительность и качество, обусловленные разными причинами.
     Соматосексуальное развитие в подростковом возрасте является важным моментом онтогенеза сексуальности, который протекает на очень высоком уровне гормональной активности гипоталамуса, гипофиза, щитовидной и половых желез. У подростка происходит изменение физического облика, изменяются темпы роста отдельных сегментов скелета, формируются вторичные половые признаки, определяющие половую принадлежность, происходит развитие молочных желез, изменяются формы и пропорции тела, понижается тембр голоса, появляются волосы на лобке и подмышках.
     Эти признаки имеют выраженную половую специфичность: у девушек молочные железы проходят быструю эволюцию от небольшого бугорка с последующим увеличением соска и ареола к четкой округлой форме груди. Одновременно осуществляется рост костей таза, округление ягодиц, появляются волосы в подмышечных впадинах и на лобке (сначала редкие и почти бесцветные, затем более густые, жесткие и темные). Происходят изменения эпителия влагалища, оно удлиняется, увеличивается матка, менструации принимают регулярный характер, увеличиваются выделения вагинального секрета (иногда спонтанно). На высоте гормонального пика замедляется рост длинных костей конечностей.
     Лизе Аксгледе из Копенгагенской университетской клиники Ригсхоспиталет установила, что половое созревание девочек из Европы по сравнению с предыдущим десятилетием стало начинаться в более раннем возрасте. При сравнении двух групп девочек в возрасте от 5 до 20 лет в 1991—1993 и 2006—2008 годах выяснилось, что грудь у девочек из первой группы в среднем начинала расти в возрасте 10,88 лет, тогда как у девочек из второй группы – в возрасте 9,86 лет. Возраст начала менструаций у девочек составлял 13,42 и 13,13 лет соответственно. У девочек в возрасте от восьми до десяти лет, входивших в группу 2006—2008 года, исследователи обнаружили более низкий уровень женских половых гормонов эстрогена по сравнению с их сверстницами из группы 1991—1993 года. Одной из причин раннего полового созревания может быть воздействие эстрогеноподобных веществ.
     Ранее аналогичную тенденцию у девочек в США выявили американские исследователи. Возраст, в котором у девочек наступает половое созревание, постепенно снижается. В 19 веке девочки созревали к 15 годам, а мальчики к 17. В 60-х годах ХХ столетия 12 и 14 лет считались нормальным возрастом начала полового созревания девочек и мальчиков соответственно. В начале ХХI века к 9 годам и 10 месяцам у девочек начинает формироваться грудь, что говорит о том, что гормональная перестройка у детей начинается еще раньше.
     Раннее воздействие гормонов на организм повышает риск развития рака груди в будущем. По мнению автора работы Андерса Джууль, бисфенол А, который входит в состав рожков для кормления малышей, влияет на половое развитие. Кроме того, современные дети едят больше, и от этого толстеют. Без сомнения, раннее половое созревание способствует возникновению у девочек целого ряда социальных проблем.
     У юношей пубертат начинается и завершается примерно на год позже, чем у девушек и включает мутацию голоса, оволосения лобка, рост яичек и полового члена. Появляется способность к эякуляции при ночных поллюциях и мастурбации. Мошонка приобретает губчатую складчатость, пигментацию и оволосение. Появляется оволосение подмышек и лобка, а позже – на щеках и подбородке. Иногда наблюдается транзиторная гинекомастия – увеличение и болезненность молочных желез. Ближе к концу пубертата замедляется рост (от 12 см в год вначале до 2—3 см в конце). Заметны становятся различия в строении тела: у девушек таз значительно шире, чем у юношей. Юноши становятся более мускулистыми и угловатыми, поскольку этот процесс стимулируется выработкой тестостерона, а у девушек эстроген способствует увеличению подкожного жирового слоя и округлости форм. Темпы соматосексуального развития подвержены значительным вариациям, но уже к 16 годам большинство девушек выглядят вполне зрелыми: округленные формы тела, выраженная грудь, покатые бедра, а значительная часть юношей остаются субтильными и низкорослыми. У мужчин позже, к 19—22 годам, происходит созревание лобных долей головного мозга, с которыми связано планирование поведения, в то время как рост тела и половое созревание завершается к 18 годам. У женщин – к 16 годам.
     Подростки являются настоящими «рабами нормы», поэтому гормональный дисбаланс, нарушающий внешний вид или соответствие конкретному полу вызывает у них настоящую панику. Переживания по поводу угрей, недостаточного оволосения, подростковой гинекомастии, размеров половых органов у юношей длятся примерно года два-три. Они крайне болезненно реагируют на реальное или мнимое недоразвитие вторичных половых признаков, активно перепроверяют размера собственных половых органов и их соответствие вычитанным стандартам. Многие из них пытаются быстро нарастить мышечную массу с помощью культуризма, постоянно сбривают пушок над верхней губой и на подбородке, чтобы активизировать рост усов и бороды. Некоторые часами проводят время у зеркала, пытаясь представить, как выглядит их тело в обнаженном виде, в том числе в состоянии полового возбуждения. При этом они не испытывают ни малейшего нарциссического удовольствия, а лишь немного заглушают постоянные душевные терзания по поводу диспропорциональности и никчемности своего физического облика.
     У девушек появление месячных вызывает массу гигиенических и эстетических проблем. Многие из них часто они не готовы к излишнему вниманию сверстников. У некоторых девочек в этот период иногда отмечается довольно болезненная реакция на опережающее развитие сверстниц. Согласно официальному отчету Агентства Пищевых Стандартов, девушки-подростки серьезно подрывают свое здоровье низкокалорийными диетами. Они исключают из своего рациона протеин и молочные продукты в надежде сбросить вес и выглядеть, как супермодели. По результатам исследований, 46% девушек потребляет слишком мало железа, что увеличивает риск возникновения анемии. Такого рода диеты также бедны магнием и селеном, недостаток которых приводит к бессоннице, тяжелым головным болям и резким перепадам настроения. Всего 7% девушек в день съедает рекомендованные пять порций фруктов и овощей. К тому же большинство не употребляет жирную рыбу, в которой содержится омега-3 ненасыщенные жирные кислоты, необходимые для сердца и нервной системы. Девушки-подростки больше пьют и курят по сравнению с мальчиками-сверстниками. Примерно треть всех девочек-подростков страдает ожирением. При этом они потребляют вдвое больше конфет и шоколада, чем их матери в этом же возрасте. Эксперты по расстройствам питания Элисон Тэдстоун и Джанет Трежер считают, что наихудшие результаты дает одержимость худобой, которая приводит к метаниям между голоданием и неумеренным употреблением нездоровой пищи.
     Сотрудники Института Каролинска в Стокгольме, в свою очередь, доказали, что девушки-отличницы также подвергаются повышенному риску пищевых расстройств. Исследование шведских ученых, в котором приняли участие более 13 тыс. женщин, родившихся в Швеции в 1952—1989 годах, показало, что по мере увеличения степени образованности родителей и бабушек растет риск госпитализации девочек с анорексией и булимией. Риск увеличивается также по мере улучшения успеваемости школьниц. Авторы исследования видят причину в социальном прессинге, ведь таким детям никак нельзя подвести родителей. Давление со стороны семьи приводит не только к желанию хорошо учиться, но и к одержимости идеями красоты. Перфекционизм может проявиться в нормальном стремлении контролировать собственный вес, а может привести, напротив, к заниженной самооценке, анорексии и булимии. Британские ученые недавно так же завершили 20-летнее исследование, доказавшее, что низкая самооценка в детстве зачастую приводит к ожирению.
     Исследователи под руководством доктора Алеты Иветты Акерс из университета Питтсбурга опросили 7200 школьниц-тинэйджеров и выяснили, что слишком худые сексуально активные девушки, вес которых был ниже нормы, реже на 60% реже пользовались презервативами во время половых актов. То же касалось девушек, которые считали себя толстыми, независимо от реального веса. Около половины девушек признались, что вели половую жизнь, и вес никак не влиял на это. Девушки, которые считали себя толстыми, на 20% реже имели сексуальный опыт, но если они вели половую жизнь, то чаще, чем их сверстницы и начинали ее в возрасте до 13 лет. Эти особенности зависели от расы и этнической принадлежности. В частности, латиноамериканки с избыточным или недостаточным весом являлись повышенной группой риска в начале половой жизни до 13 лет, они имели сексуальный опыт с минимум четырьмя партнерами. Этого не наблюдалось среди белых и черных девушек. Худощавые черные девушки реже предохранялись презервативами во время секса, а полные чаще имели более четырех партнеров. У белых девушек их реальный вес не оказывал влияние на сексуальное поведение. Однако если они считают себя слишком толстыми или слишком худыми, независимо от действительности, их сексуальное поведение меняется, так как девушки, считающие себя некрасивыми, не имеют достаточных возможностей и желания эффективно договариваться с партнерами.
     Но все эти проблемы с весом, внешностью и рисками опасного секса, ни в коей мере не отменяют позитивного в целом отношения подростков к наступающей зрелости, так как это делает их похожими на взрослых и повышает рейтинг в референтной группе. Идеалы и стереотипы красоты меняются стремительно в этом возрасте, навязывание определенных внешних черт не всегда совпадает с потребностями личности к внутреннему содержанию. Симпатия и антипатия, ненависть и любовь, вражда и дружба соседствуют рядом. То, что симпатично в 13 лет воспринимается в штыки семнадцатилетними.
     Биологический механизм полового созревания, по выражению В. Е. Кагана, чем-то напоминает будильник, который не должен «зазвенеть» (то есть осуществить репродуктивную функцию) до определенного времени, но и лишен возможности остановить ход времени. Время приобщения к сексуальной активности нельзя объяснить только физиологическими факторами, так как психологические и социокультурные условия также влияют на этот процесс. Например, раннее половое созревание (до 9 лет) не связано с ростом сексуальной активности подростков в современном обществе, так как встречается крайне редко (примерно 1 случай на 10 000 детей). Еще 20 лет назад было отмечено, что половая зрелость наступает на 5 лет раньше, чем социальная, а сегодня этот разрыв увеличился еще больше. Соотношение соматосексуального, психосексуального и социосексуального развития в пубертате видоизменяется постоянно, причем ускорение полового развития в целом, благодаря комфортным условиям существования современной цивилизации, практически исчерпало резерв роста. Зато период социализации, усвоения нравственных норм и традиций, за счет удлинения сроков обучения значительно вырос. Известный исследователь подросткового возраста Э. Шпрангер в своей культурно-психологической концепции определил подростковый возраст как возраст врастания в культуру: врастание индивидуальной психики в объективный и нормативный дух данной эпохи. Содержанием кризиса в этом возрасте является освобождение от детской зависимости. По Шпрангеру главные новообразования подросткового возраста – открытие «я», возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности. Первые сексуальные переживания сопряжены с чувством страха перед чем-то тайным и незнакомым и чувством стыда, что вызывает дискомфорт и чувство неполноценности, что может проявляться в страхе перед миром и перед людьми, вплоть до враждебности.
     Заметно вырос и брачный возраст. Если учесть взрыв коммуникационных возможностей на рубеже ХХ и ХIХ веков благодаря новым информационным технологиям (мобильная связь, интернет, социальные сети), то остается удивляться сравнительно скромному росту сексуальной активности в юношеской популяции.
     Формирующийся в этом возрасте характер подростка проявляется гораздо ярче, чем в препубертатном периоде или у взрослых людей. Заострение характерологических черт мальчиков и девочек, так называемая акцентуация характера, почти закономерна для данного возраста и повышает остроту восприятия жизненных событий, амплитуду эмоциональных реакций и частоту отклоняющегося поведения (А. Е. Личко, 1986). Наиболее частыми вариантами акцентуаций характера у подростков являются: гипертимный, циклоидный, лабильный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый и конформный. Для поведения подростка характерен широкий спектр патохарактерологических реакций на мелкие обиды и несправедливости, среди которых преобладают реакции оппозиции и эмансипации (чаще по отношению к взрослым). Эти реакции подростков выражаются чаще всего в стремлении освободиться от опеки и контроля старших, поступать по своему и только по своему, в упрямстве и негативизме, вплоть до бунта против мира взрослых. Самим подростком такое эмансипированное поведение не всегда осознается как отпор взрослым, они просто «примеряет время и мир на себя»..
     Большинство исследователей отмечают, что мальчики-подростки ведут себя хуже девочек в пубертатный период. Объяснений этому процессу несколько. Агрессивное поведение мальчиков-подростков связано с нарушенным (слишком ранним или слишком поздним) половым созреванием. Профессор Элизабет Сусман из университета Пенсильвании, США, объясняет асоциальное поведение юношей следующим образом. У тех из них, которые созревают слишком рано, понижается уровень альфа-амилазы, а у подростков, половое созревание которых наступает позже, обнаружен повышенный уровень кортизола. Оба эти вещества влияют на то, как организм подростка борется со стрессом. В ходе исследования эксперты изучали данные о поведении 135 подростков, затем юношей «проверяли» на предмет агрессивности, склонности к непослушанию, наличия проблем с поведением и вниманием. Также у испытуемых брали анализ слюны до и после лабораторного испытания стрессом, а врачи определяли стадию полового созревания. Во время созревания у мальчиков вырабатывается большое количество тестостерона, который также является гормоном стресса. Возможно, в сравнении с девочками, в организме мальчиков происходит больше гормональных изменений, которые и приводят к агрессивному поведению, так как у девочек подобной взаимосвязи выявлено не было.
     Психическое напряжение, вызванное негативным образом тела подростка, нередко выливается в нежелательные формы поведения: раздражительность, замкнутость, тревогу. Перед наступлением пубертатного периода сон подростков становится короче и хуже. По этому признаку можно четко понять, что радикальные изменения в их организме уже начались. Если 10—12летние дети вечером никак не хотят ложиться спать, плохо засыпают, беспокойно спят, а утром их никак не поднимешь в школу – вскоре их ждут серьезные перемены: подростки стоят на пороге полового созревания. Ави Саде, профессор факультета психологии Университета в Тель-Авиве, исследовал 94 подростка. В течение недели им пришлось носить на руке актиграф – устройство наподобие наручных часов, которое непрерывно регистрирует периоды движения и покоя, свидетельствующие о структуре сна и бодрствования. Исследование повторяли три раза с годовым интервалом, чтобы оценить изменения в суточной активности испытуемых. Параллельно с этим по специальной шкале оценивали признаки полового созревания. Результаты показали, что за те два года, за которые у подростков появились признаки полового созревания, у них произошли и значительные изменения в структуре сна. Подростки все позже ложились спать, задержка отхода ко сну составила к концу эксперимента в среднем 50 минут. Сам сон становился короче, в среднем на 37 минут за два года. Кроме того, взрослеющие подростки чаще просыпались во сне. У мальчиков и девочек наблюдались различия: девочки спали в целом лучше и реже просыпались по ночам, чем мальчики. Те подростки, у которых в начале исследования отмечены более сильные нарушения сна, в дальнейшем созревали быстрее.
     Британско-французская группа ученых провела исследование, цель которого было определить, почему начало пубертатного периода связано с ростом рискованного поведения, включающего в себя экстремальное вождение, незащищенный секс, эксперименты с алкоголем, отказ от правильного питания и регулярной физической активности. Было проанализировано поведение 86 представителей мужского пола от 9 до 35 лет с целью выявить, в каком возрасте мужчины наиболее склонны к риску. Всем участникам исследования были предложены азартные компьютерные игры с возможностью денежных ставок. Оказалось, что больше всех готовы рисковать 14-летние подростки, которые, в отличие от детей, уже способны просчитывать все «за» и «против» принятия рискованного решения, но все равно идут на риск ради острых ощущений и получая при этом больше наслаждения, чем любая другая возрастная группа – особенно в случае удачного ухода от опасности. При этом, чем чаще подросток испытывает острые ощущения, тем больше стремится повторить переживание снова.
     Безответственное поведение подростков, их импульсивность, агрессия и пьяные выходки очень волнуют родителей, но большинство молодых людей берутся за ум и становятся добропорядочными гражданами в возрасте 18—25 лет. В новых исследованиях 2009 года приняло участие 489 студентов со склонностью к алкоголизму, поскольку члены их семьи злоупотребляли алкоголем. В течение 15 лет за студентами наблюдали, оценивая изменения в их поведении и отношении к спиртному. Вопреки мнению, что характер не меняется со временем, по мере взросления, тинэйджеры становились менее импульсивными, а количество потребляемого ими спиртного снижалось.
     Ш. Бюлер, рассматривая пубертатный период с биологической точки зрения, выявила специфические психические явления, связанные с вызреванием особой биологической потребности – потребности в дополнении, которая побуждает к поискам и сближению с существом другого пола. Бюлер отметила основные черты негативной фазы этого процесса: повышенная чувствительность и раздражительность, беспокойное и легко возбудимое состояние; физическое и душевное недомогание (драчливость и капризы); перенос неудовлетворенности собой на окружающий мир. Непослушание, занятие запрещенными делами обладает в этот период особой притягательной силой. Не дают покоя чувства одиночества, чужеродности, непонятости. Снижается работоспособность, растет изоляция от окружающих или открытое проявление враждебности, совершаются разного рода асоциальные поступки. В работе Ш. Бюлер сделана попытка рассмотреть пубертатный период в единстве органического созревания и психического развития.
     Алкоголизация, агрессивность, диссомния и состояние стресса – лишь внешние проявления проблемности этого возраста. Подростки чувствует себя компетентными и признанными только в своей среде, именно групповая солидарность позволяет им преодолеть социальные страхи и другие «детские болезни». Объединяясь в группы (реакция группировки), они становятся смелее и раскованнее, но сама групповая солидарность требует испытаний и поддержания у членов чувства безопасности и поэтому подталкивает их к поиску экстремальной деятельности, включая физическую агрессию, мелкие деликты, употребление алкоголя и других психоактивных веществ, а иногда – сексуальные эксперименты. В этих группах (иногда однополых, иногда смешанных по полу и нестабильных по составу), образуется иерархическое распределение ролей, свой символический язык, обряды посвящения, где групповая социальность рискует войти в конфликт, а порой и открыто конфликтует с общепринятыми нормами. Придумывая обряды сексуальной инициации, совпадающие по времени с периодом достижением половой зрелости, эти группировки основываются на собственных предпочтениях, почерпнутых из литературы, СМК, Интернета, традиций и опыта их предшественников. В каждой подростковой группе есть свои лидеры, свой кодекс чести. Например, «женская непорочность и девственность – превыше всего», или «в нашем классе не должно быть не одной девочки». Если член социальной группы нарушает эти не писанные правила, то он подвергается обструкции, может заработать себе дурную славу и выглядит в глазах окружающих недоразвитым или немодным.
     Половая социализация подростка представляет собой процесс освоения моральных норм и ценностей, регулирующих сексуальное поведение в обществе. В процессе половой социализации усваиваются внешние санкции, регулирующие подростковую сексуальность и отражающие степень социального контроля со стороны общества. Данный процесс может длиться до тех пор, пока не произойдет замена внешних санкций внутренним контролем самого человека в зрелом возрасте. Кэтрин Коуфорд провела опрос 2000 родителей, дочерям которых уже исполнилось 18 лет. В результате оказалось, что самый трудный возраст – это 14 лет. Именно в этом возрасте девочки-подростки особенно остро желают стать взрослыми. Они требуют больше свободы, на них сильнее давят их сверстники, которые порой становятся авторитетнее, чем родители. Согласно результатам анализа, 63% родителей девочек-подростков считают, что у их 14-летних дочерей часто меняется настроение, они упрямы, замкнуты и строптивы. Хотя три четверти родителей были очень расстроены плохим поведением дочерей, они мирились с этим, списывая все на гормональные сдвиги.
     Конфликты возникают при отношении родителей к подростку как к маленькому ребенку и при непоследовательности требований, когда от него ожидается то детское послушание, то взрослая самостоятельность. Часто источником конфликта становится внешний вид подростка. Родителей не устраивает ни мода, ни цены на вещи, так нужные их ребенку. А подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится ничем не отличаться от сверстников. Камнем преткновения во многих семьях может стать вопрос, до которого часа подросток может гулять вечером. Или родители считают, что девочке рано встречаться с мальчиком. С появлением второго ребенка привилегии старшего брата или сестры обычно ограничиваются. Старший ребенок теперь вынужден, причем часто безуспешно, вновь завоевывать родительское внимание, которое в большей степени обычно обращено на младших детей.
     Специфические условия для воспитания складываются в так называемой неполной семье, где отсутствует один из родителей. Мальчики гораздо острее, чем девочки, воспринимают отсутствие в семье отца; без отцов они часто бывают задиристыми и беспокойными. Распад семьи отрицательно влияет на отношение между родителями и детьми, особенно между матерями и сыновьями. В связи с тем, что родители сами испытывают нарушение душевного равновесия, им обычно недостает сил, чтобы помочь детям справится с возникшими проблемами как раз в тот момент жизни, когда те особенно нуждаются в их любви и поддержке. После развода родителей мальчики нередко становятся неуправляемыми, теряют самоконтроль, проявляя одновременно завышенную тревожность. Эти характерные черты поведения особенно заметны в течение первых месяцев жизни после развода, а к двум годам после него сглаживаются. Такая же закономерность, но с менее выраженными отрицательными симптомами наблюдается в поведении девочек после развода родителей.
     Тинэйджеры мечтают быть популярными среди своих сверстников, и, зачастую, готовы на все ради признания. В наши дни подростки окружены информацией о сексе. Популярные телешоу, интернет, слова популярных песен – все это делает сексуальность неотъемлемой частью жизни уже в юном возрасте. Ничего толком не зная о сексе и об отношениях между полами, многие подростки начинают вести половую жизнь. Среди причин, побуждающих их делать это, эксперты отмечают следующие.
     Во-первых, это давление со стороны сверстников. В юности кажется, что у всех, кроме тебя, есть половая жизнь, и так не хочется отставать от других. Во-вторых, на раннее начало половой жизни влияет негативное отношение к себе: сексуальная активность в таком случае должна повысить популярность среди сверстников. В-третьих, интимная жизнь заставляет подростков чувствовать себя старше. Кроме этого, девочки подростки зачастую не видят иного способа удержать парня, кроме как заняться с ним сексом.
     Согласно американской статистике, 20% тинэйджеров занимались сексом до 15 лет. В возрасте 15—19 лет почти 46% подростков занимались любовью минимум один раз. Таким образом, к 19 годам примерно 7 из 10 подростков знают о сексе не понаслышке. Уберечь подростков от раннего секса могут только сами родители и если они не хотят, чтобы их дети занимались небезопасным сексом, то должны чаще проводить время вместе с ними.
     Новое исследование Ребекки Ливайн Колей их Бостонского колледжа показало, что подростки, которые принимают участие в семейных делах и часто проводят время с родителями, реже занимаются сексом вообще, значительно реже занимаются опасным сексом и имеют меньше сексуальных партнеров. При анализе результатов опроса 4950 американских подростков от 12 до 16 лет, 1058 из которых были родными братьями и сестрами, выяснилось, что чем чаще подростки ужинали вместе с родителями или просто развлекались вместе со своей семьей, тем реже они занимались сексом, связанным с риском. Если родители относились к ним негативно, часто критиковали подростков, контролировали и прямо указывали, что им делать, то это увеличивало шансы рискованного секса и создавало помехи во взрослении детей, способностях принимать решения и нести за них ответственность.
     В процессе половой социализации под влиянием группы и контролем родителей осуществляется формирование такой структуры характера, когда он может сам себя регулировать и без внутреннего сопротивления воспринимает нормы, правила, ценности сексуальной культуры общества в котором он живет. Принадлежность к определенной цивилизации, социальным отношениям, этническим, национальным, религиозным нормам, семье непосредственно обусловливают сексуальную культуру человека. Освоение основ сексуальной культуры в процессе опосредованной половой социализации происходит в ходе их адаптации к типичному и стандартному сексуальному поведению.
     Пубертатный возраст характеризуется таким важным процессом как формирования психосексуальных ориентаций – выбором объекта полового влечения с его индивидуальными особенностями: половой принадлежностью, типом внешности, телосложением, личностными чертами поведения и другими особенностями. Фрейд подчеркивал, что объекты сексуального желания не врожденные, а должны быть «найдены»; он также предполагал, что ощущение Собственного Я и своей сексуальной ориентации, хотя и устанавливается в раннем детстве, в полную силу «открывается вновь» вскоре после наступления пубертата.
     С началом менструации у девочек повышается чувствительность экстрагенитальных зон, что вызывает некоторую податливость, отзывчивость не только на эротические, но и на сексуальные раздражители. Мальчики с появлением поллюций вступают в период гиперсексуальности, похотливого ослепления гормональным взрывом в организме. Ворвавшееся в жизнь подростка либидо вначале носит характер смутного томления, неопределенности чувства и неясности побудительных мотивов. В отличие от традиционных психоаналитических представлений о детской сексуальности современная сексология полагает, что «сексуальные» интересы допубертатного ребенка обслуживают его познавательные потребности или компенсируют негативные последствия психической депривации. Интерес ребенка к полу и деторождению так же закономерен как интерес к другим проявлениям жизни, иными словами, половое влечение как таковое отсутствует. Эта стадия или точнее состояние непробудившегося, «спящего» либидо получила название понятийной (Г. С. Васильченко, 1975). Динамика понятийного либидо нестационарна, оно оживляется при возникновении новых когнитивных задач и уходит в тень по мере их решения. Так, интерес к одноклассницам в первом классе возникает у мальчиков, не посещавших дошкольные детские учреждения, и является по сути гендерной проекцией ориентировочных реакций. Этот интерес редко продолжается более полугода, если только речь не идет о крайних случаях ускоренного пубертатного развития. Лишним доказательством этого факта является готовность мальчиков открыто, и даже с видимым удовольствием, обсуждать эту тему с адекватными родителями.
     Появление либидо не в гипотетически скрытом, а в совершенно явственном и недвусмысленном виде означает переход психосексуального подросткового развития на завершающий этап. В реальной жизни невозможно назвать дату и даже месяц этого события, но почти всегда даже спустя многие годы можно вспомнить возраст, а иногда и сезон, если удается реконструировать в памяти конкретные обстоятельства «материализации» этого явления. Обычная динамика этого процесса такова, что взрослеющие раньше девочки начинают посылать сигналы заинтересованности и одобрения неопределенному кругу мальчиков. Эти сигналы, в первую очередь могут быть приняты маскулинными мальчиками с энергичными темпами пубертатного развития. На первых этапах эти мальчики-подростки вводят в групповые игры новые правила, например, тайком проникнуть в дом, где живет повзрослевшая девочка, позвонить в квартиру и быстро сбежать с места преступления. Сексуальное содержание и намеки начинают выискиваться повсеместно, например, сцена свидания у дуба в «Дубровском» А. С. Пушкина из школьной программы читается с таким значением, словно это реальная «Кама-Сутра». Агрессивные и расторможенные лидеры могут инициировать практику группового сексуального приставания к пубертатным, но немного забитым и аконфликтным девочкам, хотя эта практика обычно эффективно пресекается педагогами. «Посвященные» подростки быстро формируют дружеские пары, а остальная масса с недоумением наблюдает, как вчерашние генералы гендерных «войн» коварно вступили в сговор и заключили мирный договор. На первых порах эти отношения публичны и престижны, так как в них втянуты лидеры с обеих сторон. Любые поползновения оппозиции дискредитировать подобные отношения, встречаются с чувством превосходства, приобщенности к Истине и безжалостно пресекаются публично: «Просто ты еще маленький и ничего не понимаешь». Такая атака на гендерные установки отрочества быстро подавляет инакомыслие и скоро весь класс или его активная, дееспособная часть разбивается на пары и начинает старательно «дружить». Тот, кто не успел обзавестись партнером вовремя, долгое время остается «белой вороной». Подбор пар представляет собой далеко не легкую задачу, так как все претендуют на престижных партнеров. Более того, партнер становится жизненно необходимым, если его уже выбрало большинство. Лидеры групп помогают в подборе пар и охотно занимаются сводничеством и инструктажем неофитов. Первые попытки такой дружбы могут еще не нести заметного либидонозного потенциала и принимаются основной массой как полезная и необременительная инновация. Пары легко создаются и легко, без обид и драм распадаются через пару месяцев. Но постепенно из глубин душ, точнее тел этих начинающих волокит поднимается смутное, еще неясное, но могучее Либидо. Возникает чувство непонятного притяжения к другому, зависимость, стремление быть постоянно рядом с ним, ревность и обиды на недостаточное внимание с его стороны.
     Первая стадия либидо платоническая или романтическая. Правда, сам Платон вкладывал в понятие любви совсем иной смысл. Во-первых, любовь у Платона наполнена эросом, те есть чувственной страстью, а во-вторых, она, мягко говоря, не обязательно гетеросексуальна. Современное понимание платонической любви лучше всего выразила американский социолог и журналистка Софи Айрин Леб, определив ее как промежуток времени между знакомством и первым поцелуем. Романтический компонент всегда присутствует в любовных отношениях, а платонический исчезает при их развитии. Суть платонического – быть рядом, удерживая партнера авторитетом поэзии и красоты природы, мелкими, но наполненными глубоким смыслом подарками, иносказательностью и намеками на будущее счастье. На этой стадии подростки ищут дружеских отношений, взаимного общения, комфорта от присутствия симпатанта. Платонический компонент сексуального влечения наиболее ярок именно в возрасте «средних» классов, когда от одного взгляда, слова, жеста объекта влечения у «влюбленного» колотится сердце, возникает желание быть рядом с «возлюбленным», стать для него незаменимым, отдать последнее, самое дорогое.
     Платоническое либидо обычно кажется несколько эфемерным и у многих людей ассоциируется только с обожествлением и поклонением сотворенному кумиру. Но оно подчиняется общим законам формирования влечения и должно пройти период научения и закрепления установки. Влюбленному приходится не только страдать и мечтать, но и реализовать хотя бы минимум порывов: если не удается «красиво погибнуть на глазах возлюбленной», то можно хотя бы послать месидж на асфальте под ее окном или еще каким-либо образом обратить на себя внимание. В это время формируется умение знакомиться, обращать на себя внимание и общаться именно с объектом увлечённости, к которому появилось необъяснимое, и одновременно пугающее устремление. Эти отношения не похожи на привычное общение со сверстниками. Если на этой стадии формирования либидо не происходит его реализации, то любовь остается не только безответной, но и нереализованной. Все трудности, сомнения и неуверенности стадии формирования платонического либидо перенесутся на более поздние стадии..
     Этика платонических отношений позволяет сидеть за одной партой, провожать избранницу до подъезда, помогать нести портфель, подать руку при форсировании канавы, писать смс-ки и записки с многоточиями, делиться сладостями и напитками. Но как только канава преодолена руку полагается убрать от греха подальше. Щедрые и демонстративные подарки тоже могут напугать избранницу. Безотказно действует схватка с хулиганами на глазах «прекрасной дамы», особенно если в ней не удалось стать победителем. По мере перехода в следующую «телесную» стадию затянувшиеся платонические отношения с престижной девочкой в школе могут сосуществовать с более откровенными и необязывающими контактами с более простой и доступной соседской.
     Вторая, эротическая стадия либидо, тесно связана с гормональным кризом пубертата. Суть эротического – касание, телесность контакта. Эротический ажиотаж на классном уровне превращает баскетбольный матч в турнир по регби на уроках физкультуры. Любимой игрой становится впихнуть очередную жертву сексуальной инициации в женскую раздевалку под визг и «побои» переодевающихся. Безальтернативным эротическим досугом становится дискотека, где реализуются выбор, интимность и синхронизация с партнером. В эту пору принято сидеть на коленях, катать избранницу на раме велосипеда, таскать ее на плечах на рок-концертах, вместе загорать на пляже и ходить в походы с ночевкой, откусывать от одного куска, прихорашивать друг друга и вообще всячески вторгаться в личное пространство бой (герл) френда. Эротические отношения одноклассников обязывают их сидеть за одной партой даже ценой выкупа этого места в обмен на встречные любезности. В парных отношениях это время прикосновений, объятий и поцелуев. Обычно они завязываются на расстоянии «вытянутой руки»: в школе, во дворе, на секции или кружке. Данная стадия немного демонстративна, и в силу этого, она редко остается без внимания окружающих. Теперь предпочтение отдается бесконечным требованиям признаний в любви, объятиям в подъезде или на лестничной площадке, поцелуям под уличными фонарями, на мосту, под дождем, в лифте, в тамбуре электрички, в кино и просто так, а также медленным танцам на дискотеке или в компании. В эротической стадии либидо переживается первая серьезная влюбленность, которая необратимо фиксирует гетеросексуальную направленность либидо. Отсутствие такой влюбленности к 15—16 годам свидетельствует либо о задержке пубертатного развития, либо о формировании его нестандартной направленности.
     В этот время зачастую переживается серия влюбленностей, каждая из которых становится все более и более серьезной. И хотя образ идеального партнера первоначально ориентирован на внешние признаки и является эклектическим сплавом эротически значимых, но разнородных качеств, его формирование завершается появлением влюбленности в объект, похожий по нескольким признакам на идеал.. Впрочем, высокая избирательность и адресность эротического влечения также не препятствует параллельному общению с менее привлекательным, но более доступным партнером.
     Кроме того, наряду с яркими эротическими привязанностями в юности возможны и деперсонализированные сексуальные игры. Среди всего обилия сексуальных игр многие отличаются лишь названиями и некоторыми деталями правил. Условно их можно разделить на наивные и вульгарные, добровольные и принудительные. В них играют (или согласились бы принять участие) подростки независимо от возрастной и социальной, расовой и национальной принадлежности. Первые впечатления о сексуальных играх подростки получают в интернатах, пионерских лагерях, в туристических походах. Сначала мальчики и девочки становятся невольными наблюдателями этих игр, а потом и сами активно включаются в подобные развлечения, имеющие яркую эротическую окраску и сексуальную направленность. Особенно распространены такие игры в закрытых мужских коллективах – военных училищах, кадетских корпусах, спортивных командах на сборах.
     Есть менее вульгарные, а потому более известные и чаще встречаемые развлечения. Это окрашенные эротическим содержанием игры, в которых участвуют представители обеих полов. Как эхо детских забав, эти игры плавно переходят в более взрослые компании. Как и конкурсы, викторины, элементы художественной самодеятельности, где присутствует эротическая окраска, эти игры позволяют лишний раз прикоснуться к объекту заветных мечтаний. Они сглаживают неловкость редких контактов, позволяют пробежать «искре», в конечном счете, решают гедонистические и коммуникативные проблемы без какого-либо ущерба для участников в силу своей непритязательности, добровольного участия, юмористической окраски и ненавязчивости. Всем известные «Бутылочка» или игра в карты «на раздевание» – наглядное тому подтверждение. Как правило, это игры без побежденных, чем они в большинстве случаев и привлекают.
     В последнее время среди американских подростков стала популярна игра, называемая «постучи по мешочку». В ходе игры школьники подстерегают друг друга и неожиданно бьют рукой в область паха. Об этой опасной игре упоминается в мультсериале «Южный парк», герои которого, по сюжету одной из серий, в нее играют. Каждый третий американский уролог сталкивался с подростками, получившими травмы в результате этой забавы. Эти данные были получены в ходе опроса 100 медицинских специалистов. Ранее школьники подверглись наказанию за проведение акции дня «пни еврея». Ученики жаловались, что их пинали только потому, что они евреи. В ходе расследования выяснилось, что на проведение этой акции детей вдохновил тот же «Южный парк».
     Подростковый возраст характеризуется развитием сексуального воображения, грез и фантазий. Яркие сексуальные фантазии почти всегда сопутствуют мастурбации и увеличивают удовлетворение, получаемое подростком от сексуальных действий. Они заменяет реальный сексуальный опыт, которого еще просто нет, усиливают возбуждение и оргазм, облегчают сексуальную деятельность в будущем. В Интернете подростков больше всего интересуют секс и порно. В пятерке самых популярных запросов сразу после YouTube, Google и Facebook идут sex и porn. Такие запросы были самыми популярными у пользователей младше 18 лет в 2009 году. В исследовании использовалась база данных из 14,6 миллионов запросов, которая была собрана специальной системой интернет-фильтрации Online Family Norton, предназначенной для предохранения детей от нежелательных файлов.
     Исследователи опросили 1000 американских детей в возрасте от 12 до 15 и попросили составить список СМИ, которые они регулярно просматривают. Средний возраст респондентов составил 13,7 года, и около трети из опрошенных детей были из небогатых семей. Они также ответили на вопросы о своем здоровье и уровне сексуальной активности, включая вопросы о том, ходят ли они на свидания, целуются ли, занимаются ли оральным или обычным сексом. Затем исследователи изучили секс-контент 264 указанных СМИ, которые включали подростковые журналы, фильмы и программы. Они искали в них образцы романтических отношений, обнаженного тела, намеков на секс, прикосновений, поцелуев и половых актов. Однако фильмы, телепрограммы, музыка и журналы обычно представляют секс как занятие, лишенное риска, которым обычно занимаются неженатые пары, а использование презервативов или других средств контрацепции было чрезвычайно редким.
     На эротической стадии реализация влечения с партнером долго происходит без оргазма, то есть ограничивается ласками и последующими фрустрациями. В этих случаях разрядка достигается с помощью мастурбации, причем в фантазиях не обязательно фигурирует предмет воздыханий. Современное общество толерантно относится к подростковой мастурбация (от лат. manуus – рука и sturpo – оскверняю; устаревшие и вышедшие из употребления синонимы – ипсация, рукоблудие, онанизм) – преднамеренное вызывание оргазма путем самораздражения эрогенных зон собственных гениталий, явлению, широко распространенному в подростковой среде и абсолютно безвредному для здоровья.
     Из многочисленных опросов следует, что почти все мальчики и треть девочек в юности проходят через эту суррогатную форму половой активности. При этом, около половины опрошенных до сих пор помнит угрызения совести, стыд, тревога и чувство вины, сопутствующие этой форме сексуальной активности. В разных культурных слоях общества мастурбацию до сих пор считают «дурной привычкой», «аморальным поведением», «признаком незрелости» или «пороком». Психологические конфликты здесь более присущи юношам, чем девушкам, так как у них дискомфорт воздержания более мучителен. При всей суррогатности подростковая мастурбация снимает сексуальное напряжение, повышает уверенность в себе, помогает знакомиться с эрогенными зонами, снимает стресс, способствует приобретению хотя бы суррогатного сексуального опыта.
     Если эротические отношения встречают понимание родителей, то подростки нередко получают из их рук определенные привилегии (большую свободу досуга, сокращение домашних обязанностей, более щедрое субсидирование расходов). Во многих случаях подростки не торопятся форсировать отношения, иногда откровенно устают от них и освежают их сценами ревности, а в других случаях сознательно ограничивают себя, рассчитывая на более яркое партнерство в будущем. При всем при этом, они формируют навыки гетеросексуального общения, опыт доверительных отношений с партнером и умение понимать его эмоциональное состояние.
     Третья, сексуальная стадия либидо, заключается в формировании сексуального компонента влечения, то есть стремления к оргазму в интимных отношениях. Правда, на этой стадии примерно через 2 года после манифестации платонического либидо и примерно через год после пробуждения эротического оказываются преимущественно юноши, а большинство девушек остаются на эротической стадии до установления постоянных партнерских отношений. Поэтому, девушки включаются в более серьезные отношения не по зову плоти, а в рамках построения устойчивых отношений с юношами.
     Переход платонического либидо в эротическое, а затем – сексуальное легче проследить на модели женской сексуальности. Просто у юношей этот переход происходит настолько стремительно, что зафиксировать промежуточные стадии динамики либидо совсем не просто. Кроме того, у юношей реализация либидо нередко опережает динамику его спонтанного развития, а у девушек реализация чаще отстает от спонтанной динамики. Другими словами, сексуальная активность юношей подталкивает развитие либидо, а сексуальная сдержанность девушек тормозит его развитие. Наиболее иллюстративной в этом смысле оказывается динамика содержания сексуальных фантазий у девушек в пубертатном периоде. Уже в платонической стадии простой трагедийный сюжет (пошла на реку – окунулась в воду – заплыла в глубину – понесло течением – стала тонуть – спасли) обретает чувственную окраску (прекрасный юноша бросается в воду, спасет ее, приводит в чувство, они долго смотрят друг на друга, понимая, что это – судьба). В эротической стадии сюжет усложняется (она приходит в чувство, их взгляды встречаются, пробегает искра, он нежно целует ее, они сплетаются в объятиях). В сексуальной стадии развития либидо прекрасный юноша превращается в мачо и меркантильно забирает добычу навсегда, чтобы продолжить уроки плавания на каких-нибудь экзотических островах.
     На этой стадии предпочтение отдается тем формам сексуальных отношений, которые сопровождаются оргазмом. На смену поцелуям и объятиям приходит петтинг и другие суррогатные формы полового акта (промежностный, межбедренный, вестибулярный), а также орогенитальные контакты. Петтинг (от англ. pet – ласкать, баловать) – преднамеренное вызывание оргазма путем возбуждением эрогенных зон в условиях двустороннего сексуального контакта, исключающего непосредственное соприкосновение гениталий. Данная форма сексуального поведения выглядит более сложной по отношению к мастурбации, так как предполагает сексуальное партнерство. Петтинг может быть гомосексуальным или гетеросексуальным, одно или двухсторонним, мануальным или инструментальным с использованием секс-игрушек. Некоторые авторы выделяют так называемый поверхностный петтинг, то есть стимуляцию эрогенных зон, обычно скрываемых одеждой, в отличие от глубокого петтинга со стимуляцией эрогенных зон, обычно скрываемых одеждой. Эта дефиниция в корне неверна, так целью петтинга является оргазм, а не стимуляция каких-либо зон. Во-вторых, понятие зон, «обычно скрываемых одеждой» весьма условно. Зимняя и летняя одежда по-разному скрывают эрогенные зоны. Аналогичным образом деловой костюм и домашний халат по-разному делают их доступными. Тем более это относится к неккингу – ласкам в области шеи, которые не сопровождаются оргазмом без дополнительной стимуляции генитальных эрогенных зон.
     Эта форма сексуального поведения обычно апробируется к 15—16 годам, а к 18-летему рубежу число адептов этой практики достигает 80% у юношей и более 90% у девушек. Правда, только половина из них достигают при этом оргазм, хотя добиться его в петтинге им значительно легче, чем при половом акте. Петтинг является основой любовной игры, он учит чувствовать и понимать партера, выражая свои переживания и предпочтения языком жестов и ласк, дает практические навыки дозировки стимуляции и варьирования ее модальностью, учит улавливать желания партнера и обогащать диапазон приемлемости. Петтинг выступает эстетическим элементом любовного искусства и прививает своего рода сексуальный этикет партнерских отношений.
     Первый половой акт – сексуальный дебют, является большим испытанием для любого человека, тем более незрелого. Законодательством России предусмотрен возраст охраны половой неприкосновенности в 16 лет. Все действия сексуального характера пресекаются законом и квалифицируются как развратные, если проводятся в отношении малолетнего, не достигшего 14 лет. Вместе с тем, статистика повсеместно дает значительный процент юношей и девушек, начинающих половую жизнь раньше этого возрастного рубежа. Известно, что в этом числе оказываются подростки с ускоренными темпами полового развития, из неблагополучных семей, втянутые в интимные отношения взрослыми, юноши и девушки с известными психологическими проблемами. Поэтому ведущие мотивы сексуальной инициации часто оказываются деструктивными и происходят далеко не всегда на высоте эмоциональных отношений с партнером.
     Среди этих мотивов чаще фигурируют посвящение во взрослую жизнь, доказательство любви, потребность в доверительном общении, любопытство, настояние партнера, пример сверстников, совращение, насилие, конформизм, влияние алкоголя или наркотиков, доверие к будущему супругу, сочувствие «тяготам воздержания» партнера, страх лишиться партнера, проверка своей ценности, соответствие групповым стандартам, потребность в самоутверждении, протест, месть, дефицит референтных связей, некомпетентность и другие. Перечисленные мотивы часто сочетаются и достигают такого уровня побуждения к действию, на котором легко преодолеваются сдерживающие моральные убеждения, отсутствие достаточной потребности, опасения огласки, нежелательные последствия заражения ЗППП, отсутствие подходящего случая, неопытность, установки на девственность и чистоту, стыд, страх, недостаточное знание партнера, религиозные взгляды и прочие факторы. К этому присоединяется стремление освободиться от опеки взрослых вообще и от родительского влияния в частности, доказать свою независимость и способность принимать важные решения.
     Данных о возрасте начала половой жизни настолько много и они настолько противоречивы, что просто бессмысленно приводить их в качестве некой устойчивой закономерности. Понятно, что этот возраст не может упасть ниже некоторого физиологического и психологического предела. Ускоренное соматосексуальное развитие, как правило, сопровождается задержкой социосексуального и деформацией психосексуального, а успешное психосоциальное часто обнаруживается на фоне задержки пубертата. Среди мальчиков-подростков переживших сексуальный дебют в середине прошлого века по данным А. Кинзи было около 15% 13 летних и 39% 15-летних. К окончанию подросткового возраста их число составило около 70%. Через четверть века по данным Соренсона (1973 год) 44% 13—15 летних и 72% 16—19 летних юношей совершили свой первый половой акт. По данным Р. Колодни, среди подростков, имеющих опыт половой жизни, около 30% разочарованны этими отношениями. Справляются с этой ситуацией подростки по-разному: кто-то продолжает жить половой жизнью, несмотря на неудовлетворенность, а кто-то отказывается от нее.
     В 2008 году Ассоциацией планирования семьи под руководством Кунио Китимуры по заказу министерства здравоохранения Японии, которое озабочено ростом подростковых беременностей, был проведен опрос 3000 человек с целью выявить факторы раннего начала половой жизни. В ходе опроса выяснилось, что люди, которые в подростковом возрасте не завтракали, начинают сексуальную жизнь в среднем в 17,5 лет. В то же время у респондентов, для которых утренний прием пищи был регулярным, первый сексуальный опыт появлялся в среднем в 19,4 года. Таким образом, те, кто несчастлив со своими родителями, неспособными приготовить завтрак, имеют тенденцию избавляться от своей неудовлетворенности с помощью секса. Кроме того, подростки, занимающиеся сексом, могут пропускать завтрак из-за того, что приходят домой слишком поздно.
     Подобная тенденция к снижению возраста сексуального дебюта существует и в России. Этот возраст в некоторых городах снизился до 15 лет (Кемерово), в отличие от Нидерландов (17 лет), Чехии (16 лет). Причинами раннего начала половой жизни подростки называют влюбленность, любопытство, страх, соперничество, материальные причины, насилие. Сексуально активными были 42% респондентов, из них сексуально активных девушек – 73% имели от 4 до 8 половых партнеров. По данным Фонда «Здоровая Россия» (2005), массовые опросы, достоверность которых не вызывает сомнения, в четырех городах: Иваново, Саратове, Оренбурге и Иркутске, показали, что в 14 лет сексуальный контакт имели 5% подростков, в 15 лет – 14%, в 16 лет – 30%, а в 17 лет – 53% опрошенных.
     По результатам исследования, которое проводилось среди студентов Минска в рамках белорусско-шведского проекта под руководством профессора В. А. Доморацкого в 2008 году, средний возраст начала половой жизни составил для юношей 16,4 (плюс/минус 1,8 года), для девушек – 15,9 (плюс/минус 1,8 года). При этом средний возраст их партнеров был выше: у юношей 17,4 (плюс/минус 1,8 года) и 19,5 (плюс/минус 1,9 года) у девушек. Среди студентов вузов обоего пола преобладающим источником информации по вопросам сексуальных отношений являются разговоры со сверстниками (более 70%), более половины из них читают соответствующую научно-популярную и специальную литературу по сексологии. Только 3% юношей и 6% девушек считают возможной половую жизнь лишь в официально зарегистрированном браке. Мужчины и женщины демонстрируют различия в сроках вступления в первый сексуальный контакт: у 34% мужчин и лишь у 8% женщин с момента знакомства до первого контакта проходит менее месяца, что «указывает на более ответственное отношение женщин к выбору полового партнера». По данным исследования, примерно к 20 годам сексуальный опыт имели 90% мужчин (в том числе с несколькими партнершами – 59%) и 67% женщин (41%). Большинство сексуально активных студентов имели в течение жизни от двух до пяти партнеров. Тенденция к частой смене половых партнеров (свыше 10 на протяжении 3—5 лет с начала половой жизни) выявлена у 12% мужчин и 4% женщин.
     Аналогичный опрос проводился Украинским институтом социальных исследований им. Александра Яременко при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Украине в рамках международного проекта Всемирной организации охраны здоровья «Здоровье и поведенческие ориентации ученической молодёжи» с 1 апреля по 30 мая 2006 года в 26 территориально-административных единицах Украины. Всего было опрошено 6535 респондентов – учеников 6,8 и 10 классов, первокурсников ПТУ и вузов 335 учебных заведений методом анкетирования в учебных аудиториях. Статистическая погрешность составляет 1,1—1,83%. Как показали исследования, около трети ученической молодёжи Украины в возрасте 15—16 лет уже имеет опыт половой жизни, возраст начала половых контактов снизился с 15 до 14 лет. Также трети украинским подросткам свойственно опасное для ВИЧ-инфицирования поведение.
     Н. П. Иченковой, А. В. Ефимовой, О. П. Аккузиной (1999) было опрошено 1000 подростков в возрасте 15—19 лет (650 девушек и 350 юношей, в том числе 15летних – 13%, 16—17-летних – 64%, 18—19-летних – 23%). Оказалось, что хотели бы иметь добрачный сексуальный опыт 87% юношей и 39% девушек. Не хотели бы иметь этот опыт 11% юношей и 32% девушек. Остальные не определились. 71% девушек хотели бы, чтобы их партнер имел добрачный опыт, а 60% юношей – не хотели бы. Таким образом, в вопросе добрачной опытности юноши определились однозначно: они хотели бы сами иметь такой опыт, но отрицательно относятся к опытности брачной партнерши. Юноши относятся к браку, как к событию, качественно меняющему их отношения с противоположным полом, и поэтому к будущей жене предъявляются достаточно высокие требования. Девушки очень часто смешивают или четко не дифференцируют в своем сознании начало половой жизни и официальное оформление отношений, считая последнее простой формальностью, которую никогда не поздно совершить.
     Большинство юношей (42%) идеальным возрастом для начала половой жизни считают 16—17 лет, 35% девушек – 18—l9 лет. При сравнении этих ответов с мнением подростков об идеальном возрасте вступления в брак (большинство и юношей, и девушек считают, что для девушек – это возраст 19—20 лет, для юношей – 23—24 года) оказалось, что в установках подростков разрыв между началом половой жизни и вступлением в брак у девушек составляет от 0 до 2 лет, а у юношей – 6—8 лет. Иначе говоря, довольно часто девушки начинают половую жизнь, предполагая, что именно с этим человеком они создадут семью, тогда как юноши этого не планируют. Даже страхи и опасения в ситуации сексуального дебюта у юношей и девушек различны: девушек беспокоит, правильно ли они поступают в моральном смысле, а юношей – правильно ли они действуют в плане техники секса. Всего в браке хотели бы начать половую жизнь лишь 12% девушек и 4% юношей.
     Часть подростков считает, что момент начала половой жизни определяет не возраст, а «готовность» к этому поступку. В то же время они не могут определить для себя сколько-нибудь четкие критерии этой «готовности». У юношей встречаются такие ответы: «лишь бы это не повредило физическому и психическому здоровью», «когда поймешь надобность предохранения», «как я и начал в 12 лет» и «как получится». У девушек ответы несколько отличаются: «любовь», «ответственность», «чувство половой зрелости» «когда оба и физически и морально готовы к этому», «когда можешь поговорить с человеком противоположного пола без смущения и без стыда», «зависит от обстоятельств». Юноши готовность к половой жизни определяют для себя признаками физиологической зрелости. Девушки оказываются в состоянии неопределенности в связи с тем, что четкий критерий отношений – предложение руки и сердца со стороны юноши – «устарел», а все остальные критерии достаточно эфемерны.
     Среди мотивов сексуального дебюта у юношей преобладали «сильное сексуальное влечение», «приобретение опыта», «развлечение», «самоутверждение», а у девушек – «любовь». Среди мотивов начала половой жизни до брака у девушек отсутствует «самоутверждение», у юношей – «желание создать семью». Девушки преувеличивают у юношей мотив «любопытство» (34%): они переносят на представление о партнере собственные проблемы и недооценивают мотив «сильное сексуальное влечение», так как сами того не переживают. Среди ответов девушек выявился еще один мотив вступления в добрачные отношения в категории «иное мнение»: «уйти от родителей», «из-за трудностей семейной ситуации». Нетрудно понять, что девушки не только не решили таким путем свои семейные проблемы, но и приобрели новые.
     Реальное поведение подростков выявляли вопросы о первом половом контакте. Не было половых контактов у 55% девушек и 27% юношей, первый половой контакт произошел до 14 лет у 1% девушек и 8% юношей, в 14—16 лет – у 25% девушек и 48% юношей, в 17– 19 лет – у 9% девушек и 11% юношей. «По взаимному согласию» он произошел у 85% юношей и всего у 50% девушек. «Это было желанием парня» – ответили 10% девушек, «по принуждению» – 5% девушек.
     Переступив черту, каждый подросток проявляет различную реакцию на первую половую близость, при этом каждый второй повторяет свой опыт в течение первого же месяца. А многие из подростков, вкусив однажды вкус «запретного плода», не возвращаются к нему многие годы или совершают половые акты не часто, потеряв интерес, удовлетворив свое любопытство. Но социально утвердившись в глазах окружающих в качестве взрослого. Начало половой жизни для подростка исключительно притягательно, так как это своеобразный обряд посвящения, инициации во взрослость.
     Подводя итоги данной главе, следует отметить тенденцию ускоренного сексуального развития в пубертатном возрасте. Пубертатный период характеризуется, прежде всего, формированием психосексуальных ориентаций, которые проявляются в выборе объекта сексуального предпочтения. Варианты сексуального поведения подростков достаточно разнообразны в силу множества причин. В этот период осуществляется своего рода взрыв сексуальной активности, обусловленный выработкой тестостерона и других андрогенов, определяющих силу влечения. Противоречие между неограниченными возможностями эротических представлений и сексуальных фантазий при ограниченных условиях их реализации в форме суррогатной сексуальной активности делают непростым процесс становления направленности либидо. Нормальными вариантами направленности либидо считаются гетеросексуальная, гомосексуальная и бисексуальная. Гетеросексуальность, как эволюционный феномен, обеспечивает жесткую привязку индивида к репродуктивному партнеру и отвечает за количественное сохранение популяции и ее генетическое разнообразие, обеспечивающее отбор качественного генетического материала для дальнейшей эволюции вида. Сексуальное развитие в подростковом возрасте является важным моментом онтогенеза сексуальности, который протекает на очень высоком уровне гормональной активности. Пубертатный период является временем формирования вторичных половых признаков, пробуждением платонического, эротического и сексуального либидо. Этот период характеризуется наступлением первой эякуляции (ойгархе), менструации (менархе), ночных поллюциях и мастурбации. Для подростка это время интимных прикосновений, объятий, поцелуев и петтинга, развития сексуального воображения и формирования навыков полового общения, роста рискованного поведения, сокращение времени сна, групповой солидарности. В этом периоде начинается формирование сексуального сценария, от которого в будущем зависит успешность партнерских отношений.



Комментариев нет:

Отправка комментария