Кащенко Е.А. - Откровенный разговор про это для тех, кому за... Часть III

Часть III
Жизненный опыт сверстников
   
    Не достигнув желаемого, они сделали вид, что желали достигнутого.
    Мишель Монтень
   
Глава 1. Примеры и клинические случаи
   
    Мудр тот, кто знает не многое, а нужное.
    Эсхил
   
1. «Ведьма и импотент»
   
     Мужчина 59 лет, в разводе 2 года.
   
     У меня давнишняя проблема: не могу жить с женщинами. Потенция подводит. Вообще-то я могу достичь разрядки – сам с собой, при мастурбации. Но эрекция слабенькая, половой акт не получается. Прежде любил выпить, «налево» сходить. Вот и догулялся. После развода сильно нервничал, уговаривал жену остаться, а потом уехал в другой город – за всеми этими проблемами как-то не до женщин было. А когда все «устаканилось», вдруг оказалось, что я импотент! Несколько месяцев никуда не ходил на сторону. Потом попробовал – и не смог! Это все жена виновата, навела на меня порчу! Ведьма настоящая… После развода сказала, как отрезала: ни с какой другой у тебя ничего не выйдет! Я с тех пор и не могу. Ее колдовство действует. Наверное, уже ничем не поможешь? Что делать, если с бабами не получается?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Давайте разберемся с вашей ситуацией без «порчи» и «наговора». Если есть потребности и положительные реакции при мастурбации, значит, физиологически половой акт для вас возможен. Но он осложняется наличием сильного стресса от развода в почтенном возрасте, отсутствием партнерши, которая могла бы стать достойной заменой супруге, и длительным перерывом в партнерских отношениях, который закрепил негативные реакции.
Вам необходимо обратиться как минимум к урологу и эндокринологу, чтобы проверить состояние простаты и гормонального фона. К сексологу для снятия синдрома тревожной неудачи (такие стрессы губительны даже для молодых людей!). И постарайтесь жить полной жизнью, где бы присутствовали рядом женщины. Наверняка вы найдете среди них ту, что вернет вам вкус к жизни и разбудит погасшее сексуальное влечение. Никакой вы не импотент!
   
   
2. «Жена не хочет»
   
     Мужчина, 53 года, в браке 30 лет.
   
     Я перенес инсульт. И после болезни у меня проявилось постоянное сексуальное желание, каждый день хочется! Да вот только с женой проблема – она мне отказывает. Скорее всего, из-за своей усталости, общего недомогания: тоже ведь не девушка – она на два года меня старше. Ее позиция такова: беречься надо после инсульта! Лучше попить чайку, телевизор посмотреть… Мы с ней раз в неделю в лучшем случае сексом занимаемся, а мне каждый день хочется. Если у меня долго нет секса, то появляется боль в яичках и голова начинает болеть. Что делать? Не знаю…
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Считайте, вам повезло: у вас изменения – к лучшему. После инсульта чаще наблюдается спад сексуальной активности. Но в ряде случаев (примерно до 15 %) происходит все наоборот из-за изменений в сердечно-сосудистой системе. Поэтому половые отношения в этих случаях вам показаны, а жене лучше беречь вас тем, чтобы без сильной нагрузки доводить дело до разрядки и снижения сексуального напряжения. Поговорите с ней, можете к нам пригласить. Можете найти способы высвободить жену от домашних дел, повысить ее настроение, тонус. Не получится – почаще мастурбируйте. Занимайтесь сексом по мере желания и для здоровья, но без фанатизма – поберегите свои сосуды.
   
   
3. «Секс-гигант»
   
     Мужчина, 69 лет, 45 лет в браке.
   
     Дело в том, что у меня хронический простатит с 67 лет, но сейчас практически он не беспокоит. В прошлом году прихватило мочевой канал, хотели делать операцию, но отказались.
     А я с трубкой полтора месяца проходил, и все восстановилось. Да, еще аденома предстательной железы первой стадии. И удалено одно яичко. С женой прожил 45 лет и имею двух любовниц (жена о них не знает). Одной за шестьдесят, а второй – недавно полувековой юбилей справили. С ними у меня всегда лучше получалось, чем с женой. Со старой любовницей, например, когда я начинал, половой акт длился минут 25. Сейчас поменьше, минут пять. Она мне даже минет делает. Но кончаю с ней я не каждый раз. С той, что помоложе, половой акт у меня длится минут по 15–20. Причем она быстро кончает, у нее бывает по 3–4 оргазма, я ее уже измочалю, пока сам кончу. Она даже порой жалуется – хватит уже, мол, больно. И сам я измотаюсь, и она… с молодой я встречаюсь раз в неделю. А вот с женой половой акт у меня кончается за полторы-две минуты. Это было всегда. В молодости – почти каждый день сексом занимались, потом в месяц 2–3 раза. Дело в том, что с ее стороны к сексу желания всегда маловато было. Не хотелось ей, и оргазма у нее никогда не было. Так и жили. Сейчас примерно раз в неделю сексом занимаемся. А детей настругали троих и сейчас живем интимной жизнью, но хорошо у нас не получалось никогда. А с любовницами у меня всегда лучше выходило. Как бы мне сохранить свой ритм?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Вы настоящий сибиряк! Но у вас перебор в отношениях, и заметно, что не успеваете восстанавливаться. В вашем возрасте ежедневный секс – своего рода насилие над организмом. Поберегите себя и дайте организму передышку. Дело в том, что в инволюционном периоде жизни сперма накапливается медленнее, организму требуется больше времени на отдых. Необходимо делать перерывы, пересмотреть образ жизни и обязательно для профилактики принимать поддерживающие препараты для простаты (например, простамол), которые может выписать уролог по месту жительства. Плюс поливитамины и витамины. При ослаблении потенции с таким ритмом как у вас можно использовать курс импазы. Ваша жена – мудрая женщина. Зная о вашей сильной половой конституции, она прикрывает глаза на сексуальные подвиги потому, что не может дать того, что вы желаете. Но если вы хотите сохранить свой ритм половой жизни, старайтесь делать перерывы. И без былой суеты предавайтесь любимому занятию.
   
   
4. «Бессильный маг»
   
     Мужчина, 52 года, женат 2 года.
   
     У меня беда. Я сам экстрасенс, а сделать ничего не могу. У меня молодая жена – 26 лет… Последние 4 дня не получается половой акт. Сначала встает, а минуты через три опадает. Раньше такого никогда не было. Бывало, возбуждался не сразу, но эрекция совсем никогда не пропадала – такого не было. Я грешу на свои болячки. У меня воспаление тройничного лицевого нерва, которое недавно обострилось, и врач увеличил дозу финлепсина. Еще я гормональные препараты принимаю – от астмы. И от гипертонии мне кардиолог лекарства прописал. Может быть, препараты так влияют на мою сексуальную жизнь?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Иногда и волшебникам надо лечиться у докторов. К тому же вы по возрасту не мальчик, и снижение эрекции в почтенном возрасте – естественный процесс. Финлепсин угнетает половую функцию. Альфа-блокаторы влияют на качество эрекции. Прием гормональных препаратов может тормозить выработку собственного гормона – тестостерона. Поэтому вам надо обратиться к врачам по месту жительства: эндокринологу, кардиологу, сексологу и скорректировать дозы и наименования лекарств. Сейчас существуют десятки схем лечения стенокардии и борьбы с холестерином, где учитывается качество эрекции. Еще вам желательно взять анализ крови, а потом подкормить организм в целях улучшения кровоснабжения полового члена. Успехов вам с молодой женой!
   
   
5. «Серийная моногамия»
   
     Мужчина, 54 года, женат 32 года.
   
     В последнее время меня потенция подводит. Желание есть, а эрекция нестойкая. У меня вообще-то проблема следующая: с женой все нормально, а с другими женщинами – плохо! Понимаете, у меня работа такая, что 23 года работаю по вахтам. Когда по 15 дней работал, еще ничего. А сейчас бывает по месяцу и больше. Но не могу без женщины. Жену я свою люблю, и с ней все нормально. А вот на выезде… уже столько лет эти поездки. Кукла резиновая меня не привлекает, вручную – надоело. Вот и завел любовницу, боевую, так сказать, подругу. И с ней плохо получается. Она сама хорошая, ласковая. И на условия не жалуется. Но вот однажды, лет 10 назад, был срыв – по пьянке. Всю ночь пытался, и ничего с ней не получилось. Только под утро заснул. А на следующий день настроение такое паршивое – хоть вешайся! И осечки с тех пор начались! И так уже не раз. И как осечка – я очень впечатлительный, – целый день сам не свой. Когда один, эрекция хорошая, фантазии. А с ней – напрягаюсь и боюсь! Пробовал алкоголем взбодриться – не помогает. Чаще теперь так происходит: у меня получилось все хорошо и я довольный на следующую ночь опять к ней прибегаю. А тут – облом! Знаете, я с женой уже 30 лет, и только с этой боевой подругой ей изменил. Может быть, это у меня от переживаний, от страха?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Это бывает. В народе говорят, что есть такой тип мужчин – однолюбы. По-научному, у вас моногамный характер. Поэтому главный совет – живите с женой, забудьте о других! Но образ жизни заставляет вас вести серийную моногамию: пока живете с одной женой, о любовнице не вспоминаете, уехали на длительную вахту – уже 10 лет там живете с другой. И она для вас уже привычная партнерша, почти как родная жена.
У вас просто развивается синдром ожидания неудачи. А в вашем возрасте надо дозировать секс. А вы на радостях, когда получается, летите за вторым разом, как мальчик. В итоге – не получается. Все же вам 54 года. Если вы три раза кончили за ночь, то на следующую ночь лучше восстановите силы, придите в себя. Эксцессы вам уже ни к чему. И денька через три идите к своей любимой. Желательно месяц-другой принимать хорошие природные средства. Например, женьшень, элеутерококк. Настойка этих корней очень полезна. Войдите в свой ритм, вам его сама природа подсказывает. А вы обрекаете себя на неудачу, а потом мучаетесь. Судя по тому, что вы водитель, а значит, регулярно проходите медосмотры, то для разового случая можно принять сиалис, виагру. Они продаются в аптеке без рецепта и помогут вам справиться с ожиданием неудачи.
   
   
6. «Без виагры не пойду!»
   
     Мужчина, 86 лет, вдовец 12 лет.
   
     При приеме виагры, которую мне порекомендовал врач-андролог лет 7 назад, у меня резко падает артериальное давление. Обычно у меня 140/80, а тут падает до 80/50. Появляется слабость, в сон клонит, голова кружится. А часов через 5–6 восстанавливаюсь. Пью я таблетки по 50 мг, когда иду в салон к проституткам. Без них я слабоват. Супруги нет, я вдовец. И секс у меня своеобразный: хожу в массажный салон, а там молоденькие девочки делают мне эротический массаж, и доводят до оргазма. Салон этот в Москве, а я из Подмосковья. Пока доеду, дойду, потом обратно – устаю. Они меня любят, хорошо встречают. Здесь я постоянный клиент, меня все знают, я всех знаю. У меня и любимая девочка есть – Оксана. Очень ласковая, приветливая – радуется, когда я прихожу. Менять что-то, тем более в моем возрасте, – сложно! Без виагры я слабо возбуждаюсь! Конечно, Оксана доведет до оргазма в любом случае. Но без виагры – меньше удовольствия. Приму таблеточку, в салон прихожу – у меня уже стоит, понимаете? Стараюсь появиться там раз в неделю. А тут давление стало падать…
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Когда-то вы были на семь лет моложе. Теперь сосуды стали менее эластичными, кровоток ослабился. А виагра – препарат сосудистого действия, и только людям, настолько здоровым как вы, ее рекомендуют. Однако пора уполовинить дозу. А еще лучше – откажитесь. Это, конечно, хорошо, что вы не забываете о сексе. Но сейчас вам уже больше надо думать о здоровье. Уменьшите частоту посещений салона хотя бы до двух раз в месяц. Вдруг так случится, что резко упадет давление, а девочки без медицинского образования, мало ли что? Сексуальная активность должна соответствовать возрасту. И к тому же чем реже вы будете возбуждаться, тем острее будут ощущения. Вам надо немного притормозить, снизить частоту, и самочувствие улучшится, броски давления прекратятся.
Можно вместо виагры в вашем случае пить настойку женьшеня, элеутерококка по схеме, что прилагается на упаковке. То, что ваш организм справляется с такими нагрузками, – прекрасно, но не надо его перегружать. Это может плохо кончиться. И еще, подумайте об Оксане. Когда девочка-массажистка имеет дело с пожилым клиентом, она настроена на то, что, возможно, вам хватит тактильного удовольствия. А когда она видит, что у вас еще и эрекция есть, и эякуляция – с ней может случиться обморок! Поберегите ее! Не шокируйте внучку!
   
   
7. «Ночью есть, а утром – нет!»
   
     Мужчина, 56 лет, женат 29 лет.
   
     Проблема такая: ночью эрекция в полном порядке. А как только встаю утром – пропадает! И весь день ее нет, хожу как импотент. А вечером ложусь в постель – опять есть! Я женат. Но жена уже не так возбуждает, иногда эрекция слабовата. А во сне стоит всю ночь! Еще сплю практически, потрогал – стоит. Только глаза открываю – падает! Работаю я директором частной фирмы. Довольно напряженно, три года в отпуске не был. Целый день кручусь как заведенный и только вечером расслабляюсь. Иногда днем хочу этим делом побаловаться с секретаршей – и ни в какую! Она сама на это настроена, ждет и удивляется – почему я ее до сих пор не того? Она в шоке, а я не могу! Боюсь, ее скоро соблазнит мой заместитель – парень молодой, горячий… Может, вы меня за это осуждаете?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
В Вашем случае не мне мораль читать. Вы – человек взрослый. А совет сексолога могу вам дать. В плане физиологии все у вас замечательно – ночная эрекция есть, утренняя тоже. С женой все получается. Когда вы не расслабляетесь, кровоток полового члена ухудшается; когда вы в напряжении, кровь больше приливает к другим частям тела – к мозгу, ногам-рукам. Нервное напряжение сказывается. Поэтому даю конкретную установку: в течение рабочего дня постараться поменьше нервничать; в ближайшее время уйти в отпуск, забыть все проблемы, выспаться вволю, отдышаться; принимать успокоительные препараты или настойки – пустырника, шалфея, ромашки, валерианы. Выбирайте, что вам из них больше нравится. Пить 3–4 раза в день. Можно 50 граммов коньячку принять, но насколько это будет корректно в рабочий день – вам решать как руководителю. Через недельку-другую вы почувствуете, что стали меньше нервничать, успокоитесь, жена порадуется, и может быть, так вас заведет, что не надо будет осуществлять свои эротические фантазии с секретаршей.
   
   
8. «Любовь – лучшее лекарство»
   
     Мужчина, 69 лет, вдовец 4 года.
   
     После смерти жены я сошелся с одинокой женщиной на 10 лет меня младше. Она вдова, муж умер от инфаркта. И вот что интересно: она прожила с мужем больше 30 лет, и ни разу не испытала оргазма! Говорит, что во время секса с ним больно даже, порой неприятно. Диагноз «вагинизм» ей ставили. Хотя двоих детей родила… Со мной она почему-то оргазм испытывает! Раз в неделю у меня с ней секс, и у нее оргазм часто бывает. Она сама вам рассказать стесняется… А меня вот что волнует: неужели так может быть – всю жизнь не было оргазма, и вдруг под старость появился? Может такое быть?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Вы просто герой сексуального фронта! В таком преклонном возрасте помогли женщине сексуально раскрыться, почувствовать пик сексуального наслаждения. Настоящее счастье подарили обоим! Такое может быть вполне. Во-первых, после климакса у женщины наступает «вторая молодость», когда страхи о возможной беременности пропадают и она чувствует в постели себя спокойно и раскованно. Во-вторых, она просто вас полюбила так, как не любила первого своего мужа, и вы, как новый партнер, подарили массу новых ощущений: в движении, запахах, своем сценарии. Любовь творит чудеса! Это может стать решающим фактором. У меня молодые пациентки есть с вагинальными болями, которые трудно поддаются лечению, а вы свою жену сами вылечили! Возможно, она с мужем жила неважно, часто с ним ругались, и нервное напряжение передавалось мышцам влагалища. А вы сняли это напряжение небольшим усилием.
   
   
9. «Даешь ежедневный секс!»
   
     Женщина, 55 лет, замужем 34 года.
   
     Не поверите! Год назад мужу удалили аденому простаты. Ему уже за 66. Он не хотел идти на операцию, я его силком затащила. Очень уж были сильные симптомы, в туалет порциями ходил. Операция прошла хорошо, но после нее началось что-то странное. Когда муж выписался из больницы, он был совсем другой человек! Ему нужен был секс каждый день, а я в последние годы отвыкла от такого ритма. По телику эротику стал смотреть. Онанизмом занимается под душем, я сама видела! Утром пойдет в душ, холодной водой обольется – а у него все равно стоит! Или смотрю, зарядку делает, отжимается – и все норовит членом в коврик упереться! Я сначала обрадовалась его здоровью, а потом вижу – нет, что-то тут не то… Он весь волосами оброс, как медведь: живот, грудь, даже плешь на голове зарастает! В общем, потенция поперла, как у молодого парня. А мне пришлось недавно уехать в командировку на два месяца. Так этот кобель за это время трех девок себе отхватил! Легкого поведения, типа проституток. Одной 20, другой 27, третьей 53. Последняя к тому же оказалась матерью одной из тех двух. И пошел у него фейерверк! Я все выяснила – они и по отдельности его обслуживали, и втроем. Мало того, что мне изменял, так еще и все деньги на них профукал! Я психанула, скандал устроила. Говорю: хочешь нормальной жизни, старый пень, тогда живи со мной, а если тебе только секс нужен – катись к своим бл…м! А туда и сюда – не получится! Взяла и уехала к дочери. А он со мной тоже поехал. Ну помирились, стали жить, я приспособилась. У меня тоже какой-то сдвиг случился: как представлю, что он с этими девками групповым сексом занимался, на меня такое возбуждение накатывает – сейчас же нужен секс! И теперь уже он ревнует – я работаю в мужском коллективе, а выгляжу прекрасно, лет на 10 моложе своего возраста. Когда у нас на работе праздник, вечеринка – муж места себе не находит, встречает меня вечером! И дома – секс… Все вроде теперь хорошо, да меня тревожит его состояние. Эти ежедневные эрекции… Все же не мальчик он уже. И сам говорит, что устает физически от этого своего постоянного желания. Откуда оно у него?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
То, что вы акцентировали сексуальность мужа на себя – замечательно! Кто, как не жена, его знает лучше и может помочь в трудную минуту. По поводу операции скажу следующее: аденома простаты активно препятствует выработке гормонов. С ее удалением у вашего мужа, вероятнее всего, активизировалось производство тестостерона и снизилась выработка женских гормонов. Избыток мужских гормонов – это зачастую всплеск сексуальности, а косвенные признаки – тот же рост волос на теле. На перестройку организма после операции необходимо некоторое время, а пока организм только приходит в себя. Если перестройка будет затягиваться, придется прибегать к гормональному лечению. Ненормированная сексуальная активность в пожилом возрасте истощает организм, может даже привести к неврозу, другим заболеваниям. Хочется верить, что организм вашего мужа перестроится, и сексуальное желание его поутихнет. В противном случае он должен обследоваться, сдать гормональный анализ, и по его результатам врачи решат, что делать дальше с его гормональным всплеском.
   
   
10. «Счастье – проблема»
   
     Женщина, 52 года, замужем 30 лет.
   
     Моя ситуация – скорее не проблема, а счастье. Живу я красиво, не курю, практически не пью, занимаюсь спортом, выгляжу намного моложе своего возраста, замужем 30 лет и разводиться не собираюсь. Хотя были периоды, когда муж увлекался другими женщинами. Он музыкант, творческая натура. Но мы всегда друг друга понимали. Притерлись, живем хорошо. Но помимо мужа у меня есть друг-любовник Артем. Он бывший спортсмен, младше меня на 20 лет, но выглядит много старше. А я, наоборот, моложе выгляжу, этакий стареющий тинейджер. Встречаемся уже несколько лет. Сначала это были спонтанные встречи, без всяких обязательств. Но со временем отношения стали более доверительными, близкими и переросли в какую-то странную зависимость. У меня не было такого влечения ни к одному мужчине – какая-то патологическая зависимость, как наркотик! Наверно, у меня шизофрения… Смотрите сами. Допустим, мы поругались, не встречаемся. Через 3–4 дня у меня начинается настоящая ломка, как у наркомана. При этом я словно с цепи срываюсь: удваивается количество секса с мужем, утраивается мастурбация. Но удовлетворения нет, пока не встречусь с ним! Миримся, я «наедаюсь» физической любовью с любовником, и только тогда прихожу в норму. Я всегда была мультиоргастичной женщиной. От трех до пяти оргазмов за один половой акт. Муж шутит: твоя минимальная доза – 100 оргазмов в месяц. Если раньше было здорово, то сейчас уже тревожно. Дело в том, что я «подсела» на Артема в прямом смысле – только он может меня удовлетворить как мужчина. Ни муж, ни кто-то другой – только он! Эта зависимость пугает меня, мешает организовать свою жизнь. Какая-то вечная война с собой и с мужчиной. Хочу избавиться от этого – начинается ломка! Я будто накрепко привязана к нему, к его телу, к его, извините, пенису! Понимаю, что у нас нет перспективы! Но мы гармоничная пара, вместе ходим в горы, в бассейн, на дискотеки. Это мой нормальный образ жизни, я как бы такая Ксюша Собчак, но слегка постаревшая и алма-атинская. Артем меня любит! Звонит по несколько раз на дню, в ресторане кормит с руки, в постели может ласкать до бесконечности… Но ревность появилась. Прожила 30 лет с любимым мужем-кобелем, который постоянно гулял, и никогда его так не ревновала! А с Артемом узнала, что такое ревность. Хотя с ним главное – секс. Какое-то раздвоение… Как мне избавиться от этой зависимости?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Секрет прост: ваша зависимость называется любовью. И от нее нет лекарств. Одно только – зависеть дальше, пока она не иссякнет. Любовь бывает разная. Это еще древние греки подметили. С мужем у вас спокойные, устоявшиеся отношения, это – любовь-дружба. А с Артемом у вас любовь-страсть. Так как у вас сильная половая конституция, высокий темперамент, то судьба и природа дают вам хорошую возможность почувствовать эти виды любви одновременно. Возраст этому не помеха, так как в период климакса чаще всего и бывают такие вспышки сексуальной активности. Очередной гормональный всплеск – и любовь накрывает женщину с головой. Правда, не всех. Это ваш организм показывает рекордные возможности женщины. Теперь помучайтесь сладкими муками. Ларошфуко писал: «Мы не знаем, сколько продлится наша любовь, как не знаем, сколько продлится наша жизнь». Наслаждайтесь любовью, пока она длится. Любовь, как и высокую сексуальность, надо не лечить, а получать от нее удовольствие.
   
   
11. «Член болит»
   
     Мужчина, 58 лет, женат 35 лет.
   
     Давно страдаю простатитом. Лечился разными методами. И вот как начал принимать простамол и гентус, начались сильные ночные эрекции. У меня есть жена и секс с ней. Все как положено. Но после полового акта, даже если засну, – через час просыпаюсь от болезненной эрекции. Член напряжен и болит! И стоит колом всю ночь… Я помастурбирую, в туалет схожу пописать, холодной водой обольюсь, а эрекция не ослабевает. И смех и грех! И так уже полгода. Даже про хроническую грыжу позвоночную забывать стал. Может, отменить препараты по лечению простатита?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Нет, с простатитом это не связано. Простату надо лечить своим чередом, а главное – уделить внимание позвоночной грыже! Проблема в ней. Именно позвоночная грыжа часто влияет на качество эрекции – может ослабить, а может спровоцировать спонтанные приступы, как у вас, и привести к непроходящему состоянию болезненной эрекции. В нижней части позвоночника спинной мозг имеет разветвление – «конский хвост». Его ущемление может вызывать болезненную эрекцию. У вас – типичный случай. Обязательно обратитесь к невропатологу, сделайте МРТ, расскажите ему про эрекцию. Возможно, вам будут нужны блокады для успокоения позвоночной грыжи, хирургическое вмешательство – это вам невропатолог подскажет.
   
   
12. «Осечки»
   
     Мужчина, 54 года. Женат 20 лет.
     Московская область.
   
     У меня беда – появились проблемы с эрекцией. Появились осечки. Вот недавно попил пивка с друзьями – и не смог. Да и без пивка не сразу встает, поднимать приходится. От партнерши ручные усилия требуются… Жена моя – врач, и говорит – это возраст. Успокаивает – все нормально, мол. Но я все равно огорчаюсь как мужчина. Ведь получается, доставляю ей все больше мороки и все меньше удовольствия. Я работаю водителем, не пью практически, но курю. Иногда пиво по случаю, но редко. Внешне худощавого телосложения, на давление не жалуюсь. Может быть, есть что-то медикаментозное, какое-то лекарство, эрекцию подправить?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Прежде всего перестаньте себя упрекать. Вам надо снять излишнюю тревожность. Можете попринимать успокаивающее. Пустырника настойку, например, афобазол. Курение – вероятная причина вашей проблемы, помимо возраста. Именно курение ухудшает работу сосудов. А стойкая эрекция – это результат работы здоровых сосудов. Надо сделать УЗИ генитального кровотока. Сдать анализ на гормоны – тестостерон, пролактин, ФСГ (фолликулостимулирующий гормон). Вы же водителем работаете, и состояние здоровья для вас задача первоочередная. Если все будет в пределах нормы – отлично. А для улучшения качества эрекции можно посоветовать лаверон, оргазекс. Эти препараты можно принимать и разово, и курсами. Если же вы хотите удивить свою супругу, примите виагру, или сиалис, левитру. Эти препараты действуют определенное время, и их необходимо принимать согласно инструкции в упаковке.
   
   
13. «Грыжа позвоночника»
   
     Мужчина, 55 лет, женат 24 года.
   
     У меня двусторонняя грыжа позвоночника. Вопрос: обязательно ли делать операцию или можно обойтись без нее? Диагноз зачитываю по последней строке из заключения МРТ, чтобы вас не загружать: «…протрузия диска в сегменте L4–5, стеноз позвоночного канала на уровне сегмента L3–4. Передний и задний размер не превышает 9 мм. В сегменте L4-L5 диск пролабирует просвет позвоночного канала сагитально до 5–6 мм без распространения вдоль канала». Ногу левую начал волочить. Если постою на месте минут 15, а потом пойду – начинаю ногу подволакивать. Раньше спортом занимался, футболистом был, теперь на тренерской работе. У меня хирург знакомый, приходит к нам на стадион тренироваться, и я с ним советовался. Он предлагает операцию с помощью лазера. Сам лично эти операции делает, по 5–6 штук в месяц. Но он предупредил: позвоночник – дело тонкое. Исход может быть хороший, а может и не очень, 50 на 50. Я боюсь, смогу ли после операции ходить, работать, не потеряю ли мужскую силу? Я психологически не готов.
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
У вас профессиональное заболевание спортсмена. Многие из них с возрастом прогрессируют. Думаю, при вашем варианте благополучная вероятность повыше. L5 – это рядом с крестцом. В районе позвонков L3–L5 проходят нервы, обеспечивающие работу половой сферы. И если воспалительный процесс дорастет до этих нервов – будет плохо. Половая функция может заблокироваться. Если бездействовать, грыжа будет прогрессировать и в конце концов может заблокировать и потенцию, и опорно-двигательный аппарат. А операция дает вам шанс на полноценную жизнь. Надо использовать предлагаемый шанс. Решайтесь. Думаю, лучше сделать операцию. Тем более что вам предлагают прогрессивный лазерный метод. Если не делать, дальше может быть хуже.
   
   
14. «Это жизнь…»
   
     Мужчина, 63 года, женат 40 лет.
   
     Ситуация такая: после 60 начало снижаться либидо. Был у уролога, сдал анализ крови на тестостерон – показал нижнюю границу нормы. Сердце вроде в порядке, но иногда давление подскакивает к 160. Врач мне прописал препарат омнодрен. Я прокололся, но не могу сказать, что чудо произошло. Честно говоря, до 60 у меня вообще никаких проблем не было. А сейчас уже проблемы возникают и с окончанием, и с эрекцией. Даже не только с эрекцией, скорее просто нет особого желания. Я сам спокоен, сознаю, что способен на половой акт, надеюсь, что эрекция не подведет, но… лень лишний раз напрягаться… Сейчас – только раз в месяц желание появляется. Если искусственно его не стимулировать. Можно, конечно, сказать – возраст, махнуть рукой. Но я не хочу сдаваться. Сейчас много препаратов на рынке, типа «тангат али платиниум» и т. д., которые поднимают якобы уровень тестостерона, и т. д. Описания, как они действуют, как правило, нет. Только рекламные сказки про чудеса. Что вы посоветуете?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Принимайте ситуацию как данность. Переходите на более редкую схему половой жизни. Обратитесь к жене, чтобы она помогала вас стимулировать перед близостью и не только. Помните, что теперь времени на подготовку будет уходить больше, и это продление вполне нормально. Для поддержания своего полового организма в форме принимайте привычные для россиян средства: настойку женьшеня, прополиса, экстракты элеутерококка и родиолы розовой» т. п. Можно и стимулятор – пантогематоген. Действие его направлено на пробуждение и включение внутренних резервов организма, восстановление физиологических функций, повышение иммунитета, улучшение работы сердечно-сосудистой системы. Замечательно, что не сдаетесь. Так держать!
   
   
15. «Пластика»
   
     Мужчина, 61 год, холост.
   
     Проблема моя – врожденное недоразвитие. Длина члена 5 см, но главное – мочеиспускательный канал (уретра) под яичками. Раньше длина была, может, чуть побольше. А сейчас член «прячется» под лобком. Раньше была нормальная эрекция, но сейчас, конечно, уже все, на издохе. Мне хотели сделать этот канал еще 35 лет назад в Джамбуле, в Казахстане. Но что-то у врача не заладилось. Пришил член к мошонке – и еще короче сделал. С тех пор сантиметров 5. А отверстие в канале внизу осталось. Я бы хотел сделать канал и заодно увеличить член.
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Судя по всему, у вас гипосподия. Эрекцию в вашем возрасте сложно поддержать. И здесь решение только одно – операция. В наши дни такие операции проводят, а в прошлом веке технологии были еще не совершенны. Сложность хирургического лечения гипоспадии заключается в достижении хорошей проходимости уретры, в формировании полового члена, имеющего нормальный внешний вид, а также в предотвращении возможных послеоперационных осложнений. Операция сложная, дорогая, и ее делают, как правило, в детстве. Возьмутся ли оперировать вас сейчас? Не знаю. Обратитесь к хирургам, которые проводят эти операции. Мое же мнение – фаллопротезирование или как альтернатива ему – сублимация в любые виды деятельности. С возрастом снижается сексуальная активность, пропадает желание… Стоит ли сейчас возвращаться туда, где вы были молоды, без гарантии успеха? Решать вам.
   
   
16. «Плохой оргазм»
   
     Женщина, 53 года, замужем 20 лет.
   
     Если женщина имеет клиторальный оргазм, то как ей с этим жить? По-моему, женщины несчастны с ним. Я имею в виду, как женщине жить с нормальным здоровым мужчиной? Ведь если у меня муж совершенно полноценный, нормальный, то каким образом получать удовольствие? Другого мне, получается, не дано? От клитора мало радости, а оргазм я получаю только от стимуляции клитора! Ну в молодости, когда было больше гормонов, легче его достигала. И во сне снилось, что кто-то мне клитор трогает. Просыпаюсь – и самой потрогать хочется, прижать. Прижимаю – и кончаю. Начинает муж гладить – что-то не то, больно, не так. Я сама мучаюсь и его мучаю. Трудно ему приспособиться, не так он все делает. Я начинаю капризничать, а он вообще бросает – не получается, и не надо! Я даже на эту тему мужа теперь больше не напрягаю. Мы уже все испробовали. Ничего не получается. А как это при половом контакте делать? Я завидую женщинам, у которых муж импотент. Он и погладит, и поцелует, и полижет. А мой – полноценный. Я читала, есть такая операция – кусочек чувствительной ткани с нервными окончаниями и с рецепторами переносится во влагалище, чтобы повысить чувствительность влагалища. Или в моем возрасте это уже поздно? Не хочу ничего. Раз у меня такая неполноценность… Как бы нам решить эту проблему?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Зря вы считаете, что клиторальный оргазм – это ненормально. Подавляющее число женщин испытывают оргазм благодаря именно клитору. Это – очевидная вещь! Клиторальный оргазм – это дар богов. И вы его достигаете. Это ваша особенность, в которой есть замечательные плюсы. Он легче достижим. Меньше подвергается возрастной деформации. При болезнях, при старении клитор сохраняет устойчивую возбудимость. И нет таких операций по пересадке рецепторов во влагалище. Это вас дезинформировали. Нейрохирурги еще до этого не дошли. Это ведь какая по сложности операция должна быть, чтобы каждый рецептор соединить и нервные связи прижились и заработали! Пока это невозможно.
Другое дело – ваш муж. Он как-то с ваших слов по-казарменному вопрос ставит. А проблема – в нем не меньше, чем в вашей фиксации на «полноценность». Ему важно приспособиться, понять, что вам требуется, и удовлетворять вас, научиться стимулировать клитор. Можно позицию выбрать для эффективной стимуляции в зависимости от близости или удаленности расположения клитора. Еще вариант – использование специальных насадок, которые в изобилии есть в секс-шопах: мягкие, грубые, большие, маленькие – они надеваются на основание члена, чтобы стимулировать клитор. Есть вибраторы для клитора. В позе, когда мужчина сзади, вы можете сами стимулировать клитор любым способом, как больше вам нравится. Наконец, можно пойти по пути многих пар, которые по очереди получают разрядку – сначала женщина, а потом мужчина. И люди совершенно не напрягаются, считают это нормальным. Не пасуйте перед мужем, учите его нежным прикосновениям, гордитесь достоинством вашей оргастичности. Стимулируй клитор хоть до старости, и будьте счастливы!
   
   
17. «Виагра»
   
     Мужчина, 61 год, 40 лет в браке.
   
     Я сам почти не пью. Единственное – в сауну хожу регулярно. И еще принимаю виагру, понемногу – 25 мг. На эрекцию она хорошо влияет. Но вот такая проблемка – после виагры кончить долго не могу, слишком долгий секс получается! Кончаю, только для этого минут по сорок гонять приходится. Действует часов 5–6, за ночь по 2 раза получается. Хочу выяснить: не вредно ли?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
У вас отличное сексуальное здоровье! Если 25 мг вам хватает с таким вот эффектом, то вы в хорошей форме, и этот стимулирующий препарат вам подошел. Вреда от приема никакого нет. Можно при необходимости даже ломать таблетку пополам, если время действия вас напрягает. Единственное предупреждение – не сочетать с нитроглицерином и другими нитратами. Это противопоказано. Так держать! Вы молодец, здоровый мужчина.
   
   
18. «Скромно живем»
   
     Мужчина, 77 лет, женат повторно 1 год.
   
     У меня в жизни не все гладко: развелся с прежней женой, год назад женился снова. В течение года с новой женой все было нормально, в постели – никаких проблем. Болезней вроде бы никаких у меня нет. Была аденома 1–2-й стадии. Я от нее излечился. По этой части все нормально. Я еще помогаю физкультурой, комплекс упражнений делаю, которые рекомендуются при аденоме. В этой части проблем нет, струя нормальная стала. Хотя операцию мне не делали, значит, аденома осталась в какой-то степени. Но не растет. И не беспокоит практически. Физически я здоров, чувствую себя отлично, спортсмен, веду здоровый образ жизни. Эрекция всегда была хорошая. А тут ослабела. Ну, примерно месяц назад. Правда, в течение года я употреблял два препарата – импазу и виардо. Но сейчас они уже не помогают. Я когда почувствовал ослабление, вука-вука пропил – не помогло. Виагру 2 раза покупал. Но в моем возрасте виагра уже тяжеловата. И, мне кажется, опасна. Я боюсь кровоизлияния. Хотя эрекцию виагра вызывает сильную, у меня прямо сумасшедшее желание от нее возникает! Но мне кажется, это опасно. Принимаю 50 мг, и несколько часов успокоиться не могу. Одно лекарство кончится, я на другое перехожу – меняю. Много перепробовал: красный корень, вука-вука, импазу – все это прошел. Я вообще интенсивный мужчина. Не выдерживаю, чтобы не приласкать жену в течение дня несколько раз, потискать. Она говорит, что я в какой-то степени ненормальный. Ей 69 лет. Она весь этот год была довольна и счастлива, желанна, сама позывы давала. А сейчас чувствует, что я ослаб, ведет себя скромно. Хотя жена помогает мне, возбуждает, я ее зацеловываю – но на этом все у нас и кончается. Она вообще-то стеснительная по характеру. Мы сексом занимались раз в неделю. И эрекция была нормальная. Особенно с утра. Я именно утренними и старался пользоваться – это самый надежный вариант. И вот что еще: поллюции почему-то начались по ночам. То есть желание возникает, эрекция слабая, а потом как-то наплывает, поллюция – и все кончается.
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Вы молодец, пример для всех остальных! Не переживайте сильно. Возраст понемногу берет свое. Поэтому, для начала предложите своей жене вернуть ее душевные порывы! Жене мягко намекните, чтобы она не подавляла своих реакций, желаний. Вы должны друг друга подбадривать, заводить. Попробуйте заниматься сексом пореже. К примеру, раз в десять дней, а не раз в неделю. Так как вы хорошо переносите стимуляторы, попринимайте курс лаверона или оргазекса. Эти препараты послабее виагры, а эффект в вашем случае дадут хороший. При удачном эффекте не отказывайте себе в близости. А истечение семени, сходное с поллюцией, бывает в пожилом возрасте. Это не страшно. Если вы так себя чувствуете и ведете в вашем возрасте, и жена вас таким принимает, – это же идеальный вариант! Как говорится, нам столько лет, на сколько мы себя чувствуем.
   
   
19. «Миома»
   
     Женщина, 50 лет, замужем 30 лет.
   
     У меня вопрос сложный – гинекологическое заболевание, из-за которого образовались проблемы в интимной жизни. Миома матки. Боль, нарушения, все обычные симптомы. Но вот уже полтора года эти симптомы сопровождаются сильным сексуальным возбуждением. Сначала просто возник сбой цикла, потом – тянущее чувство и вместе с ним возбуждение. Само это чувство неприятно, отдает в ногу по левой стороне, пробирает мороз по ноге, дергаются мышцы. Я обратилась к гинекологу-эндокринологу, сдала гормональный анализ – к моему удивлению, результат нормальный, отклонений нет. Единственное – уровень тестостерона снижен. Месячные идут очень обильно. Приступы у меня постоянно. С первых минут, как просыпаюсь, внутри все буквально горит. И так весь день. Отпускает, только когда я чем-то занята или когда сплю. Эротических сновидений никаких нет, а общий интерес к сексу все равно повышен. Местами приятно. Потом стали усиливаться по левому боку тянущие ощущения. Как при варикозе – тянет что-то, в ногу отдает. Вся нога – как одна эрогенная зона. И снизу ноги как мороз по коже. Но все это с сексуальным ощущением увязано, не просто боль. Я последнее время стараюсь о сексе не думать, чем-нибудь голову занимаю, все равно чем. И легче становится, я успокаиваюсь. Гинекологу рассказываю, она говорит – это все от миомы. В последнее время трудно с оргазмом. Желание сильное, а оргазма добиться трудно. Но если он наступает, то очень сильный, и ощущения какие-то измененные. Врачи говорят, что нужно удалить миому. А я боюсь. Если мне удалят матку, то я лишусь сексуальности? Мне нравится сексом заниматься… Или это агония умирающей женственности и все соответственно возрасту?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Достаточно часто перед климаксом у женщины возникают различные ощущения типа гипервозбудимости, усиления оргастических переживаний. И причины не всегда ясны. Поэтому, возможно, что с вашей миомой это никак не связано. Тем не менее при хирургическом удалении матки изменений в качестве сексуальных ощущений почти не происходит по той причине, что матка обделена эрогенными зонами и непосредственно в совокуплении не участвует. Если же вам удалят и яичники, то изменится гормональный фон, который повлияет непосредственно на желание, сексуальное влечение. Тут нет четких гарантий – все зависит от хирурга. Поскольку вам свойственна высокая возбудимость, думаю, вы ее не потеряете полностью. У вас может наладиться после операции ваше сексуальное мироощущение из-за нынешнего избытка возбудимости. И если планка будет снижена, то все придет в среднюю норму. Считаю, что для вас это не так уж плохо. У одной из моих недавних пациенток был подобный случай: ей удалили миому, и в возрасте старше вас она продолжает активную половую жизнь, получает удовольствие. После операции наладилась регулярная половая жизнь, и оргазм стал регулярным.
Не мешало бы еще сделать МРТ головного мозга и энцефалограмму. Возможно, повышенная возбудимость связана не с маткой, а с мозговыми явлениями. Это бывает нередко. Посоветуйтесь с вашим лечащим врачом и попейте флюанксол – «препарат работающего человека», афобазол. Они помогут снять нервное напряжение в сложившейся ситуации. Все у вас будет хорошо.
   
   
20. «Эротические сны»
   
     Анатолий, 59 лет, в разводе 10 лет.
   
     Приснился мне недавно сон эротический, но как-то не до конца с половым актом получилось. И это мне ударило по нервам, никак успокоиться не могу! С женой я развелся лет десять назад, потом жил с женщинами – с одной, другой. А в последнее время поссорился с подругой, уже месяца два секса нет… Вообще-то ритм у меня примерно раз в неделю. Ездил, правда, по командировкам, были перерывы в сексе месяц-два. Несколько раз в течение прошлого года у меня были поллюции – снилась близость с женщиной, и я кончал во сне. И вдруг не кончил! А приснились-то мне девушки. Голые. Целых две. И одной из них я это… овладел. А кончить не смог! Я ведь и переживаю из-за того, что кончить во сне не смог, эякуляция не произошла! Как вы считаете, это импотенция?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Никакой импотенции у вас нет. Несмотря на возраст, ваша эндокринная система исправно вырабатывает гормоны, влечение у вас нормальное. Вот поэтому вам и снятся девушки. Раз был сон с поллюцией – значит, организм требует секса! С учетом вашего возраста было бы странно, если бы эякуляция происходила регулярно. Тем более во сне! Вы несколько уникальный человек, в 59 лет поллюции – большая редкость. У вас здоровый организм, и поллюции ваши это подтверждают. У молодых людей во сне не всегда дело доходит до конца. Но одну существенную рекомендацию я должен вам дать: свое влечение желательно реализовывать регулярно и не напрягаясь. Начиная с 50-летнего возраста длительное воздержание нежелательно для мужчины, который прежде жил регулярной половой жизнью. Не получая подпитки, сексуальная функция затухает, организм «успокаивается», выработка гормонов тормозится. Отказываясь раньше времени от секса, вы добровольно приближаете собственную старость. Радуйтесь эротическим снам независимо от наличия или отсутствия эякуляции. Не кончили во сне – наяву наверстаете! Помиритесь срочно со своей подругой и возобновляйте сексуальную жизнь.
   
   
21. «Эрекция подводит»
   
     Мужчина, 51 год, 20 лет в браке.
   
     Я работаю водителем, а лет 10 назад научился сдерживать оргазм по даосской методике. С тех пор, чтобы удовлетворить женщину, растягиваю половой акт. Но в последнее время появилось сомнение – не вредно ли? Эрекция начала подводить. Член ведет себя как-то импульсивно. Вот, к примеру, вчера встал в полночь и до утра стоял! А сегодня за ночь вообще ни разу не поднялся. Это и есть моя главная проблема – поднять его. А уж потом могу долго. Я вообще очень люблю женщин, и в первую очередь стремлюсь доставить удовольствие ей, а не себе. Ну с женой-то проблем нет, она, если что, знает, как «поднять». А вот с другими подругами, особенно молодыми, уже даже опасаюсь встречаться – вдруг осечка выйдет? Стыда не оберешься! Может, какие-то средства посоветуете? Я вот мед ем, каждое утро по чайной ложечке. И головку члена медом мазал (вычитал в народных рецептах) – вроде помогает!
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
В вашем возрасте пора ограничить «круг подруг». Оптимальный вариант – оставить в нем одну супругу. Это первая рекомендация. И вторая – увлекаясь дао, дарите пролонгированный секс своей единственной, как рекомендовали китайские мудрецы тысячу лет назад. Чередуйте затянутые половые акты с обычными, вам уже не нужно кому-то что-то доказывать! Вы просто перегружаете организм. Дело в том, что возраст после 45 требует умеренности во всем, и в сексе тоже. Уже не до экстремальных увлечений в постели. Понятно, что, затягивая каждый раз половой акт, вы стараетесь для партнерши. Но пора уже подумать не только о дамах, но и о себе. В конце концов, вы тоже имеете право на удовольствие! А постоянное сдерживание приводит к застою спермы, да и крови в сосудах полового члена. Отсюда и неустойчивость эрекции. Работа водителя тоже не стимулирует кровеносную систему, ведет к застоям в области малого таза, а вы своими сдерживаниями даосскими усугубляете этот процесс. Мед на пенис – оригинально! Особенно для фелляции. А вам желательно все то, что оздоравливает и укрепляет сосуды: продукты пчеловодства – мед, пыльца, пантогематоген (вытяжка из пантов молодых оленей), здоровый образ жизни, регулярный секс. И следите за артериальным давлением. Работа сосудов – основа мужской силы.
   
   
22. «Секс с молодой»
   
     Мужчина, 72 года, вдовец 3 года .
   
     Жены у меня нет, умерла три года назад, но есть женщина. Ей пятьдесят пять лет. Она сексом сама интересуется, и меня поддерживает. Встречаемся с ней 3–4 раза в месяц. О себе: был спортсменом, но уже есть физические недостатки. Отсутствует правая почка, удалена тридцать лет назад. Потом, через 10 лет, удалена аденома предстательной железы. По рекомендации уролога, под присмотром которого нахожусь уже много лет, для поддержания потенции принимал йохимбе форте, тестогенон, эректогенон и сиалис иногда. Повышались и желание, и возможности. Все было хорошо. Но в последнее время не всегда получается, случаются осечки. Порой в голове словно какой-то ступор появляется, а в члене – вялость. Чувствую себя скованно, даже страх какой-то появился перед женщиной. Вот и решил обратиться за консультацией – помогите чем-то, если это возможно. Что еще можно попринимать, чтобы быть в форме?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
С лечащим врачом-урологом вам повезло – он вас правильно ведет, очень хорошие назначения делает. И, судя по всему, добивается эффекта. Конечно, прежде всего это заслуга вашего организма, вы очень крепкий мужчина. У вас хорошее здоровье, хороший запас мужской силы. С возрастом стимуляторы подбираются индивидуально. Вам подходит сиалис – значит, можно принимать его еще. В тех же дозах, как ваш уролог рекомендовал. Если нет никаких отрицательных ощущений. С возрастом сосуды теряют эластичность, и эрекция ослабевает. Это нормально и не должно вас пугать. Можно попробовать средство для сосудов – гинкго-билобу. Это препарат из листьев дерева, которое растет в Абхазии. Он полезен во всех отношениях, поскольку стимулирует работу сосудов и головного мозга, и малого таза – то есть действует не только на эрекцию, заодно и память улучшится, и «ступор в голове» исчезнет. И голова будет не мешать, а помогать интимной жизни. Попросите, чтобы ваша подруга почаще включала интимные ласки, они вам необходимы. Ожидать эрекции, как у юноши, конечно, не стоит. Не надо себя мучить напрасными надеждами, главное в вашем возрасте – регулярная тренировка сосудов, регулярный секс. Тут вы абсолютно верно поступаете. Продолжайте в том же духе, не снижайте темпа! Регулярной вам половой жизни и сексуального долголетия!
   
   
23. «Быстро кончаю»
   
     Мужчина, 56 лет, женат 23 года.
   
     Слишком быстро кончаю. Хотя стараюсь всеми силами оттянуть этот момент – и не получается. И еще иногда эрекция «мягкая». Поэтому жену и не удовлетворяю. Она из-за этого даже вкус к сексу потеряла. Никак не могу продлить половой акт подольше! Три-четыре минуты – и все. Она в последнее время как-то сама без желания к сексу относится. Как-никак, а уже на пенсии, ранний пенсионер – из-за вредного производства. Работала на международной связи оператором, постоянно с гарнитурой (которая на голове). Но она женщина крепкая, вологодская, выросла на морошке, чернике, на грибах. Иммунитет хороший.
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Для того чтобы вы вместе не переживали по поводу ускоренного, с вашей точки зрения, семяизвержения, было бы хорошо почитать книгу Е. Кащенко «Преждевременная эякуляция: 65 способов продления полового акта». Даже по названию понятно, сколько советов по данной проблеме там может быть. Но помните, если твердости эрекции хватает для введения – значит, она нормальная. А вот чем больше усилий вы прилагаете к тому, чтобы продлить половой акт, оттянуть эякуляцию, чем сильнее сосредотачиваетесь на этой мысли, тем быстрее она наступает. Нельзя брать всю вину на себя, партнерша тоже должна идти навстречу хоть как-то. В сексуальном партнерстве важна роль обоих. Если что-то не получается – как правило, виноваты оба. Было бы отлично, если бы вы с женой попали на консультацию к психологу-сексологу. А пока может помочь легкий антидепрессант (например, афобазол), чтобы успокоиться, снять с себя комплекс вины перед женой… И спрей лидокаина, который можно попрыскать на головку члена.
   
   
24. «Он не хочет»
   
     Женщина, 52 года, в браке 33 года.
   
     С мужем проблема. Он старше на 12 лет, ему 64. Мы прожили вместе 33 года. Дети, естественно, уже взрослые. Проблема в том, что в последнее время у нас совсем нет секса. Я понимаю – возраст, все такое. У меня уже климакс. Ну и у него, наверное. Но я не вижу у него особых проявлений, как пишут: мужчину то бессонница мучает, то нервные какие-то приступы. У него такого вовсе нет, все хорошо. Начинаем разговаривать на эту тему – он отнекивается, злится. Говорит, в его возрасте секса уже не надо. А мне надо! Купила вот ему таблетки. Ну, попринимал… Я думаю, доктор, у него есть женщина! Хотя он утверждает – нет. А мы живем как брат с сестрой уже лет пять, хоть и спим в одной постели. Но я не вижу, чтобы у него портилось настроение, депрессия была или бессонница, как у мужчин при климаксе. Настроение нормальное, он до сих пор работает. Выглядит прекрасно, не на свои 64. Каждое утро с удовольствием собирается на работу, всегда бреется. Ведь когда человек в унынии, ему без разницы, как он выглядит. А он следит за собой! Никаких страданий не замечено. Я ему намекаю – я моложе, мне как бы надо. А тебе и меня не жаль? Я же не прошу ежедневного секса, хоть когда-нибудь бы! Так, иногда, обнимет, но на все мои намеки отвечает – я старый, у меня ничего не стоит, мне ничего не надо. Я купила таблетки ему сеалекс. Там написано, через 20 минут после еды. Выпил – вроде бы приободрился, эрекция появилась, даже половой акт состоялся в кои-то веки. Он говорит – вот видишь, я старый, только с таблетками могу! – И стал их пить регулярно. Но главное-то, секса больше нет у нас! Он их пьет, а меня не хочет. И оправдывается по-разному: говорит, ой, выпил таблетку – и проспал эрекцию! Ложится – и от меня отворачивается и спит. А потом я смотрю – таблетки-то уменьшились. Говорю, что ж ты их пьешь, если толку ноль? Он говорит – ой, опять проспал! Короче, таблетки исчезают, а толку никакого. Я говорю – таблетки помогают, а я ему не нужна. Значит, есть другая! Вот я и хочу у вас спросить: правильно я его подозреваю, что он меня обманывает, или так у мужчин бывает? Я ему говорю: если есть подруга – да ради бога, иди к ней! Мы ведь уже надоели друг другу. Иди и меня освободи, я-то еще могу найти себе помоложе. Обижается…
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Совсем не обязательно в этом возрасте должно портиться настроение, появляться депрессия и бессонница у мужчин. Так называемый мужской климакс, а точнее, андрогенодефицит или частичный дефицит андрогенов (PADAM) – это состояние, обусловленное возрастным угасанием функции половых желез. С биологической точки зрения он является необходимым и неизбежным механизмом, а в каждой паре проявляется по-разному. Похоже, что ваш супруг и вы ориентированы на классическое понимание секса в зрелости. А вам уже надо менять сценарий. Если у мужа проблемы с желанием, а есть нормальная физиологическая реакция – эрекция от таблеток, то вы в состоянии поддержать ее своим стимулированием руками, губами. Так, как будет комфортно супругу. Вы потрогайте его, только по-другому. Ласково, нежно, соблазнительно. Подогревайте ваши чувства не скандалами, а шуточками-прибауточками. Ваши нападки на наличие любовницы мужа только глубже загоняют его в психологическую драму: вы же оба видите, как сложно ему эрекцию поддержать. Надо вам тактику сменить. Раз мужчина не уходит, несмотря на то что вы его выгоняете, это говорит о том, что у него есть тяга к вам. И при этом вы его достаточно сильно обижаете, когда гоните. Вы прожили вместе 33 года, и ему трудно вас покинуть. Для мужчины этого возраста самое главное – постоянство, привычки, стабильность. А перемены для них – стресс. Заново приспосабливаться, напрягаться, тратить силы – это ведь не так просто. А вы его пилите. Кому захочется контакта с мегерой, которая постоянно пилит? Ревность – тупиковый путь. Она и вас доведет, психику расстроит, и для него это стресс, психологическая травма. Хватит его травмировать, меняйте тактику. Кстати, можете попробовать таблетки лаверона.
   
   
25. «Неважный размерчик»
   
     Мужчина 54 года, женат 28 лет.
   
     Лет пять назад у меня стал изменяться член – укорачиваться и приобретать форму конуса. Уже на 3 сантиметра укоротился! За это время я прибавил в весе 10 кг, и жир стал откладываться спереди на животе, и ниже, на лобке. Член приобретает коническую форму! У основания толстый, а к концу сужается! И яички немного отвисли и увеличились. У меня появилась одышка при физической нагрузке. Желание секса стало слабое…
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Вот в этом жировом «фартуке», который появился у вас в последние годы, и прячется член. А вам кажется, что он укоротился. С возрастом пропадает складчатость мошонки, свойственная детству; она оттягивается книзу, создавая ощущение увеличения яичек. Судя по всему, вам не мешает комплексно обследоваться, провериться на сахар. Не исключено, что подводит сосудистый фактор. Поговорите с кардиологом, проведите лечение сосудорасширяющими препаратами. Купите в секс-шопе вакуумный эректор и делайте вакуумный массаж полового члена. Такая процедура хорошо помогает при сексуальных нарушениях, которые обычно связаны с нарушением кровенаполнения сосудов.
Ни в коем случае не запускайте ситуацию, так как восстановление эрекции – это профилактика сердечно-сосудистых заболеваний.
   
   
26. «Жену не хочу»
   
     Мужчина, 52 года, женат 30 лет.
   
     Проблема – ослабло влечение к жене. Сдал анализы на тестостерон, результат 14 (при референтном значении от 12 до 38), то есть на нижней границе нормы. Я проверялся, все нормально. Ожирением вроде не страдаю. Вообще на здоровье не жалуюсь. Вопрос в том, что я меньше стал хотеть женщину, жену. Мы любим друг друга, но уже как друзья становимся. Меня это не устраивает. Эрекция хорошая есть. Просто желание упало, но три раза в неделю еще могу. А еще у жены сейчас климакс, мы ровесники. И она пытается разными способами секс оттянуть. Тут говорит: давай через день. Ну давай. И я, чтобы на нее нажать, говорю: сказала через день – держи слово! А у нее все время находятся какие-то новые причины… Иной раз она ложится и говорит: ну, хотел секса – давай, приступай! Но я же не мальчик, чтобы так сразу. И член ввожу вялый, и эрекция слабовата. Хочется какой-то игры, ласки с ее стороны, прелюдий каких-то. А ей главное – физический акт совершить, и все. Скажет через неделю, упрекнет: ты меня хочешь только на словах, а на деле – никак! И знаете, что меня пугает: чем дольше пауза, тем меньше я хочу! Что вы подскажете, какие лекарства принимать для повышения?
   
СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ СЕКСОЛОГА
Ваш возраст статистически рановат для «пионерской» дружбы. Но в каждой паре есть свои особенности. Судя по вашим словам, причина сложившейся ситуации в вашей жене. Не мешало бы с ней поговорить сексологу. Ключевая фраза – сексуальное желание упало. А от вас она ждет стойкой эрекции, как от двадцатилетнего! И отношение к мужу как для отчетности: получил – все, умолкни, оставь меня; вчера было, сегодня не приставай! Попробуйте некоторое время пойти у нее на поводу. После секса с женой сделайте интервал дольше, чем обычно. А свою активность поддержите мастурбацией. Не забывайте, что у вашей ровесницы климакс и ей тоже приходится несладко. При случае расскажите ей об естественных изменениях сексуальности с возрастом и необходимости поддержки друг друга, совместном стимулировании. Это закон вашего возраста: падает спрос – уменьшается и предложение. При этом появляется атмосфера напряженности. Но если и в этих условиях вы еще три раза в неделю можете, значит, ваша сексуальная сфера в полном порядке! Никакого ослабления нет. Жена сама себе жизнь портит, работая на отказ. Не понимает, что со временем всего может лишиться. К сожалению, для женщин не придумали лекарство типа виагры, поэтому вам надо изменить ритм (пореже), больше внимания друг к другу, выберете себе «сексуальный день», и пусть его жена сама определит. Создавайте новую сексуальную жизнь!
   
   


Глава 2. Такие разные истории
   
    Любовь имеет свои законы развития, свои возрасты, как жизнь человеческая. У нее своя роскошная весна, свое жаркое лето, наконец, осень, которая для одних бывает теплою, светлою и плодородною, для других – холодною, гнилою и бесплодною.
    Виссарион Белинский
   
В лунном сиянье
   
     «Когда я был молод, звучал часто романс «В лунном сиянье снег серебрится…». Сейчас его не услышишь, а мы с родителями его часто пели по вечерам, в полумраке. И кажется, что этот романс так и шел со мной весь мой земной путь.
     Впервые я подумал, что он моя путеводная звезда, когда в 17 лет влюбился в девушку-соседку. И мы пели эту мелодию даже без слов – как пароль, слово для счастья. Она стала моей первой женщиной, а я ее первым мужчиной, но судьба не была к нам благосклонна – их семью репрессировали, и они все сгинули в лагерях.
     Потом романс я услышал на фронте, когда к нам приехала концертная бригада. Совершенно неизвестная певица так проникновенно пела, что все бойцы аплодировали. Потом, уже ночью, я увидел, как она с нашим комбатом медленно шла к ближнему перелеску. Вернулись под утро, утром бригада уехала, а днем комбата убили в атаке.
     Когда я вернулся домой, моя невеста пела романс, когда гладила свадебное платье. А в первую ночь патефон у соседей выводил знакомую мелодию раз за разом, словно кто-то сидел около него и не мог наслушаться.
     И еще я помню день, когда моя молодая жена сказала, что беременна. Опять играл патефон у соседей, а мы, как сумасшедшие, занимались любовью, никак не могли насытиться друг другом. И тогда жена впервые стала по-настоящему женщиной.
     И когда второго сына мы несли из роддома – тоже был романс. Это уже через 4 года после первого. И мы с женой подпевали, и даже первенец, Сережка, тоже выводил тонким голоском.
     Потом я купил пластинку и заводил ее часто, особенно если было грустно. Так было, когда дети заболели ветрянкой и их увезли в больницу. Потом, когда жена уходила от меня к неведомому мужчине. А вот когда она вернулась, пластинка, как нарочно, разбилась, а другую я уже не покупал.
     Потом жена долго болела, а потом и умерла. Я встретил другую женщину, мы стали большими друзьями, а совсем близки стали, когда однажды она вдруг запела именно этот романс. Странно, потому что была на 24 года моложе, и тогда эта мелодия уже не пользовалась такой популярностью.
     А еще она писала мне слова романса на стекле роддома, когда уже родила девочку – дочку младше моих внуков. И я подпевал – старый дурак среди молодых ошалелых мужчин.
     И вот теперь, когда я уже патриарх родни – никого старше не осталось, – я слушаю любимый романс почти каждый день. Наушники никому не мешают, хотя придают мне странно моложавый вид. А дочка, видя, что я сижу в них, смотрит мне в глаза, а потом начинает подпевать совершенно точно с того места, которое пою именно сейчас. Наверно, это наследственная любовь. И слава богу – в этом есть что-то торжественное и бессмертное».
   
     Николай Фомич , Астраханская обл.
   
   
Домоправительница
   
     Я нанялась к одной старушке ухаживать за домом. Назвали меня красиво – «домоправительница», а на деле – домработница. Это понятно, потому что хозяйке 78 лет, она мало что видит, хотя и отлично слышит. Ее сын, который меня нанимал, сказал, что она человек своеобразный, но это не должно меня тревожить. И на зарплате не отразится. Я не поняла, но решила не спешить, а все самой увидеть.
     Я прихожу в 7 часов утра, вожусь до половины шестого вечера, а два дня отдыхаю, как все труженики. Убираю, варю, гуляю с хозяйкой и т. д. А недели через 3–4 после моего прихода случилось забавное происшествие: к хозяйке пришел кавалер! Такой же старенький, с костыликом, носик красный, щечки розовые. Дунь – он и рассыплется. Они сели, я им чай подала, они беседуют, а потом хозяйка меня таким жестом специфическим удалила. Я ушла в кабинет, села к телевизору, а сама просто сгораю от любопытства – чего они там делают.
     Но подойти к двери не решилась – там пол скрипучий. Потом, часа через 3, кавалер ушел, хозяйка такая томная была, все глазки закатывала и вздыхала напоказ. Но я так и не спросила, чего старичок приходил.
     Потом он опять пришел, еще недели через 2. Но я к тому времени на скрипучий участок маслица пролила да растерла, скрип и прекратился. И я потихоньку к самой двери подобралась. Щелочка-то в любом месте найдется. И тут нашлась. Я чуть в обморок не упала – они там любовью занимаются! Да еще как: у него, конечно, уже ничего не получается, но они лежат так бок о бок, нежненько прижимаются, гладят друг друга и разговаривают о нежных вещах.
     И смех, и грех! Оба ведь старенькие, морщинистые, поблекшие. Но они глядят друг на друга, словно обоим по 16 лет и впереди – целая жизнь без смерти. Я сначала смеялась, а потом даже взгрустнула. Думаю, у меня такого ухажера никогда не будет. У меня и сейчас-то нет никого, хотя мне всего 54.
     Потом, постепенно, я стала находить все новые интересные подробности жизни хозяйки. Она писала очень эротичные стихи – от одних мне просто хотелось плакать, а другие очень возбуждали. У нее была целая коллекция любовных писем – и все с обязательным ответом, сделанным под копирку. Фотографий мужчин было 2 больших альбома. Под некоторыми фото разные надписи. Я так поняла, что не все были ее любовниками, были обожатели или, наоборот, предметы обожания. Еще была коллекция всяких маленьких предметов – пуговицы, мундштуки, билетики, монетки и бог знает что еще. Хлам хламом, но все разложено по альбомчикам, все с записочками, с пояснениями. Для хозяйки все понятно и очень значимо, а для меня – ерунда.
     Старичок к хозяйке все ходил и ходил, а у меня все больше уважения к ним обоим появлялось. Сначала-то только смешочки и небольшая брезгливость – старики, а чудят. Но постепенно я и сама стала думать, что любовь (или хотя бы игра в любовь) сильнее смерти. До самого последнего денечка кого-то любить, принимать любовь, не сводить все только до секса (как его сейчас выпячивают), а быть близкими душой – это здорово. Начерно, сейчас таких людей уже не делают…
     Потом старичок умер – нам просто позвонили и сказали об этом. Хозяйка на похороны не поехала, но большую фотографию прикрепила прямо поверх занавешенного зеркала, дня 3 сидела напротив, губами шевелила. А старичок, оказывается, в молодости был очень даже недурен собой.
     А хозяйка умерла еще через полгода. Не думаю, что от любви, скорее всего, просто срок пришел. Я пришла утром, а она лежит на кровати поверх покрывала, ручки на груди сложив, – видимо, почувствовала, что будет, и легла. А на губах легкая улыбка, тихая и беззаботная. И тут уж я так нарыдалась, как, может, по родной матери не плакала! И вот теперь даже не знаю, как жить, чтобы и мне умереть такой счастливой. Может, секрет какой есть, или жизнь другая?»
   
     Лидия Олеговна , г. Екатеринбург
   
   
Медсестра
   
     «У меня проклятая работа – я медсестра в онкологическом отделении. Все время страдания и смерть – и никакой надежды. Те, у кого есть улучшение, выписываются, а на глазах остаются только умирающие. Они по-разному уходят, кто-то смиренно, кто-то со страхом, кто-то как на бой. А у меня потом то сердце щемит, то слезы сами катятся.
     Когда я поступила в наше отделение работать, мне было 39, а сейчас 53, так что навидалась всякого. Поначалу просто сама болела, не могла ни есть, ни пить, ни с мужем спать, хотя всегда была горячая. Потом пообвыклась немного, жить-то надо, но в постели словно что-то рухнуло: мне все время было как-то стыдно, что я тут радость получаю, а там как раз в этот момент кто-то умирает.
     И я так мучилась несколько лет. И муж со мной мучился. Уж вроде бы все стало в норме, и аппетит, и внешний вид, а супружеские радости – ни в какую. Я даже думала, кто-то сглазил. Проверила у одной бабушки – нет, ничего такого.
     К доктору одному сходила, к другой – то же самое, никаких причин для холодности нет, а дело ни с места.
     Но вот правду говорят, что некоторые люди уроки дают и жизнью, и даже смертью. Так у нас лежала женщина, на вид лет 40. Но вы знаете, что такое У НАС 40 лет? Это на вид и 60 можно дать, и все 80. Но эта дама (именно дама!) каждое утро умывалась специальными водами, протиралась раз по пять на дню, красилась не менее час, наверно. И выглядела как куколка, как королева.
     Некоторые женщины про нее злое говорили, завидовали, но чисто бабское. А всей правды и они не знали, а то бы, наверно, вообще с ума сошли от зависти. Когда я в ночь дежурила, я к этой женщине любовника пускала. Она меня в первую же неделю об этом попросила – и так все описывала, что я просто не устояла. Ей с каждым днем все хуже, а за дверью такая воркотня, такие поцелуи, такие стоны… И любовник, человек такой степенный, лет под 50, к нам крался потихоньку, обнимал ее всегда прямо еще без слов. И они так плавно как-то шли к нам в сестринскую. И все время говорили – вот это мне уж никак не понятно.
     Не о болезни, не о медицине, все о знакомых, о делах, даже о книгах и театре – вот больше им заняться было нечем! Но потом все тише говорят, тише, уже ничего не слышно, а потом только дыхание свистящее – это она по-другому не могла. А он будто не слышит, что она как в фантастическом боевике инопланетное чудовище шипит и посвистывает.
     И вот когда ее не стало, я поняла, что жизнь и любовь просто никак остановить невозможно. Ну, придет смерть – так это так и должно быть. А пока ее нет – есть только жизнь, и как мы ее проживем – только от нас зависит. Один страдает, но ЖИВЕТ полной грудью, а другой скучает, потому что сам себе неинтересен. Вот и получается, как в школе учили: прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.
     И тогда как будто завеса рухнула: я стала жить, словно каждый день будет и первым, и последним. Муж сначала даже пугался, потому что я сразу все хотела захватить, во все влиться, во всем раствориться. А уж постель стала такая – я сама себе удивлялась. Но по-другому уже не могла – все казалось, что вот этот миг улетит – а чем я его наполнила?
     Но постепенно и муж вошел во вкус, мы теперь порой посмотрим друг на друга и начинаем хохотать, как будто дети. И наши внуки с нами хохочут, хотя не понимают, чего это на нас нашло.
     Работа у меня все та же. И тяжелая она ужасно. Но я уже много лет смотрю на пациентов по-другому. Я думаю: что бы мы ни делали, память остается до самого последнего мига. И только то, чем память наполнена, у нас и остается. И эта наполненность должна до самого конца пополняться самым прекрасным, что только есть, – любовью, самой жизнью, красотой всего, что есть на земле».
   
     Е.Т. , Новосибирская обл.
   
   
Племяшка
   
     «Я хочу написать без всяких выкрутасов о себе и своей жене. Нам по 72 года, мы вместе живем с 18 лет. Вот и считайте!
     Мы поженились молодые, веселые, так и жили. Поженились, когда война уже кончилась, впереди были большие стройки, большая жизнь.
     Дети родились один за другим, уже выросли, сами завели детей. Мы все живем очень близко друг от друга, все время встречаемся, словом – все хорошо.
     Конечно, мы давно на пенсии, оба по инвалидности, потому что работали на вредном производстве. Сначала я сдал, мне еще 50 не было. Лежал в больницах, в санатории меня посылали, потому что время было еще советское. Ездил я один, там были всякие приключения, но я всегда помнил, что жена дома ждет.
     Потом, я уже был на пенсии, стало мне так плохо, что думал, совсем умру – денег нет, перестройка накатила, жена по моим стопам пошла – через ВТЭКи всякие. А у меня вдруг жажда жизни проснулась. Я стал заглядываться на ее племянницу, она живет неподалеку. Вроде бы родственница, росла у нас на глазах, а как взгляну – в голове туман, и становлюсь как бешеный.
     Долго ходил вокруг да около, но когда жена уехала в деревню к родне на все лето, не выдержал – пришел в гости и все сказал. Племяшка живет одна, не сложилась жизнь, так что стесняться мне было некого, кроме самого себя.
     Она чуть в обморок не упала от удивления, потом так вежливо стала объяснять, почему не может мне ответить, а я все это уже сам себе говорил, так что не слушал, а просто смотрел на нее – и все. А она говорит все медленнее, заикается, краснеет, а потом и вовсе замолчала. Она молчит – и я молчу, так молчим, я на нее гляжу, а она в пол. И мы сидим так неподвижно, наверно, полчаса. А потом встали так одновременно и обнялись. Что у меня в душе творилось – не объяснить, а что у нее – до сих пор не знаю.
     И пошла у нас любовь. Тайная такая, стыдная, но сильная, сильнее, чем вся наша жизнь, потому что я никак не мог поверить, что это все со мной происходит. Но так было сладко на душе, такая постель жаркая, такая нежность, что, казалось, мы с ней сгорим просто в объятиях друг друга.
     Но было это недолго – сами понимаете, лето долго не длится. Мы, в общем-то, с самого начала понимали, что вернется жена – и все кончится, но от этого было только еще стыднее и еще слаще. Потом я привез жену, ей стало гораздо лучше, мы закрутились с ВТЭКом, с докторами и т. д., и я как-то стал отвыкать от того, что было.
     Но вот что интересно: я жену словно заново полюбил, как взгляну, так весь дрожу. Сам себе, бывало, смеюсь – на старушку запал, да и сам уже дед, а все туда же. Но и жена приободрилась, как-то помолодела, стала ласковая. Я, грешным делом, даже подумал, что и у нее в деревне кто-то был, но выяснять этого не стал.
     Племяшка через полгода вышла замуж. Я, было, подумал, что с горя, после нашего «романа», но на свадьбе посмотрел – она такая счастливая была, так что, наверно, все-таки по любви пошла.
     Вот такой был случай, но я его не считаю изменой, потому что от него никому плохо не стало, хотя, конечно, и у меня, и у племянницы были большие переживания. Но в конце концов все так установилось, словно так и было задумано – всем что-то положительное, удачное, кому любовь, кому здоровье. Как Господь задумает, так и бывает, а заранее ничего сказать невозможно».
   
     Т.К. , Орловская обл.
   
   
Верность
   
     «Мы вам решили написать вместе, потому что так всю жизнь вместе и прожили. Поженились в 18 лет, а сейчас нам по 71 году. Работали на одном заводе, потом вместе на другой перешли. В отпуск вместе, на дачу – само собой. И в личной жизни были друг для друга первые и никогда не изменяли.
     Вот сейчас много всяких статей и книжек, что, как, мол, прекрасно в этом деле разнообразие иметь, все пробовать, с разными жить. А мы росли в такое время, что до всего сами доходили. И, между прочим, дошли.
     Вот как только сумеем понять, что очередной сочинитель в какой-то книжке сказать хочет, так сразу и понятно – мы это умеем, делали. Только слов таких не знали, да и не надо это. Это поначалу неясно, чего друг от друга хочется, а потом все, как на конвейере: если так руку положить, жди вот такого ответа, а если вот эдак – то вот такого.
     И главное, на личную жизнь (по-современному – секс) ничего не влияет, кроме отношений. Хоть как устанешь, хоть где лежишь с женой, а если в душе все в порядке – все так отлично получается, как ни в кино, ни в передачах. А если настроя нет, если поругались чего-то (всякое бывает!), то так ничего и не хочется, и не можется.
     И что интересно – что ни болезней у нас не было, ни абортов у жены. Хоть мы никогда не предохранялись, она два раза беременела, и двое детей у нас. Думаем, это Бог нам давал за нашу любовь и верность.
     Вот только когда на роды жена ложилась, и когда я был в больнице – вот мы и расставались на недельку. Правду сказать, было как-то очень тоскливо и ужасно одиноко. Вот, кажется, глаза закроешь, потом откроешь – а жена тут как тут. Хлопаешь ресницами – а ее нет как нет. И жене такое же казалось, и даже в роддоме.
     Так вот, из всех этих модных книжек и пособий мы поняли главное: хочешь жить дольше – личная жизнь должна быть частой и насыщенной. И мы друг друга не обижаем. Хотя еще вот лет в 50–55 даже не представляли, что в 70 еще будет хотеться. А хочется! Поэтому творим, что можем, – по возрасту. И довольны. Дети нас в пример ставят, мол, вот как надо выглядеть, а им невдомек, отчего это так. А мы, конечно, не говорим.
     А вот недавно казус вышел: жена на диспансеризации гинекологу сказала, что у нас все регулярно, так та ее стыдить стала. Мы потом подумали, что у нее никого нет, вот она так и судит.
     А еще мы сейчас забаву изобрели, может, кому-то пригодится. Сядем рядышком и начинаем вслух вспоминать, что вчера или раньше делали в личной жизни. Прямо по секундочками и по всем ощущениям. Только правду! Вот так буквально до десятой минуты разберем, а там уже и не до разбора становится… Очень ценное подспорье в личной жизни.
     Всей нашей жизненной историей мы хотим сказать, что не надо ориентироваться на журналы и прочие пособия. Жизнь сама научит всему, что нужно знать и уметь. Главное – состояние души чтобы было».
   
     Геннадий и Таисия,  Воронежская обл.
   
   
Холостяк
   
     «Не думаю, что настоящее понимание найду у многих, но надеюсь хоть в ком-то всколыхнуть то же, что испытываю сам.
     Мне 84 года, никогда не был женат, у меня нет детей. Вам меня жалко? А я не считаю себя обделенным. Сразу скажу, что я не жил монахом, у меня были женщины, но ни с одной из них не было долгого сожительства. Хотя некоторые очень этого хотели. А я не мог.
     Странно, но свою истинную ЛЮБОВЬ я встретил во сне. И этот сон помню до мельчайших подробностей, хотя и произошел он ровно 70 лет назад. Не буду рассказывать, что именно в нем было, но я неделю не ходил в школу – не мог. Просто лежал, отвернувшись к стене, и заново переживал промелькнувшее во сне. Родители вызывали врача, но диагноза не было, а потому меня просто освободили от занятий.
     Я пытался нарисовать свою ЛЮБОВЬ, даже поступил в студию живописи, но оказался совершенно неспособным, даже натюрморт оказывался кривобоким. Так что Любовь так и осталась только в моем сердце.
     В молодости я иногда встречал девушек, похожих на мою ЛЮБОВЬ, но быстро понимал – не то. А после 25 уже и надеяться перестал – понял, что жалкие подделки, которые подсовывает жизнь, это не для меня. Правда, в 44 года я встретил женщину, которой открыл кусочек правды про мою ЛЮБОВЬ, и она разделяла мое любование этим сном наяву. Но, увы, мы расстались совсем по другому поводу. Больше постоянных женщин у меня не было.
     Когда мои сверстники хвастались сначала детьми, а потом внуками, я даже не завидовал им – ЭТО совсем другое, у нас были бы не дети, а ангелы, так что сравнивать не пришлось бы. Но все равно до сих пор я вглядываюсь в лица девушек и женщин, не встречусь ли хоть напоследок с Любовью.
     А ее все нет, и грусть моя чиста и спокойна. Я прожил свою жизнь под Знаком ЛЮБВИ – и счастлив. Не знаю, что получилось бы из меня, не привидься мне ЛЮБОВЬ в детские 14 лет. Может, я стал бы космонавтом или клоуном (кто об это не мечтал!), женился бы, нарожал потомков. Но моя жизнь осенена ЛЮБОВЬЮ – и большего счастья мне не надо».
   
     Иван , Ростовская обл.
   
   
Кокетка
   
     «Вокруг меня мужчины начали крутиться, когда я уже шестой десяток разменяла. То есть они и раньше были, но я как-то этого не замечала, вся в семье, с мужем и детьми. А теперь дети выросли, с мужем все течет само собой, вот время свободное появилось, я стала мужчин замечать. Одеваюсь модно, слежу за собой, кокетничаю. Муж немного ревнует, но доверяет, ведь мы с ним всю жизнь прожили и никогда друг друга не подводили.
     Мне ведь мужчины не нужны – мужа хватает, да я никому, кроме него, и довериться не смогу, но так приятно кружить голову мужчинам. Они почему-то никак понять не могут, что я и одеваюсь, и украшаюсь для себя, а для них – только потом. Думаю, это мужской взгляд – раз коленки голые и губы накрашены, то это вызов и завлекание кавалеров. А я ощущаю просто чувственное удовольствие от мужских взглядов – и этого мне вполне хватает. Когда я в метро ловлю взгляд мужчины на моих ногах, я понимаю, что желанна, привлекательна, как женщина – и годы отступают, я снова юная и свежая.
     А если молодой мужчина (конечно, не сосунок, но и не старик, а так лет 35–50) начинает заигрывать со мной, то от этого такая волна внутри подымается, такое биение внутри живота, что никакая близость не нужна – все равно, что довольствоваться тенью вместо подлинника. Жаль только, что после такого подъема порой приходится как бы окунаться в грязь, решительно объясняя назойливому мужчине его ошибку.
     Меня понимает только моя невестка, хотя она судит по-своему, говорит, что мужикам так надо, с их бешеной животной похотью. А муж и сын говорят, что я старушка-динамистка и что, будь я моложе, мне бы не поздоровилось. Ну почему мужчинам всегда надо довести ситуацию до предела, якобы общепринятого, а на самом деле – желательного только им?! Я-то так понимаю, что женщине для поддержания тонуса нужно время от времени просто походить по самому краешку, но не переступать какой-то грани, после которой перестаешь уважать себя.
     А между прочим, уж мужу-то грех жаловаться – после дня, наполненного моим кокетством, небольшим заигрыванием, ему перепадает гораздо более страстная женщина, чем если бы я была просто стареющей дамой. Так что мое небольшое хулиганство не вредит, а помогает нашей жизни».
   
     Татьяна , г. Москва
   
   
Строитель
   
     «Мне 58 лет, последние 17 лет я вдова и не жила половой жизнью. Но вот этой весной у меня поселился 30-летний мужчина с Украины, из строителей, которые прокладывают дорогу. Он почему-то мне так понравился, что я не устояла, когда он ночью пришел ко мне в комнату. Я даже не знаю, в чем дело, но отказать ему я не могла, просто волю потеряла. Он со мной делал все, что хотел, а я просто была как кукла, ни желания, ни сопротивления, тело было словно отдельно от меня. Потом, уже через несколько дней, мне вдруг стало так его хотеться, что я подумала, что сошла с ума. А он все только посмеивался и не хотел говорить на эти темы. Но у меня ночует каждый день и делает со мной все, что хочет. Только анальный секс мне приносил боль, и я ему отказала, он больше не пробует.
     Я не представляю, что буду делать, когда они закончат дорогу и он уедет. Правда, дома у него никого нет, но зачем ему такая старуха? Я вообще-то неплохо выгляжу, но все равно, вдвое старше. А он смеется и говорит, что все в порядке.
     Всю жизнь я прожила с мужем, любила его, но всегда себя блюла, не позволяла лишнего, а тут готова на все, даже самое развратное. Хоть он и говорит, что все это в любой семье каждую ночь происходит, но мужу я бы не позволила. А для него и наряжаюсь, и раздеваюсь напоказ, и угождаю ему, когда он устает. Правда, и он такое творит, что даже непонятно, откуда в нем столько силы и ловкости. Наверно, во всем доме не осталось уголка, где бы он меня не застал. А стоит ему прикоснуться, я сразу обмякаю не могу сопротивляться. И даже сама на него бросаюсь, чтобы он побыстрее начал. А он меня с ума сводит ласками и поцелуями.
     Вот я и думаю, что даже если это я с ума сошла, то все равно прекрасно, что это все-таки произошло, а то бы так и умерла, не зная, что такое безумная любовь».
   
     И.Д ., Туймазинский р-н, Башкирия
   
   
Сломанная нога
   
     «Мы с мужем прожили 34 года, отношения хорошие, но постель всегда была для меня испытанием – ничего хорошего я не имела и не ждала. Правда, ничего лишнего мы себе не позволяли, потому что воспитаны были, еще когда была сдержанность. В последние годы были у мужа затруднения, он просил ему помогать, но я отказывала – мне не хотелось, да и стыдно.
     В прошлом году я сломала ногу, а когда все срослось, оказалось, что колено не разгибается. Спать я могу только на боку, а уж насчет секса – вообще никак. Я обрадовалась, что теперь есть чем обосновать отказы мужу, но он был так расстроен, так страдал, так просил, что мы стали думать, как быть. Приспособились на коленях, чтобы я грудью лежала на кровати, а он сзади. И вот тут все случилось!
     Мне было так неудобно перед мужем подставляться, что я и не помнила, как все началось. А потом вдруг чувствую, жар появился, какое-то словно движение внутри, сжимается и расширяется. Я было испугалась, но не могла пошевелиться, чтобы мужа согнать. А потом словно какой пузырь лопнул, внутри будто пустота и вроде я сознание потеряла. Но когда в себя пришла, и минуты не прошло, а я стала такая сама не своя, будто готова мужа растерзать от счастья. Да, именно счастье меня переполнило, ни от чего не зависящее, ни на что не направленное, просто мое внутреннее счастье. И хочется мужу добро делать, чтобы он тоже счастливый был, чтобы испытал, как мне хорошо.
     А когда я это сказала, он посмеялся ласково и сказал, что именно такое он всегда ощущал, а потому ему всегда еще хотелось, а я его обрывала. Вот какая я была дура! Но ведь я же не знала, что это так отлично.
     Но теперь я ему никогда не отказываю, подушечку сшила под коленки, муж кровать укрепил, чтобы не скрипела. И в неделю хоть 2 раза, но я ему отдаюсь. Смеюсь, жаль, что раньше ногу не сломала – уже бы давно такое счастье было».
   
     Л.Б ., г. Пенза
   
   
Вихрастый
   
     «Я всегда пользовался успехом у женщин, особенно постарше меня. Я сам маленький и вихрастый, похож на мальчика, но очень компанейский и разбитной. А женщины у меня всегда были большие, полные, но не очень активные, зато заботливые.
     До 50 лет я их перепробовал сотни три, а потом устал. Стали все они казаться на одно лицо, тело больше не возбуждает, а сам я как-то увял. Поэтому я решил жениться, остепениться и завести детей (или взять с детьми).
     Но, как назло, ни одна замуж за меня не захотела. Вот одна – молодая (45 лет), довольно полная, сыну 20 лет, я у нее жил уже месяца 3 и говорю: «Давай поженимся». А она: «Ты в мужья не годишься, только в любовники». Я ее бросил и нашел чуть постарше (47 лет). Тоже прожили вместе полгода, я присмотрелся, предложил брак, а она только смеется: «Я еще не нагулялась». Я ушел, а она через 2 месяца вышла замуж, причем до того они прожили всего месяц. Третья сразу сказала, что ей постоянный мужчина не нужен, а чтобы я приходил раза 3–4 в неделю и даже вещи не переносил. А где же я жить буду – с матерью, что ли? Вот так они все меня динамили, я уже ошалел от женского непостоянства.
     Подал объявление в газету – хочу жениться. Стали мне звонить разные, но то они мне не подходят, то от меня нос воротят. Так штук 10 прошло. Я пошел в фирму по знакомствам. Там сидит психолог – женщина лет 50, полненькая, веселая. Стали с ней разговаривать, она мне то одно скажет, то другое – я просто рот разинул, будто она за мной подсматривала и все про меня знает, и как я знакомлюсь, и что говорю, и как уговариваю, и как женщины уходят. Потом она говорит, что готова со мной заниматься, чтобы я изменился, и женщины не просто со мной спали, а любили бы.
     Мы с ней так занимались месяца 4, я многое узнал и переменился, а потом и она мной увлеклась, и мы стали жить у нее. Еще через полгода мы поженились, она обо мне заботится, но все время поправляет, если я что не так делаю. Одежду мне сменила, я зубы вставил, здоровье подправил. А потом мы с ней поехали в пансионат отдыхать. Там я в первый же день пошел гулять, а она отдыхала. Стали в шахматы играть с мужчиной, может, чуть постарше меня и повыше, а так – очень на меня похож – и лицом, и повадками, и шутками и вообще. Даже как-то странно стало – почти как в зеркале себя видеть. А на другой день оказалось, что это первый муж моей жены, только они разошлись 14 лет назад. Но он быстро уехал, а жена мне не говорит, что там у них было.
     И вот теперь меня мучит вопрос: то ли ей именно такие мужчины нравятся, то ли она меня под первого мужа подогнала, чтобы его напоминал. Как-то даже тоскливо, но разводиться я теперь боюсь – а вдруг совсем никого себе не найду после того, что она из меня сделала? Да и привык к ней».
   
     Гусев Ю.И. , г. Чебоксары
   
   
Постоянство
   
     «В молодости я всегда удивлялся, когда старшие товарищи жаловались на потенцию, – мне казалось, что я всегда буду хотеть и мочь. Поэтому женщин у меня было много и я не тянул с их сменой – что-то не понравилось, я искал другую. Но уже к 45 годам стал замечать, что мне трудно настроиться на новую партнершу, что не могу, как раньше, иметь в день двух женщин, а порой и с одной не мог справиться. Поэтому я стал следить за собой, подмечать малейшее ухудшение эрекции и постепенно увлекся разными препаратами и посещением врачей и экстрасенсов.
     Денег на это ушло очень много, а толку никакого. Я замкнулся, стал почти все время проводить дома, с семьей. Я женат с 23 лет, жена все время была не очень активной, а потом, когда я пару раз принес домой инфекцию, вообще перестала на меня смотреть как на мужчину. Да и для меня она стала «боевой подругой», а не женщиной.
     Но, поскольку я был в застое, мне и она стала казаться достаточно привлекательной. Я сходил в урологу, сделал разные анализы на инфекцию и показал жене – все у меня чисто. Целый вечер мы с ней проговорили, я сказал, что хочу исправить все, что ей недодавал за семейную жизнь, и буду теперь верным. Честно говоря, я сам не очень в это верил, думал, когда все восстановится, тогда и решу, но жена мне сказала, что теперь сама меня не хочет.
     Я, конечно, говорю – а супружеский долг, а она смеется, плечами пожимает, мол, упустил время. Так ничем дело и не кончилось. А через пару дней я ее выследил, а потом и говорить заставил. Оказывается, у нее тоже были любовники, а последний уже 5 лет. Он женат, дети и все такое, но расставаться они не собираются.
     И тут меня как ударило – так я жену захотел. И не ревную, а просто смотрю на нее, а у самого и страсть, и эрекция, как в лучшие годы. Я и так, и эдак, а она ни в какую. Тут я загарцевал вокруг нее, как в молодости, полгода уламывал и уговаривал, цветы носил, по дому хозяйствовал, в ресторан водил. Жена расцвела, помолодела, стала мягче ко мне относиться, но держалась. А потом все-таки не утерпела, легла со мной.
     Правда, не все так хорошо получилось, как я думал, но после моих осечек было отлично. А потом я и вовсе во вкус вошел, в свою былую форму. Любовь началась, и все такое. С тех пор уже 8 лет никого, кроме жены у меня не было, а у нее я единственный. И, оказывается, это здорово, когда все в женщине известно и не нужно каждый раз заново приспосабливаться к тому, какая она и что умеет или захочет. Может, по молодости это и нравится, но с возрастом лучше что-то постоянное».
   
     Александр Васильевич , г. Астрахань
   
   
Аллергик
   
     «В нашем городе нет хороших врачей, поэтому, когда лет в 40 я стала болеть аллергическим насморком, меня никто не мог вылечить. Я постепенно привыкла, что нос забит, запахов никаких, даже когда готовлю, дочку прошу быть начеку, а то что-нибудь пригорит. Хотела в Москву ехать, но денег нет, а потом муж заболел, потом умер, стало вовсе не до того.
     Я осталась одна, дочка замужем, потом уехала совсем. Стала я куковать, да постепенно сошлась с такими же, как я, вековухами, ну лет по 55–60. Одна меня к себе в деревню пригласила, как бы на дачу, а там я с очень интересной бабушкой познакомилась. Она в меня просто влюбилась, стала лечить и заговаривать. И в бане, и в поле, и травами, и водой колдовской. За лето я поздоровела, как-то округлилась, нос пробило и запахи появились.
     Чутье, наверно с непривычки, стало как у собаки. Я запросто узнавала, у кого мои подружки гостюют, что там едят, и даже у кого зуб больной или там желудок. Такие разные запахи – одни приятные, другие гадкие, некоторые страшные.
     И вот вернулась я в город, уже осень, листва палая пахнет, яблочки на лотках, от реки аромат. Раз вышла утром из дома, еще темно, мимо какой-то мужичок бежит – то ли от инфаркта, то ли наоборот. Он пробежал, а запах остался – свежий пот, табачок чуть-чуть, одеколон мужской, старый еще, не современный. Я так и охнула – все женское проснулось. Весь день ходила по округе, искала мужичка. Наутро рано вышла, стала ждать, сама приоделась, подкрасилась. Он мимо промчался, не посмотрел, конечно, а я опять стою, так мне хорошо.
     Словом, я его месяц встречала-провожала, он уже здороваться стал. Потом как-то остановился, заговорили мы, а я слов связать не могу – голова от запаха кругом идет. Он, конечно, почувствовал, в дом зайти не отказался, а там такое случилось, что давно должно было быть. И мы с ним стали жить как в сказке. Он ко мне переехал, дома дети остались. С утра он выбегает, я готовлюсь. Потом появится, а у меня уже ноги от желания подламываются, раздеваю, а запах так и обволакивает. И всюду он по-разному пахнет – где чистые запахи, холодноватые такие, а где темные, от которых душа как у волчицы становится. А уж в самом тайном месте запах просто есть хочется, такой он густой и вкусный. И это все его собственные запахи, он так и после душа пахнет. А уж если всякие пахучие листики положить рядом, чуть-чуть одеколона, а лучше всего – ремень кожаный или перчатки, то мне от счастья почти плохо становится.
     А муж мой меня ласкает под эти ароматы, и я каждый миг блаженствую, как никогда в жизни не получалось. Нынче говорят «кончаю», а я просто кончаюсь. В доме у нас все чисто, свежестью пахнет, и такая радость на душе. А если бы не подружка, да не бабушка, я была бы такая бедная, словно кто меня обокрал».
   
     Е.И. , г. Кольцов
   
   
Со щеночком
   
     «Я вышла замуж в 30 лет. Получилось как-то несуразно: у меня был роман с замечательным мужчиной – и в жизни, и в постели, – но я влюбилась в одного молоденького, просто щеночка. И так меня к нему тянуло, что я с предыдущим рассталась, хотя он говорил, что второй такой пары в мире просто нет. А со щеночком (он на 10 лет меня моложе) было очень забавно: в первую нашу ночь он лег на спину, руки по швам и говорит дрожащим голосом: «Я ничего не умею…» А я-то, дура, влюбленно отвечаю: «Ничего, я тебя всему научу».
     Поженились через месяц, прожили уже 22 года, дочка взрослая. И все эти годы я с моим щеночком мучаюсь – то он не может, то он не хочет, то у него не получается. Даже в самые молодые годы чаще раза в неделю никогда не было, а потом стало раз в 2 недели, а сейчас – раз в 3 недели, а то и того реже. Я-то вокруг него и так, и сяк вьюсь, то комбинашку прозрачную натяну, то штанишки с кружавчиками, то вовсе голая ходила, а он отворачивается, словно не замечает.
     Когда «Эммануэль» и «9? недель» только еще появились, я их буквально по кадрикам выучила и дома воспроизводила. Столько сливок извела, клубнику то на себя, то на мужа клала, со льдом играла. Да все понапрасну – щеночек только жмурится, а сам лежит, словно статуя, а я ему и так, и сяк делаю, удовлетворю, раз уж начала, а сама полночи болями в матке страдаю.
     Но изменять ему ни разу не изменила – нехорошо это, мне самой нехорошо было бы. Так и мучаемся – я с голодухи, а он оттого, что импотентом себя ощущает. Но к врачу пойти – да ни в какую, просто на дыбы вставал. И все-таки полгода назад затащила (буквально) завела в кабинет, усадила, говорю: «Вот у него проблемы». И доктор меня вежливо из кабинета попросил. Я сижу, радуюсь, что что-то с места сдвинется, муж все-все расскажет, врач его чем-то подкрепит, вдруг да поможет… А оказалось, этот щеночек рассказал, что раньше мы с ним жили каждый день раза по три, и он с меня не слезал по полчаса, а теперь почему-то один раз минут 5–7. Да эти 5 минут у него на все про все уходят – от того, чтобы рубашку расстегнуть до того, как в ванну уйти. А уж насчет каждый день – так вообще никогда не было, чтобы хоть 2 дня подряд.
     Потом врач меня пригласил, тут все и выяснилось. Я так плакала, думала, сердце разорвется. Тем не менее лекарства ему выписали, а нам обоим было сказано, каждый день ласками заниматься и учиться этому делу (секс-терапия). Мне-то учиться уже нечему – я и так всю жизнь его ласкаю, но когда муж начал на мне учиться этому искусству – хоть плачь! Ничего не понимает, не чувствует, возится где-то внутри, а мне или больно, или вообще никак. Ни грудь погладить, ни спину – сразу внутрь лезет и так там шевелит, что убежать хочется. Словом, никакой секс-терапии, а только издевательство.
     И вот теперь я сижу (фигурально, конечно) и думаю: а может, действительно пойти налево – никаких сил уже нет терпеть. Или поднять его на ноги, импотенцию ликвидировать – и под зад коленом, а самой завести настоящего мужика? Хотя лучше моего мужа в дому никого нет – он и рукастый, и хозяйственный, и все деньги в дом несет. Но больно уж тяжело терпеть».
   
     Полина Николаевна,  г. Кимры
   
   
Никому не нужен
   
     «Я знаю, что мне никто не поможет, но надежда умирает последней. Я первую половину жизни прожил с женой, а с 47 лет – с любовницей. То есть она и раньше у меня была, но в 47 я жене все открыл и ушел. Стали жить очень интересно: и полугода не прошло, как меня обратно к жене потянуло. Я пришел, а она меня приняла, мы с ней опять стали спать, но тайком от сожительницы (мы с ней так и не расписаны, а с женой не разведены). И вот я от любовницы тайком к жене ходил – лихо? Потом, прошло уже года 4, сожительница это заметила, но стерпела, просто усилила надзор за мной, стала буквально везде со мной ходить и с работы встречать. Постепенно я от встреч с бывшей женой отвык.
     Хотя, когда я стал сравнивать, то у жены, оказывается, много такого открылось, чего она в супружестве со мной не позволяла. До орального секса мы с ней добрались раньше, чем в кино увидели, а уж про ласки всякие и говорить нечего – у нее все гораздо лучше получалось, чем в порнухе. Я ей порой пенял, что она себя развратно ведет, а она только смеется – ты мне не муж, а если не нравлюсь, шагай к своей мымре. Но сожительница моя вовсе не мымра, и тоже была не лыком шита, иначе я бы к ней не перебрался. Бывало, так заласкает, затискает, что хочешь не хочешь, а вскочишь.
     Вот так я прожил в сожительстве до 63 лет, своих детей и внуков, а также и тех, что мне в приданое достались, на ноги поставил, все разлетелись кто куда. Каюсь, я к старости куролесить начал – на молодых заглядывался, сожительницу достатками жены дразнил, а той, наоборот, сожительницу в пример ставил. Имел двух и еще на сторону бегал. И добегался.
     После шестидесяти стали мои мужские достоинства слабеть – все реже и все хуже получается, сожительница воет, говорит, что гнать пора. А я думал, что это я на ней же и надорвался – когда у нее климакс пошел, ей все время хотелось, а я ей всегда в этом деле помогал. Потом подумал, что жена меня сглазила, пошел к ней, поговорили, она клянется, что ничего такого. Потом попробовали – с ней все отлично получилось. Опять я к ней стал захаживать. А сожительница выследила и скандал устроила, посуду била – ты ей все оставляешь, а меня впроголодь держишь. А я честно с ней пытался, но как лягу, так все и пропадает. А как не пропасть, если она смотрит, как снайпер из засады, а если что для меня делает, то как только хоть что-то у меня появится, сразу хватает и пытается использовать – а ОН и падает.
     Я начал лечиться по рекламам, но там только деньги дерут, а ничего не помогает. Пришлют пузырек или таблетки, я все поскорее выпью, немного оживу, а через неделю-другую – опять ничего. Правда, с женой получше бывало, но к ней один мастер с завода стал захаживать, так она уже не такая голодная была, чтобы мне все отдавать.
     Потом я скопил денег, поехал в Москву – полечиться, либо операцию сделать. В одной рекламе так было расписано – вживляют что-то в это дело и насосик под кожу, нажал на него – и встает как надо, а побольше пожмешь – так вообще любые размеры сделать можно. Но оказалось, что это мне не по карману – в долларах больше, чем «Волга», стоит, так я в клинику лег, меня там уколами лечили, массаж постыдный делали, вакуум-помпу, витамины, гормоны и т. д. Ну, на сестричек я реагировал как надо, а провериться было негде. К выписке (когда деньги кончились) я так и не был уверен, что все вернулось, но делать нечего – уехал домой.
     Приехал – и думал, умом тронусь. У жены моей тот мастер живет, а сожительница за его брата замуж вышла! А они мужики здоровые, с ними не очень-то поскандалишь. Правда, жена все-таки выделила мне в доме комнату с отдельным входом – мол, живи, не на улицу же выгонять, – но так это обидно.
     Вот теперь я остался совсем один, ни с кем из женщин ничего не получается, да и не хочется. Иногда хочется с женой или сожительницей, но до них не добраться, так и кукую.
     Что делать – ума не приложу, никому оказался не нужен. Конечно, я их обижал в жизни, но на то они и женщины, чтобы простить и пожалеть. Но, видно, такая память у людей, что они не помнят того хорошего, что я им делал. А я ведь никогда не отказывал, всегда в охотку давал. Наверно, к младшему сыну уеду, буду по-стариковски доживать, никому не мешая, пусть меня хорошим помнят, а не скандалистом».
   
     Петр Николаевич , Ставропольский край
   
   
Нормальная
   
     «Мы с мужем прожили вместе 22 года, а когда мне исполнилось 41, он скоропостижно умер – замерз по пьянке на улице. Я осталась с двумя детьми, ребятами 20 и 18 лет. Старший был в армии, младший работал на заводе и жил в общежитии – это в пригороде. Я все время была одна дома, по хозяйству и вообще. Часто бывала с подругами и их детьми.
     Через год меня положили на операцию и удалили матку с придатками из-за кровотечений. Я поняла, что теперь буду одна куковать всю жизнь. Мне муж покойный всегда говорил, что я не женщина, а бревно, а теперь, когда самое женское естество вынули, я и вовсе никому не нужна буду.
     После операции я иногда себя трогала в женских местах, чтобы понять, что изменилось, но каждый раз было по-разному – то кажется, что внутри пусто, то вроде ничего. И так меня все это заинтересовало в конце концов, что я стала у доктора спрашивать, как будто это не со мной происходит. А доктор мне сказала, что надо только одну мышцу потренировать, и тогда никакой мужчина не отличит, удалили мне что-то или нет. Я потренировала и стала выбирать, с кем бы проверить.
     Скоро подвернулся один малознакомый мужчина, и я не стала ему противиться. Мы попробовали, он ничего не понял, а мне, на удивление, было даже хорошо, не болело там, где всегда с мужем болело, а когда мышцу напрягала, было очень приятно нам обоим. И мы стали встречаться хотя бы раз в неделю. Я, конечно, не хотела его от семьи уводить, поэтому терпела. Хотя терпеть становилось все труднее – он во мне разбудил желание, и я с трудом его дожидалась, чтобы удовлетвориться.
     Потом старший мой вернулся, полгода мы почти не встречались, но сын женился и переехал к жене в собственный дом, а у меня опять жизнь потекла от встречи к встрече.
     А потом у меня еще один мужчина завелся, почти случайно получилось, просто мне уж очень невтерпеж было, но с ним я стараюсь редко встречаться, только когда подкатывает, аж до дрожи.
     Но главное, я так и не понимаю, почему с мужем было плохо, хотя я и была нормальная. А теперь, когда ничего женского во мне не осталось, – все в порядке, и еще хочется. Может, и не в матке дело, а в чем-то другом?»
   
     А.Т ., г. Могучин
   
   
Драчуны
   
     «Я вышла замуж поздно, в 29 лет, так судьба сложилась, что оставалась девушкой. Муж был уже дважды женат, но судьба не сложилась. Я влюбилась в него с первого взгляда, а он ответил на мои чувства. В постели муж очень сильный и умелый. Даже в первый раз, когда мне было и страшно, и больновато, я кое-что почувствовала. Но со временем стало становиться все хуже и хуже. Муж старается, и так подход сделает, и сяк, я никак до оргазма не дохожу.
     Он обижается, говорит, что я его не люблю, что с ним все женщины испытывали оргазм, а я не хочу. Я стала советоваться с гинекологом, она и говорит, чтобы я сыграла оргазм, муж и успокоится. А я и не знаю, как это делать. Посмотрела парочку фильмов, там вроде все так же, как мы делаем, но так неприятно показано, что мне совсем расхотелось играть. Но потом я взяла себя в руки, стала стараться ради мужа – ему так хотелось, чтобы я стала полноценной женщиной.
     А муж меня избил, сказал, что еще не настолько сошел с ума, чтобы не понять, где оргазм, а где подделка. Так я поняла, что не рождена актрисой.
     Но странное дело, пока он меня бил, я так возбуждалась, что казалось, вот-вот кончу. Но муж чего-то испугался и перестал бить. Потом, когда я вспоминала всю эту сцену, опять возбуждалась и очень хотела, чтобы в этот момент была с мужчиной. А однажды мы с мужем поссорились, стали ругаться, у него глаза бешеные, а я вдруг вспомнила, что такие же они были и в ту ночь. Я сразу мужа схватила, потащила в спальню, но все уже улеглось. А он в раж вошел, стал грубо меня хватать, я отбивалась – и мне опять захотелось. И мы с ним как бы в драке стали сношаться.
     Вот тут я и улетела, хотя, казалось бы, с чего? Но жизнь такова, какова она есть, а мы должны к ней подлаживаться. Я намотала на ус, откуда страсть берется, и жизнь у нас теперь очень забавная. Мы с мужем очень любим друг друга, заботимся друг о друге, но как вечер – начинаем шипеть и ругаться. Может и до драки дойти, но не очень сильной. А уж после этого валимся хоть в постель, хоть на пол – и такая любовь, что хоть кино снимай.
     Правда, мне все та же доктор сказала, что, если бы не мужнино занудство поначалу, мол, давай оргазм, давай оргазм, у меня все было бы гораздо раньше и по-другому, потише и поспокойнее. А так мне пришлось приспосабливаться к не самому лучшему варианту. Но все эти разговоры – бабушка надвое сказала, а у меня что есть, то и есть, и я довольна».
   
     С.Л. , г. Благовещенск
   
   
Неизменный
   
     «У меня никогда не было проблем с женщинами – ни до постели, ни в ней. Как с 16 лет начал, так и пошло. Каждую можно уломать за 5 минут, а если нет, то и не надо – найду другую, на мой век хватит. Женат я был четырежды, но как-то мне это было не нужно, скорее хотелось посмотреть, как это – жить все время с одной. Чепуха, все время скандалы, и никуда пойти нельзя – ревнуют, как свою собственность. У второй жены дочка от меня, уже внук есть.
     Сейчас мне 67 лет, понимаю, что пора найти женщину по вкусу, чтобы не так одиноко было. Но, увы, мы не изменились – ни я, ни женщины. Я вижу новую женщину (а у меня подписка в клубе знакомств), возгораюсь, на разок меня хватает, а потом начинает выясняться, какая она болтушка, неумеха, разгильдяйка и т. д. – я и остываю. Даже если в постели устраивает – не вижу, как она рядом жить будет. А если хозяйственная, то или холодная, или упертая в какую-нибудь диету. То морковью кормит, то рыбой – сплошная дурь.
     Хорошо бы, чтобы она ко мне приезжала, а потом уезжала, или я бы к ней наведывался – как я привык. Но они все так усиленно намекают на совместную жизнь, что приходится расставаться, пока не поссорились.
     С одной я попробовал пожить, но убежал через неделю. Женщина она сексуальная, несмотря на 53 года, заводится с пол-оборота, меня возбуждает сильно, хотя и не всегда получается, что надо. Но у нее весь дом в беспорядке – кухня ужасная, санузел побитый, проводка искрит. Так неужели же я должен все это делать, если она за всю жизнь не собралась и даже техников из РЭУ не вызывала? Вот за неделю я к ней привык, на ужасы налюбовался, да и домой. Она звонит, жалуется – ты мне дорог стал, я к тебе привыкла, ты такой хороший, с кем же я теперь буду. А я просто не могу – и не встает, и на квартиру смотреть не могу. А она не понимает, считает, что это я ее испытываю. Правда, я ей сказал, что нужно квартиру в порядок привести и быть похозяйственнее. Она что-то там делает, старается, но я вряд ли к ней снова вернусь. И неинтересно, и не очень возбуждает.
     А после операции на аденому у меня и с этим делом стало плохо, я уж по-разному лечился, а все никак. То маячит, то не маячит, и даже если все бурлит внутри, то может и не встать. Думаю, может, мне дом в деревне купить? Там и воздух, и продукты, и все такое. Буду все лето на природе проводить – это и экономично, и полезно. А деревенские бабы, не в пример городским, податливее и приветливее. На психику давить не будут, с лаской подойдут, обиходят и обстирают, как надо. Глядишь – и выправлюсь. Я ведь еще о-го-го какой петушок, только приболел чуток. А как поправлюсь, меня, пожалуй, еще лет на 10 хватит, а дальше видно будет».
   
     С. Н.,  г. Новосибирск
   
   
Паралитик
   
     «В 18 лет, когда поступил в художественное училище, почти сразу женился. Мы познакомились очень романтически: я ходил в училище по одной улице, а она всегда сидела у окна. Я с ней заговорил и сразу понял, что она мне судьбой дана. И через 2 дня я ее украл из дома и мы поженились.
     Конечно, было трудно, но я и писал, и физически работал, и всякую халтуру делал, так что жена ни в чем не знала забот. Поскольку ее мама не могла с нами жить (у нее еще 3 детей), я нанял домохозяйку. Когда у нас целый год ребенок не получался, я купил машину, чтобы мы могли в любое время к врачам ездить. А ездили мы по докторам почти 3 года, пока первенец не появился. Потом такими же трудами дался второй, а потом и третий.
     И главное, большинство времени с докторами уходило на то, что они нас отговаривали иметь детей, а мы их уговаривали помочь нам. Ведь, когда я впервые появлялся в кабинете или даже в клинике с женой на руках, все сбегались посмотреть. Ну ладно больные, но врачи ведь должны знать, что в болезни жены ничего не мешает беременеть и рожать. Да, у нее врожденный паралич ног. Да, ноги у нее как у младенца. Да, она не ходит и никогда не будет ходить. Но ведь она человек, она так же думает, переживает, как любой другой. И мы любим друг друга и хотим, чтобы наш род продолжался.
     Когда пишу, особенно большие картины, я люблю, чтобы жена была рядом. Она просто сидит и смотрит, или читает, или даже кормит ребенка. Даже это присутствие меня очень вдохновляет, а если она что-то мне советует, то я чувствую ее интерес и рисую так, что сам себе завидую.
     Иногда жена поет. Она всегда поет тихо и склонив голову, но я сажусь рядом и весь погружаюсь в ее пение. Конечно, она не певица, но мне этого и не надо, ее пение мне дороже. Наши сыновья тоже любят ее слушать, но она поет очень редко.
     Иногда у нее бывают проблемы в постели – я по натуре очень пылкий и не всегда могу сдержаться. Но обычно я держу себя в руках и все делаю бережно и нежно. Порой бывает трудно вести себя с оглядкой, но зато когда все идет как следует, то жена вдруг пискнет как котенок, и от этого такое блаженство разливается по телу и по душе!
     Так что, я считаю, мы самая счастливая пара. Мы любим друг друга, у нас три сына, у меня любимая работа. В человеке должна быть здоровой душа, а тело не так важно, ведь любят не обертку от конфетки, а то, что внутри, правда?»
   
     Александр , г. Ростов
   
   
Крепенький
   
     «Нам со старухой по 74 года. Но я еще очень даже крепенький, а она лежит парализованная уже 6 лет. Инсульт ее разбил, когда мы с дочкой цапались, не хотели квартиру делить. Да и то, мы всю жизнь прожили кое-как, в бараках, коммуналке, а двухкомнатную квартиру только в 88-м году получили. И дочка, и сын тогда уже жили сами по себе, но дочка развелась и хотела нас разменять, чтобы со своей комнаткой объединить и квартирку выиграть. Но мы со старухой не дались, вот только инсульт произошел.
     Вообще мы женаты уже 51 год, конечно, было всякое, но семья была крепкая, дети вот повырастали, внуки есть. В начале брака жена, бывало, выкобенивалась, норов показывала, но я ее укоротил, потом она на всю жизнь поняла, где ее место. Так что у нас была полная гармония.
     Но когда старуху инсульт разбил, я, конечно, испугался. «Скорую» вызвал, они ее увезли, потом в больнице 2 месяца держали, ждали, что она хоть говорить начнет, но так и не дождались. Вообще-то старуха всегда очень даже была говорливая, но инсульт с этим не считается. И вот уже 6 лет лежит она и не пошевелится, ни слова не скажет.
     Я за ней постоянно ухаживаю – кормлю, мою, разговариваю, телевизор включаю или радио. Она любит «Эхо Москвы» и Фоменко, а по ящику – «Я сама». Сериалы не любит, плачет все время.
     Я уже всякую брезгливость отбросил, ухаживаю за старухой, как в детстве за скотиной – обмыть, накормить, убрать из-под нее. Да и то ведь сказать – живой человек, хочет небось жить, хоть как-то, но жить, вот я и не могу ее отдать в интернат. Мне дочка говорит, что все устроить может, но я не согласен, там старуху враз со свету сживут. Она ведь капризная бывает. Я ее кормлю, а она губы сожмет и не пускает ложку. Конечно, вся подушка в каше – она ведь жидкая, другую ей не проглотить.
     Вот так и коротаем дни, я уже привык. Только вот мужское иногда подступает, и очень тогда хочется. Я, когда помоложе был, к себе женщин водил, но все время ощущал, что старуха за стеной все слышит, и потому был не в состоянии. Но потом приспособил под это дело саму старуху. Обмою ее почище, разложу как надо и сделаю свое дело. Она только глаза закроет и все, порой слезинка выкатится, небось страдает, что не может как в молодости. Ну, мое дело солдатское – сделал, спрыгнул, побежал, хотя, конечно, не очень по-человечески получается, она ведь, наверно, удовольствие не так получает, как я.
     Хотя, честно говоря, мне это тоже не очень нужно, но ведь обидно – я на старуху жизнь трачу, пусть она хоть как-то мне полезной будет. А то чужих женщин водить – можно заразу подцепить, да и дорого это получается для меня. Все ж таки мы на пенсии живем, дети чуть-чуть только подкидывают.
     Жду, когда старуха наконец помрет. Похороню, тогда никаких долгов на мне не останется, можно будет и мне откинуться. А то так жить муторно стариком, пусть и крепеньким».
   
     Алексей Никифорович , г. Москва
   
   
Однополчане
   
     «Мы с другом однополчане. Настоящие, на всю жизнь. Служили, правда, уже после войны, но были в разных военных ситуациях, так что друг друга испытали. Мне уже 77, ему 74, правда, он после инсульта, а я здоровый. Жены у обоих поумирали, 8 и 6 лет мы бобыли.
     Конечно, женщину еще очень даже хочется, но куда уж!.. То он таблеток накупит, то я что-то прочитаю и попробую, но толку чуть. Однако после инсульта стал друг пить пищевую добавку гинкгко (зять из Москвы прислал) – так не только на ноги встал, но и по этому делу стал отличаться. Завел себе 45-летнюю, она к нему бегает, говорит, что довольна.
     А я вот вычитал в газете рекламку упругого презерватива, заказал, получил. Руки тряслись, пока разворачивал. Там такая трубка, с одного конца прямо «головка», а с другого свой вставляешь и в нем чешешь бабку, если охотница найдется. Я попробовал сам за двоих, вроде какой эффект получался. А вот не с кем, а с кем можно было бы, все замужем за друзьями.
     Но как-то в поликлинике я встретился с бывшей сослуживицей моей жены, лет так 55. Поговорили, я ее в гости пригласил, помянуть, раз уж тогда еще на поминках не была. Она пришла, я и сумел. Конечно, не показал, чем это я там ворочал, да она и не смотрела, все стонала, повизгивала, за шею обнимала.
     Стала ко мне ходить. Придет, поговорим, а у нее руки все сильнее дрожат, губы облизывает, я знаю, что возбуждается. Потом начинает постель стелить и так это мне подставляться, чтобы я погладил. Ее муж совсем неласковый, ни до, ни после никак не потрогает, только себя удовлетворяет. А я трогаю, да еще как. Потом ухожу в ванну, помыться (а заодно и приборчик надеваю), а она с головой под одеяло прячется – чтобы я ее поискал, значит. Баловство, а мне с руки – не видит, с каким я подарком прихожу. Потом уж я ее оседлаю, да по полчаса не слезаю, пока она раз 5–7 не простонет. Так она и не знает про моего помощника.
     Первое время она мне предлагала на ней жениться, она готова была в любой момент мужа бросить, но я не дал. Разница 20 лет у нас, я первый уйду, с кем она останется? Опять к мужу бежать? Она, правда, говорит, что после меня у нее никого не будет, но кто их, баб, знает. А потом свыклась, говорит: «Я у тебя любовница, это такое красивое слово, от «любовь» произошло». И так уже 3 года это длится. Муж у нее сутки через двое в ВОХРе служит, а она у меня до ночи, а летом и на ночь остается. Действительно, любовь, что ли?
     А тут мы с другом решили прийти друг другу на помощь – я ему презерватив выписываю, а он через зятя – мне добавку. Потому что он долго не может, зато кончает, а я могу хоть всю ночь, но спермы уже нет. Так что скоро сравняемся в «весовых категориях», будем идти на рекорд, кто кого.
     Конечно, жаль, что годков нам мало осталось, но что есть – еще пошумим, поживем».
   
     Л.К ., г. Тверь
   
   
Строители
   
     «В нашей конторе все стены зеленые – просто тоска смертная. Я в ней уже 16 лет работаю, здесь и на пенсию вышла, а стены все те же. Девчонки губы кривят, когда впервые приходят, но что им, шалавам, нужно – только гулянки на уме. А я женщина степенная, дородная, да и лет мне многовато, вот и отношусь спокойно, хотя и взаправду никакого удовольствия.
     Вот пришли к нам маляры – Петрович и Михалыч, – оба в возрасте, Михалыч с наколками, но степенные, правильные мужчины. Оба среднего роста, коренастые, солидные люди. Пьют в меру и только после работы, да и то, если я им поставлю. А как не поставить, когда они работают на совесть, как в прежние времена, матюками не кроют, поглядывают ласково. Конечно, в основном на шалав глядят, те все задом вертят – им-то все равно перед кем изгаляться, но маляры марку держат, не поддаются.
     А я, как завхоз, вокруг них раза три на дню прохожу – не надо ли чего. Они так попросту, по-нашему, если что – ко мне. Я-то в мини не хожу, но все материальные дела на мне. Мне в мини ни по возрасту нельзя, ни по здоровью. Еще при Хрущеве травму получила, нога плохо срослась, хожу-переваливаюсь. Меня муж, Царствие ему небесное, ласково «уточкой» кликал, а когда серчал, то «хромоножкой».
     Вот мы раз остались после работы, шалавы по домам разбежались да по хахалям, а Михалыч с Петровичем еще заканчивали. Мы усидели бутылочку, потом еще одну, Михалыч куда-то вышел, а Петрович стал со мной заигрывать – шутя, конечно. Кончились наши шутки на диване в директорском кабинете, я все в натуральном виде, а на Петровиче только майка. И так он меня оглаживает, так тетешкает, так баюкает, что я вся расплылась как шалава и только успеваю ему отвечать. Вот не думала, что такой мужчина солидный на ласку способен, мой муж, на что уж правильный был, а никогда меня не баловал. А этот и тут погладит, и там поцелует, где тронет, там все огнем горит. Я уж 2 раза забывалась, а он все наяривает, а к главному не переходит.
     Я ему намекаю, к себе притискиваю, но он смеется, говорит, еще не наигрался. А потом все-таки я его на себя затащила, так он, как мой покойный, в полминуты управился. Даже жалко стало, что уже конец. Но он не отпускает, говорит, помойся да опять приходи, и платье не отдает. А мне уж приспичило, все-таки немолодая, так нагишом до кабинки добежала и обратно.
     В кабинете темно, но диванчик-то я и на ощупь отыщу, где дроля лежит. Только к нему под бочок, он пару раз провел, где надо, опять все загорелось, он и оседлал. И так погнал, что я света белого не взвидела. Я раз забылась, второй, а он все наяривает. Я и третий раз, и еще, и еще, наверно, полчаса так изматывалась, а миленку все мало. Я уж и говорю: «Петрович, не надрывайся, сыта я (хотя, конечно, еще бы и еще наслаждалась)». Он смеется тихонько и продолжает. Такое со мной творил, что слава богу, что темно было, а то бы со стыда сгорела. А потом вдруг как зарычит, как задергается, я испугалась, что совсем помрет. А это он так забывается.
     Ну, лежим мы, я ему пот со лба утираю, да что-то мне странным кажется. Сердце захолонуло, лампочку включаю, а это Михалыч. Ах, думаю, охальники, совсем за шалаву считают, как начала орать, а он лежит, глядит и усмехается. Потом потянул за руку и уложил рядышком. Я чего-то присмирела, а он снова как завел свою шарманку, так я и провалилась. И проваливаюсь, и проваливаюсь, сколько, уже и со счету сбилась, а когда опять в себя пришла, лежит рядом Петрович и гладит меня, и щупает.
     Меня оторопь взяла, то ли примстилось, то ли враг морок наводит, а он усмехается и молчит. Наконец отстал он от меня, я кое-как оделась, сижу, Михалыч входит с бутылкой. Мы втроем вдарили, я к ним с вопросами, а они оба смеются и вдруг меня за грудь берут – каждый со своей стороны, – и так меня волной пробило, что я чуть опять не забылась. Ну что тут скажешь, провели они меня, шельмецы, как шалаву какую, но отказать им просто невозможно.
     Потом такой бригадный подряд мы каждый день устраивали. Петрович нагладит вволю, потом быстренько опорожнит, Михалыч начинает, опять меняются, опять. А мне свет белый забывается, так все отлично. Потом ремонт кончился, стали ко мне в гости ходить, а то и жить кто останется на недельку-другую. И хотя я теперь сама себя шалавой считаю, свою бригаду никому не отдам, мужички мои при мне будут, пока смогу».
   
     Е.М ., г. Правдинск
   
   
Отвращение
   
     «В моей истории нет «клубнички», но все же я хочу рассказать о своей жене.
     Мы живем с ней уже 10 лет (у меня первый брак, у нее четвертый), живем очень хорошо. Полная душевная гармония, отличное взаимопонимание. Единственное, что для меня несколько омрачало нашу жизнь, это моя низкая потенция. Жене нужно было как минимум 3 раза в неделю, а я мог не чаще 1 раза в 10 дней. Как она выходила из положения, не знаю, но не изменила мне ни разу.
     В 1997 году у нее нашли рак IV стадии с метастазами в горло, делали облучение и химиотерапию, потом она полтора года лежала в разных больницах с отитом (вследствие облучения), перестала действовать щитовидная железа (стала постоянно принимать гормоны), отказали слюнные железы (вынуждена постоянно смачивать рот).
     В 1999 году был повторный курс по поводу рецидива, все изменения усилились.
     Но самое ужасное, что у нее не только исчезло желание, но и появилось отвращение к половой жизни. Конечно, она всячески это скрывает, но я догадываюсь, да нет, просто вижу, каких усилий ей стоит согласиться на мои желания. Теперь наша половая жизнь стала протекать 1 раз в полтора месяца. Кроме того, жене стали неприятны мои выделения, теперь я надеваю презерватив еще до начала ласк. Да и что это за ласки – она сокращает их как только может, скорее заводит меня, я и приплываю через полминуты. Вот и все отношения.
     При этом жена говорит, что сильно возбуждается, когда меня нет, когда представляет себе близость, когда видит какого-то красивого мужчину и т. д. Но как только появляется реальная возможность сношения, сразу появляется отвращение.
     Всякие гормоны и витамины, пищевые добавки (какие ей можно, конечно) никакого эффекта не давали. Врачи отказывали ей в лечении, поскольку заявляли, что занимаются только импотенцией, но жена не сдавалась – в ней вообще открылись какие-то просто неисчерпаемые запасы энергии; она считает, что в эти последние годы нужно обратиться к Богу, а также оставить по себе хорошую память окружающим, в первую очередь – мне.
     И вот 2 месяца назад она нашла сексолога, который сказал ей парадоксальную вещь – все проблемы не от недостатка гормонов, а от депрессии, которая неизбежна в ее состоянии. Мы обсудили этот поворот темы и пришли к выводу, что хуже не будет, врачу виднее, надо попробовать.
     Через 2 недели жена сама сказала, что хочет меня. Правда, отношения были в презервативе, но зато ласки были подольше. Оргазма у нее не было, но назавтра было такое прекрасное настроение, что, казалось, вернулись дни здоровья. Через неделю опять все повторилось, а потом и вошло в привычку. И вот теперь разрушены последние барьеры, мешавшие нам быть единым целым, как и должны быть супруги. Вся наша жизнь стала гармоничной, жена перестала так часто, как раньше, задумываться над будущим, мы счастливы».
   
     Иван Николаевич , г. М.
   
   
Лапочка
   
     «Я замужем уже 8 лет, живем мы хорошо. Я очень люблю мужа, и хотя не испытываю оргазм, всегда иду навстречу его желаниям. Прошлой осенью муж уехал в командировку на 2 недели, я сильно скучала по нему. Однажды на работе задержалась с одним инженером, я ему рассказывала, как мы хорошо с мужем живем. А потом, даже сама не понимаю, как это случилось, я ему отдалась. Прямо там, в большой комнате, где стоят столы всех наших девушек.
     Причем, что самое стыдное, я сама всего этого захотела, как никогда с мужем. Мне было так тоскливо без него, так томительно, что на какое-то мгновение я придумала, что это он со мной, а не другой. И я испытала оргазм.
     Это было прекрасно и страшно. Мне вдруг показалось, что теперь я навсегда буду связана с этим мужчиной, который сделал меня счастливой, но я ведь не хочу его, я люблю только своего мужа. И я все тянула свое новое ощущение, тянула, потому что боялась того момента, когда придется посмотреть на этого случайного мужчину.
     Но потом я быстро взяла себя в руки, сделал вид, что все так и было задумано, и ушла домой. Как я рыдала! Как мне было стыдно себя, как было жалко, что все ЭТО сделал не любимый муж, а какой-то случайный мужчина, которого мне в тот момент хотелось еще сильнее. Я просто не знала, куда деваться от самой себя. Приняла кучу таблеток, еле-еле заснула.
     Потом на работе этот мужчина несколько раз пытался пригласить меня в гости, но я с ледяной улыбкой сказала, что один раз им попользовалась – и хватит. Он отстал.
     Через 3 дня приехал муж и в тот же вечер, конечно, полез ко мне. Я была совсем не готова, боялась его, все двоилось в голове, то я с мужем, то на рабочем столе лежу… И вдруг все взорвалось внутри, был такой сильный оргазм, что мушки перед глазами, рыдания, я даже царапалась, хотя и пыталась сдержаться. Муж был просто без ума: столько лет ничего не было, а тут вдруг все получилось.
     Это его так завело, что он почти тут же стал повторять это дело. И я опять завелась, ничего не вижу, ничего не понимаю, только одни ощущения. Но все-таки каким-то краешком ума я понимала, что вот это – совсем не то, что на работе было, какие-то другие ощущения. И от этого становилось еще лучше, потому что не было связано с моей изменой, а было делом моего любимого мужа, от которого я этого и ждала все эти годы.
     И я так мужа полюбила, что просто с прежним не сравнить. Я и раньше без него жить не могла, а тут просто как одно и то же стали. И он стал таким лапочкой, таким хорошим, что просто никогда не видела.
     А то, что было, я теперь про себя называю несчастным случаем на производстве. Но все-таки некоторая благодарность к тому мужчине у меня есть – он во мне что-то переменил, так что я сумела стать другой и отозваться на ласки мужа. Но больше со мной такое дело не пройдет, мне вполне хватает супружеского секса, а если муж опять в командировку уедет, я ни с кем не буду душу открывать, чтобы с тоски опять в чью-то постель не завалиться».
   
Нерасписанный
   
     «В 97-м году мы с братьями и друзьями приехали из Мордовии в Истру, шабашить. Строили виллу фирмачу – 2 этажа, флигель, сауна, погреба и т. д. В последний день я сверзился с крыши, приземлился на пятую точку, там хрустнуло, все перед глазами поплыло. В больничке сказали, что перелом крестца. Ног я не чувствую до сих пор, хожу под себя, словом, домой не поехал, чтобы не быть обузой родителям.
     Братьям наказал не выдавать, мол, уехал искать счастья, вот и все. А на самом деле я стал скитаться, ночевал где ни попадя, жрал все, от чего собаки отказывались. Вначале была тысяча долларов, что фирмач дал отступных, потом их украли, я совсем опустился. Ездил на тележке самодельной, просил ради Христа, но не пил, поскольку это у нас сроду не водилось. Потом прибился неподалеку сапожничать. Старухам валенки подшивал, старикам сапоги латал, много не брал. Конечно, модельную обувь не чинил – боязно испортить. Но кое-как поднялся, сколотил с доброхотами избушку-мастерскую, там же и ночевал.
     За два года настрадался по женщинам, но вешаться абы на кого не мог, а портить жизнь какой хорошей – неловко, нехорошо. Да и как представлю себе, что со своей тележки к женщине тянусь – самого передергивает, словно я какая каракатица на нее взгромождаюсь.
     Но потом зачастила ко мне женщина постарше, с соседней улочки, то с борщом, то с котлетками. Посидим, поговорим, я работаю, она убирается в избушке. День за днем – привык я к ней, поджидаю, даже суечусь. Одно время решал уехать, чтобы не попутаться, да раздумал чего-то.
     В общем, через полгода я стал у нее жить нерасписанный, да и чего расписываться, если я не мужик, а недоразумение на колесиках. Спали вместе, спина к спине или она ко мне сзади прижималась. Потом она игры придумала – погладит, поцелует, повертит этим делом, глядь – что-то получается. Я, правда, ничего не чувствую, но вижу – торчит стручок, а она его оглаживает, глаза светятся.
     Дальше – больше, как сядет на меня, так и мычит, глаза закатывает, елозит в удовольствие. А мне-то каково счастье – опять в мужики выбился, снова женщина от меня безумеет. Так я ее полюбил, что иногда даже вздрагиваю – а если бы я тогда все-таки уехал сдуру? Детей, правда, у нас не будет – это мне еще в больничке объяснили, но ведь живем, друг на дружку не надышимся. Я к жене и днем и ночью с лаской, а она и так и сяк вокруг меня вертится, то обнимет, то погладит, то поцелует. Вот и не знаешь, кому действительно живется – лбу здоровому или мне, инвалиду. Спасибо жене – из руин меня подняла и до себя возвысила».
   
     Н.И ., Московская обл.
   
   
Радиоактивный
   
     «Мне 52 года, всегда был здоров, но после некоторых исследований год назад выставлен диагноз «рак толстой кишки», сделана операция, выведена колостома. Кто не знает – это кишку на животе выводят, а все что ниже – удаляют. Тут-то все выделяется, пахнет, мокнет, а главное – постоянно напоминает, что вот она, смертушка, всегда при мне.
     Духом я упал, ниже некуда, хотел покончить с собой, но не решился – боязно, да и грех, а я в религию очень ударился. Потом была химиотерапия, облучение, словом, не до того, а потом привык. Вот только на жену взглянуть жалко: бабе 34, здоровая, всегда ко мне приставала, стоит пару дней ее не удовлетворить, а тут, мало того, что возни со мной невпроворот, да еще ей и не отрабатываю заботу. После того, как ножичком порезали, химию подавали, радиацией подействовали – висит что-то мелкое, а ни на что не годное.
     Пойти по врачам я не мог – звонил, там цены кусачие. Что в клинике врачи советовали – что-то делал, что-то купить не мог, но ничего не помогало. Я опять в депрессию ударился, поскольку жену люблю, всегда хотел ее счастливой делать, на руках носил, пока не заболел.
     Вот однажды ночью она ко мне прижалась, стала как кошка тереться, вся влажная, а я только колостому рукой прикрываю, чтобы ненароком не пошевелила, чтобы вонь не вылезла. А моя дорогая все ластится, бедро оседлала, грудью припадает. У меня, конечно, результат ноль, а она вдруг как вскрикнет, как в прежние ноченьки, да и рухнула мне на грудь. Я аж испугался: не принято у нас такое было, обычно я ее пару раз поглажу, оседлаю, минут 10 пашу, потом вместе доплываем. А тут непонятное поведение.
     Утром она на работу, а я в раздумья, что можно почерпнуть на будущее. Вечерком, только детки уснули (8 и 4 года), я мою любезную разложил и принялся гладить, поцарапывать, щекотать, залазить, куда прежде и не заглядывал. Она вся раскинулась, воркует что-то, вся вспотела, а потом застонала, забилась – доплыла. Мне понравилось. Даже не думал, что глядеть на бабу в такой момент так уж приятно, почти как самому доплыть.
     Так и пошло: детки в спальню, мы в постель, я так за дело берусь, что только успевай! Причем, конечно, каждый день, а не как раньше – 2 раза в неделю. Иной раз и мне что-то перепадает: как жена забьется, да еще меня за некоторое место к себе притиснет, то что-то внутри словно эхо отзывается: как когда-то было, еще до радиации.
     По правде, я особого возбуждения уже и не чувствую, все-таки рак есть рак, тем более и подозрение на метастазы уже есть. Но пока живу, жену буду удовлетворять – ей в охотку, а я себя человеком чувствую, а не бесполезной вещью. Да и она за мной тщательно ходит, в чистоте держит. Словом, каждый по-своему любит».
   
     Д.Г ., Канский р-н
   
   
Умелая
   
     «Мне 48 лет, а в кармане удостоверение инвалида войны. Конечно, не главной, а, как принято говорить, локальной, но от этого здоровья не прибавляется.
     Когда я вышел из госпиталя в 1986 году, белый свет был немил: все время болела голова, обмороки, память как отшибло. Я жил один (детдомовский, а семья как-то не получилась, разошлись с женой через год), почти все время лежал в лежку, пенсия тогда была. Потом, как известно, перестройка и все прочее, пришлось крутиться. Работал на физических работах, много ездил. От баб отшатывался – помнил, как жена со мной обошлась (это отдельная сказка).
     А потом как-то в поезде из Турции оказалось, что у меня талант: лег с челночницей, всю ночь ее ублаготворял, да так и не кончил. А уж она не только накончалась от пуза, но и всем подружкам раззвонила: и долго, и без риска беременеть, да и мужик (то есть я) ласковый. Так они меня потом в своей компании всегда держали, отовариваться помогали, деньгами ссужали, ревновали к другим страшно, а я их и ночами, и днями обслуживал по-мужски. Им ведь надо, а не с кем. А мне хоть бы что – стоит и стоит в любое время, как будто другого положения не знает.
     Потом, когда уже году в 97-м стало все более-менее устаканиваться, меня одна, Клавка, увезла с собой в Камышин, стали там жить. У нее, между прочим, четверо детишек, а она без мужа. Но баба крепкая, все тянет на себе, даже меня на ноги поставила. Ну, то есть стал я кончать с нею. Правда, через час примерно, но бывало. Так еще одного мальчугашечку настрогали. Так и живем.
     Но все-таки мне тяжело стало по часу скакать каждую ночь. Пошел я к доктору, а он говорит, что это последствия травмы. Да не то, что устаю, а то, что по часу. У нормальных мужиков не более 10 минут должно быть (а я уже не помню, как раньше было), а так – можно и копыта отбросить.
     Я жене сказал, она засомневалась было, сама к врачу пошла, отнесла бутылку и торт, а он и ей говорит: «Если, мол, не хотите, чтобы муж раньше времени откинулся, сократите время постельных дел до 10–15 минут». И подарки не помогли.
     Но Клавка и тут вытянула. На 2 недели уехала в Москву, что делала – не знаю, но приехала такая рукастая! Ложимся в постель, поиграемся, потешимся, она или на подходе, или уже приплыла. Я начинаю, а она таймер английский включает. Как 10 минут пройдет, он запикает, а она меня скидывает и начинает уже от себя ублажать. И так быстро получается – минута-две, не более. Да я думаю, она и мертвого раскочегарит – такая умелая. Вот так и приспособились: она довольна, я ублажился, здоровью не повредили.
     К чему я все это? Да к тому, что баба наша все может, ей только волю не дают. А вот мужики только на пьянство и драку способны. Кто нас, дураков, в бой посылал? Кто сейчас мутит? То-то. А в нашем семейном «государстве» все так хорошо, что лучше просто не бывает. Ура вам, женщины!»
   
     Семен Николаевич , г. Камышин
   
   
Детектив
   
     «Мне 58 лет, вроде не старый, но из зрелого возраста уже вышел. Был женат, потом, аккурат к климаксу, разбежались, детей насмешили. Но уж совсем невмоготу стало вдвоем вечера коротать с бабкой. Дети разъехались, внуков нет, телевизор скучный, на секс не тянет. Чем заняться? Мы сначала лаялись, а потом решили жить каждый по-своему.
     Ну, про жену не буду, а я вот прожил 6 лет один, стал от женщин отвыкать, хотя некоторые удочку закидывали. Но желание у меня всегда было невысокое, а тут как вспомню последние годы с бабкой, вздрогну – и в сторону. Правда, соседка чуть не подловила, все про жизнь расспрашивала, сочувствовала, я уже размякать стал, но потом вовремя спохватился.
     И вот чуть более года назад сижу я дома, никого не трогаю. Звонок в дверь, я открываю, мне бояться нечего. Влетает баба с пистолетом, меня в сторону кидает, сама с визгом мчится в комнату, потом на кухню, потом все остальное обшаривает. А у меня и нет никого, и уже неделю не было. Я поднялся, хотел ей врезать, но рука не поднялась: хоть и не очень-то молодая, но красивая, а тут еще глаза горят, грудь ходуном ходит… А она с вопросами, с криками, а потом и со слезами.
     Ну чистое детство: ей кто-то по телефону наплел, что ее муж с любовницей по такому-то адресу (по моему, то есть) в данный момент ей рога наставляют. Она мужнин газовик схватила и прилетела, чтобы раз и навсегда… и все такое прочее. Я ей, конечно же, посочувствовал, чаем угостил, мы поговорили, она опять плакать взялась, я ее утешать, да и наутешался: в постели да голышом.
     Я в удивлении, она в восторге. Хотя уж и не знаю, чем тут восторгаться, но ей понравилось. Стала ко мне ходить, хотя я никто и звать меня никак – работаю на заводе, делаю, что придется. А она за шикарным мужчиной, да и сама не промах. Но раз уж понравился, я не против.
     И так мы с ней забавлялись полгода, а потом ко мне ее муж заявился. Пришел с двумя мордоворотами, те дверь чуть не снесли, а этот, руки в карманы, квартирку обошел, губу пожевал и спрашивает: где, мол, такой-то? Я и отвечаю: мол, я это… У него глаза на лоб, потом смеяться стал, потом слезы вытер платочком, объяснил, что шел убивать любовника, а раз это я, то на меня зла не держит, а наоборот, готов подкидывать денежек, если я его жену удержу около себя подольше. А то она, мол, гуляла и гуляет, а с кем – ему не нравится, могут подсидеть. А я безвредный.
     Я, конечно, от денег отказался, а про то, что душой к ней прикипел, сказал. Он опять посмеялся, да и ушел.
     Потом мы с моей дамой сердца все это обсудили, она сказала, чтобы я не брал в голову, она все устроит. Правда, с тех пор стала какая-то более быстрая, активная, даже злая в постели. И пистолет под подушку кладет. А знаете, для чего? Не угадали: для меня. Когда в первый раз у нас с ней произошло, я так взъярился именно от пистолета. Не испугался, нет, но что-то такое внутри щелкнуло, я просто взлетел, потому и смог. И теперь, стоит ей пистолет вынуть, я тут же готов. Вот закавыка какая: без пистолета гораздо хуже получается.
     Ну, куда дальше дело зайдет – неизвестно, но мне такая жизнь нравится: с шикарной женщиной и при пистолете, крутом муже и с риском для жизни. Детектив!»
   
     Валерий К.,  г. Москва
   
   
Глухая
   
     «Я глухая. К этому притерпелась, вполне понимаю, что говорят, сама с грехом пополам могу кое-что сказать, а уж со своими – вообще нет проблем объясниться.
     Была замужем два раза, оба удачно – по сыну рожала. Сейчас опять вдова, думала, так уже и останусь – лет мне уже 49.
     Четыре года назад, когда еще был жив мой второй муж, он мне как-то все пытался объяснить, что такое – «активная женщина». Он вообще был дока по женской части, до меня баб имел видимо-невидимо, но когда на мне женился, то остепенился, только временами жалел, что его гульба кончилась.
     Но я все, что положено, делала ему, не отказывала. Собственно, дело нехитрое само по себе, только вовремя все надо сделать. Но он обычно был недоволен, показывал, что я его не удовлетворяю, а в чем дело – не мог объяснить. Потом умер, так и осталось все необъясненное.
     А год назад у меня мужчина появился, не глухой. Мы с ним познакомились в электричке, когда на дачу ехали. Дачи почти рядом, только он там работал, при насосе, поскольку река от поселка далеко, вот и подают насосом воду вверх. Уж как мы с ним объяснились – отдельный разговор, потому что он все думал, я просто молчаливая, я ведь по губам все читаю, а только не говорю. Но разобрались, он мне понравился тем, что просто все так принял, а то некоторые даже брезгуют с немыми общаться, как будто это заразно.
     Он меня все к себе приглашал, в насосную, я и стала ходить – ведь безмужняя, никто не стесняет. Там и любовь получилась, а как же без этого, он же мужик. А я как обычно сделала все вовремя, поднялась. А он как лежал, так и лежит, смотрит, но молчит. Опять старая история поднялась – мол, не активная я. Да что этим мужикам надо?! Получил, чего хотел, а все недоволен. Но встречаться мы с ним продолжили, потому что и без постели было чем нас связать.
     Потом он меня пригласил, сказал, что насос будет гонять после ремонта, чтобы я не пугалась – там даже пол дрожит. А мне чего пугаться – он же не боится.
     Пришла я, мы, как всегда, поели, выпили, легли. А лежанка у него в сарайчике аккурат над насосом, на настиле. И вот легли, я чувствую, вся спина дрожит, вибрирует. Объяснить тем, кто слышит, невозможно, я уже пробовала, но им непонятно, что такое вибрация без звука. А у меня внутри так сладко все заныло, стало дрожать под ложечкой, по всему телу дрожь, словно я говорю, но только в тысячу раз сильнее. И вдруг – как провалилась, просто упала в глубочайшую яму без света, без тьмы, нет меня – и все тут.
     Потом пришла в себя, мой дорогой меня обнимает, целует, втолковывает, что именно этого он и ждал от меня – чтобы я себя потеряла. А мне как-то страшновато стало: вдруг так и вообще потеряюсь? Но так приятно было, что и еще раз получилось тут же.
     Я, конечно, про насос объяснила, он удивился, но сказал, что теперь его вообще выключать не будет. Потом я уже так научилась всем телом ту вибрацию вспоминать, что и насос стал не нужен, а потом уже не могла себе представить, что когда-то у меня ТАКОГО не было.
     И вот уже год мы встречаемся – то с насосом, то без него. А иногда, если давно не виделись, я ночью просто вспомню, как он вибрировал – и сама удовлетворяюсь, даже не прикасаясь к себе. Наверно, опять замуж выйду, чтобы почаще все это бывало, а то как-то пусто стало одной спать».
   
     Екатерина , Краснодарский край
   
   
Радикулитчик
   
     «Я живу в Москве, хотя сам из Орла. Так до конца и не стал москвичом, хотя живу здесь уже более 30 лет. А теперь, когда переселился из центра в Жулебино, вообще стало как-то невмоготу. Жена умерла 6 лет назад, а мне в мои «за 60» найти женщину очень непросто. Да и не умею я с ними заигрывать. Так бобылем и коротаю дни. Хотя порой очень даже ничего себя чувствую.
     Вот прихватил меня радикулит, я скрючился, вызвал врача, пришла молоденькая девчонка, прописала уколы и убежала. И стала ходить сестра – лет под 50, большая, основательная. Придет, уколет, прижмет ваткой покрепче, постоит полминуты. Говорит, что это чтобы лучше рассасывалось. А у меня странное дело – как прижмет, так член расти начинает. Я его осаживаю мысленно, а он все растет. Я даже не могу встать потом нормально, потому что сразу все видно будет. Так на полусогнутых и вскакиваю, когда сестра уже к двери идет.
     А на четвертый день она так без затей руку просунула и говорит: «Ага, подрос маленько!». Я просто обалдел, даже отбросить руку не мог. А она тискать стала, задышала, а там уже и моя рука полезла куда надо, словом, что-то пошло. Да только я неловко повернулся – и прострел в поясницу! Я обмяк, а сестра меня на спину завалила, гляжу – а все стоит, родной. И тут началось, словно в бурю попал.
     Обрисовывать не буду, не то воспитание, но я просто удивлялся и на себя – как молодой, и на нее – такая возбужденная. А уж как двигалась, как летала и надо мной, и подо мной, словно в ней не 80 кг, а 45. Причем, я уже и забыл про радикулит, она меня как-то так двигала, что мне и напрягаться не приходилось. И я, хоть и захвачен был всем этим делом, но не переставал удивляться, какая она страстная и подвижная, хотя и большая. Я со своей женой привык, что раз большая, значит, толстая и ленивая, а тут – как сексуальный метеор. И все обо мне заботится – и так потрет, и эдак положит, чтобы удобнее было. Потом все-таки стал я уставать, а она вся исстоналась и искричалась, словно под пыткой.
     Ну, потом мы поговорили, так мирно и тихо, и стала она ко мне уже на других правах ходить. А потом и вовсе перебралась жить. Правда, спим мы с ней на полу, потому что у нее тоже радикулит бывает, а от секса она отказываться не хочет ни на день. Хоть потрогаться, но желает обязательно.
     А по выходным мы один день посвящаем сексу – почти весь день делаем то то, то это, а к вечеру так навозбуждаемся, что и взгляда моего бывает достаточно, чтобы моя родненькая опять застонала. А потом и у меня удовлетворение наступает от ее забот.
     Вот так и живем – на работе думаем о доме да о сексе. Я таким и в молодости не был – всегда что-то ограничивало. А сейчас одно ограничение – сил не так много, как в молодости. А все остальное или мне позволено или у меня просится. А наше Жулебино мы неприлично переделали, потому что оно у нас теперь именно с сексом связано».
   
     Г.А ., г. Москва
   
   
Кастрированный
   
     «Когда я попал в аварию, то, помню, последняя мысль была – только бы не выжить! Потому что насмотрелся на соседа, которого из его «Волги» вынули, еще когда я пацаном был. Сосед всю жизнь потом на тележке ездил, поскольку машина ему больше не была положена. А как его жена била! А что с ним во дворе детишки вытворяли… Словом, что угодно, только не это.
     Я, очнувшись в палате, был разочарован тем, что остался жив. Правда, чувствую, ноги двигаются, руки шевелятся – значит, все хорошо, просто сознание потерял…
     Но тут доктор пришел и все поставил на свои места. Я сначала не поверил, но проверить-то ничего не стоило – рукой ткнул, а члена НЕТ! Говорят, только то меня и спасло, что я этим местом зацепился, а то бы просто под свою машину попал – и все. А по мне, так лучше бы – все, а то молодой, а хуже старика.
     Пришить протез мне советовали, но я не хотел – поговорил с теми, у кого есть, они рассказали, что кроме морального удовлетворения, больше никакого не испытывают. Вот так и ушел из больницы: внизу только дырочка, да остатки мошонки, что собрать сумели.
     Конечно, с девушкой рассорился, вернее, просто от нее избавился – не хотел жалости. Полгода был вообще в депрессии, потом в работу втянулся – я директор по развитию в рекламном агентстве.
     Потом еще полгода прошло, я никому ничего не говорил, но такой слушок прошел, что я чуть ли не гомик, потому что девушек нет. Так я пару раз вызвал соответствующих девиц, которым все равно, за что деньги платят. Я с ними пройдусь перед нашими, потом в ресторан, потом ко мне – и спать… Такая гадость, а надо.
     Во второй раз приехала девица молоденькая, которую где угодно можно представить, только не в борделе. Мы с ней поели, поболтали, потом я ее спать уложил, а сам пошел на кухню, пить. А что еще делать? Тут она приходит, опять стали болтать, она все норовит отработать гонорар, а я ее отпихиваю. Потом объяснил, что болен, а она не забеспокоилась.
     Я подумал, что нужно ее отвлечь и стал массировать, гладить, ласкать. Тут она так разомлела, что я возбудился, как раньше. А нечем!.. Потом она кончила, а мне так томно стало, словно это я кончил. Я и засек это ощущение.
     Потом мы с ней стали встречаться уже не напоказ, и каждый раз все то же: я ее довожу, а кончаем вместе. Потом стали вместе жить, а полгода как поженились. Мне друзья говорят, что она воспользовалась моей сексуальностью, а сами не знают, что у нас происходит, и вообще – что со мной. Так что я не обращаю внимания.
     И, вы знаете, – я счастлив! Странно, но жену совсем не ревную к тому, чем она 2 года занималась. Наверно, потому, что то, что мы с ней делаем, у нее никогда раньше не было. Так что теперь вопрос только о детях, но я это уже разведываю…»
   
     Сергей , г. Владимир
   
   
Карга
   
     «Я – старая карга. Хотя мне всего 51, я часто слышу эту кличку от своих студентов в коридоре. Конечно, если они меня не видят. Но я не обижаюсь, а просто запоминаю, кто что сказал. А уж потом мы повстречаемся на зачете, экзамене…
     Особенно я не переношу, когда смеются над моим башмачком. У меня из-за последствий полиомиелита укорочена левая нога – вот и ношу ортопедическую обувь. Но все равно кульгаю по коридорам, как пьяный матрос в качку.
     Институт – мой дом, потому что настоящего дома нет. Живу одна, хозяйствовать не люблю, за модой не гонюсь. Засиживаюсь на отработках, приезжаю домой – в ванну и спать.
     Вот так я пришла однажды домой, а дверь открыта. Я подумала, что ЖЭК вскрыл – небось ванна засорилась и залила соседей. И вошла. И как получила по голове – так и упала.
     Тут свет зажегся, смутно вижу – какой-то парень мечется по коридору, то в комнату, то на кухню, все что-то хватает, кидает, а уж матерится! Понятно, ворюга. Я его стала за ноги хватать, а он почувствовал, что вырваться не может, и стал меня с размаху бить по ноге. Как футболист прямо! Да только стучал он все время по ортопедическому башмаку, а у того пятка такая, что за сто лет не сносить. Словом, я его завалила в конце концов.
     Мы оба валяемся на полу, дышим тяжко, смотрим друг на друга с ненавистью, и вдруг он на меня кидается, сует руки под юбку, рвет белье… У меня сердце зашлось, я просто без сил оказалась, обмякла, а в голове только мысль, что это очень похоже на скверный анекдот.
     В общем, он меня изнасиловал, хотя, кажется, ему этого хотелось еще меньше, чем мне. Потом в ванну пошел, на кухню, что-то поел, вернулся – а я все лежу, противно мне двигаться. Но холодно стало, а на мне только ботинки, я и пошла в кухню. Вор как увидел меня, аж в лице переменился, подавился куском, залепетал, что не знал, что я инвалид.
     Тут я ему по морде и надавала, а потом уже сама завалила на пол. Он не очень-то хотел, но я его тискала, а он молодой, так что все получилось. Потом я дверь все-таки заперла, а воришке объяснила, что ему теперь свое преступление придется отрабатывать, как в кино – своим телом.
     А он оказался и трусом, и внушаемым. Сам мне паспорт отдал, сам во вкус вошел, не отреагировал, даже когда я совсем голенькая оказалась.
     Я его до утра напрягала, а когда уходила (он еще в постели оставался), издали паспортом помахала и попросила, чтобы к вечеру он чего-нибудь приготовил. И он действительно приготовил ужин. Ночь опять трудился, утром в щечку поцеловал на прощание…
     И, как ни смешно, мы с ним так живем уже второй год. Он ровно в два раза меня моложе, смотрит на меня как на мать, но сексом занимается очень активно. Хотя иной раз мне кажется, что именно возраст и «образ матери» его и заводят.
     И я к нему привязалась, хотя порой извожу, как своих студентов. Но он все терпит, сам уже не уходит. Что со мной происходит – не понимаю, но чувствую, что меняюсь постепенно. И на работе другая стала, и домой тянет. Теперь боюсь, что мой вор меня бросит, и я опять буду выть на голые стены. Но пока, может быть, даже счастлива, как может быть счастлива пятидесятилетняя инвалидка без детей и без видов на будущее… Но пока живу – и надеюсь!»
   
     Лина , г. Новосибирск
   
   
Сиделка
   
     «Быть домохозяйкой – тяжкий труд. Это все знают, но от этого не легче. Весь день на ногах, а с утра начинай сначала – никаких следов от вчерашних усилий просто нет. Ну ладно, если бы это ценилось хоть словом, хоть деньгами, но мой муж и благодарности не выдаст, и зарабатывает столько, что мы до сих пор детей завести боимся.
     В конце концов я решила, что лучше из дома выйти, чем в нем все время тухнуть – и расклеила в округе объявления, что готова сидеть днем с лежачим больным. Народу звонило уйма, а я всем говорила, что еще не закончила контракт с предыдущим пациентом. Что-то меня удерживало от следующего шага.
     Но потом взяла первый попавшийся телефон, позвонила, пришла – это на соседней улице. Там мужчина лежит с переломом позвоночника, за ним жена ухаживает, сын из Америки им деньги шлет, но она все-таки работает, интерьерами занимается.
     Вот я и впряглась – то же, что дома, но за деньги. И неплохие деньги. И еще мне понравилось с пациентом разговаривать. Он больше ничего не может, а говорит красиво. Все рассказывал, как красиво в разных странах – он весь свет объездил. Еще о работе, потом о жене, вообще о женщинах, ну и так далее. И я заметила, что, когда ему памперсы меняю после таких рассказов, у него эрекция чаще бывает и тверже. А вообще, он над этим делом не властен, что когда хочет, тогда и приходит – и уходит так же.
     И вот однажды, я невыспавшаяся была, издерганная какая-то, мне вдруг так его приголубить захотелось. Он лежит весь в моче, ноги худющие, а член торчит всему наперекор! Я щекой на живот ему легла, что-то бормочу, а он замолчал, в потолок смотрит и гладит меня по волосам.
     Так я стала его любовницей. Мы почти все время проводили в позе наездницы. Вызвать эрекцию труда не составляет: потереть покрепче, да прижать пожестче. А потом я взбиралась наверх, и он опять рассказывал, что-то вспоминал, а между делом ласкал меня, а я его обнимала.
     И то ли он волшебник, то ли я себе навнушала, но как только сяду на него – сразу вся плыву, больше ничего не надо, словно полночи сексом занималась. И он тоже балдеет, словно что-то чувствует (хотя с самого начала мне его жена объяснила, что у него чувствительность вообще отсутствует, а все, что происходит, – чистой воды рефлексы). А мне все равно.
     Так это длится уже полгода, а что будет дальше, я просто боюсь загадывать. Он мне предлагает развестись, пожениться и уехать в Америку к сыну. Но я еще не готова. Хотя все больше его дом делаю игрушкой, а на своем крест ставлю. Даже муж замечать стал. Но что бог ни делает, все к лучшему. Пока плыву по течению, дальше судьба вывезет.
     Вот уж не думала, что лежачий, да еще в таком положении, меня присушит. Вроде трезвая была, а теперь как пьяная хожу, ничего в этой жизни не понимаю».
   
     С.П-а , г. Екатеринбург
   
   
Вездеход
   
     «Я стала что-то чувствовать в постели только после климакса. Правда, он у меня был ранний, начался ровно в 50. До того я и с мужем жила, и другие мужчины бывали, но все одно: до постели очень приятно, а как взгромоздится на меня, так все пропадает, только смутное ощущение, что что-то мимо проходит.
     Я даже и не переживала по этому поводу – ну не дал бог, так не вешаться же. Но все равно завидно было, как подруги (особенно в молодости) рассказывали и даже показывали, как им сладко бывает.
     А пришло это ко мне очень смешным образом. Я замуж вышла в 18, в 20 родила первый раз, а дочка в меня пошла – тоже выскочила в 19, правда, родила только в 26 (она то училась, то зарабатывала). И вот я стала бабкой в 46 лет, но не печалилась, потому что внучок очень приятный, ласковый, смирный.
     Но смирный или нет, а все равно ребенок. Однажды нам с дедом его подкинули, а сами ушли в гости. А день не задался с самого начала, я все злилась, что-то переживала, но внутри как струнка натянутая была. Соседи сверху что-то сверлят, звук как у стоматолога. Внук включил телевизор, там стрельба идет. Я впервые надела боди, а оно мне тесновато, все время какое-то неудобство в теле. Курица подгорает, а тут муж заявился на кухню и обжимать меня взялся. Мне это никак, а ему приятно, вот я и не против никогда, а тут и хочется освободиться, и жаль его обижать, он очень щепетильный насчет своего мужского желания.
     И вот я так мечусь по дому, раздражение внутри, словно вот-вот взорвусь. Ну, думаю, надо дать себе перерыв, – и просто падаю в кресло. А там внучек машинку оставил – космический вездеход! И я всей массой на него. А машинка с загогулинами разными, и как-то они все прошлись по моим тайным местам, словно созданы друг для друга – и такая пошла волна по телу, о которой мне и рассказывали подруги.
     Я вся обмякла, просто квашней расползлась, а внутри все ровными строчками бьет, как из пулемета: сожмет – отпустит, сожмет – отпустит… Минуты 3 продолжалось, потом постепенно ушло. А я как в забытьи, в душе птички поют, хочется кого-то просто задушить от счастья.
     Я так аккуратно пошла на кухню, выключила курицу. Потом внуку дала мороженое и включила видик. Потом зашла в комнату, где муж газеткой баловался и дверь закрыла. И как брошусь на него! Вот он испугался, а я просто не могу от него отцепиться, хватаю его, с себя одежду рву. Он тут же и сдался, сам засопел, руки в ход пустил. И такое началось!
     Я, правда, не все помню или смутно, но муж говорил такое, что мне писать стыдно, но думать сладко. И кричала, и его оседлала, и ласки делала, как в том фильме, и его склоняла… Словом, сплошной разврат. А я была просто без ума – и слава богу, а то бы и не сумела все это сделать.
     А когда потом пришла в себя, то лежу и думаю – и чего это я полжизни мимо пропустила? Надо наверстывать… И так мы с мужем теперь наверстываем, что небу жарко и соседи в стенку стучат. А нам все равно, как вечер, так я переодеваюсь в особый халат и начинаю приставать, а он сначала делает вид, что не хочет, ну совсем не желает. А потом постепенно сдается, закипает и бросается. До полуночи возимся и только потом засыпаем. Так уже второй год тянется.
     Я только одной подружке рассказала, что приключилось, она посмеялась насчет волшебной машинки, говорит, просто миг такой настал, что все совпало, вот она и пригодилась. А по мне все равно, хоть мясорубка, лишь бы ТАК пробудило.
     И я думаю: если так все сложилось, что я думала совсем о другом, а вернее, ни о чем просто думать не могла, то, наверно, всю жизнь не так к сексу подходила – головой, а не телом. А на самом деле, секс везде, раз уж и от детской машинки можно удовольствие получить. Только на этот секс надо быть настроенной или, наоборот, от всего отрешиться, чтобы голова была пустая».
   
     Евгения,  г. Серпухов
   
   
Чехарда с ерундой
   
     «Говорят, что у шоферов рано наступает импотенция – от постоянного сидения за рулем. Ну, это у кого как. Мне 62 года, а я все могу, даже завидуют. А случаи бывают самые разные, потому что все время с людьми встречаешься, с самыми разными. Я и раньше на такси работал, и сейчас «бомблю». Мог бы уже книжку написать, какие происшествия бывают, какие чудаки встречаются. А уж чудачки!..
     Из-за этого я с женой развелся, года мне 51 было, – занес заразу, а она не простила. А я до сих пор не знаю, от кого именно – весна была, урожайное время.
     Правда, последний год я стал как-то спокойнее смотреть, если дамочка мне глазки строит, а потом уходит нетронутая. Потому что раньше за такую подержаться было для меня почти охотничьим интересом. Конечно, большее позволяли далеко не многие, но потрогать можно практически любую, а многие даже задерживались чуть-чуть, чтобы потискаться. Но я думаю, что это не столько возраст, сколько взгляды у меня изменились – такая доступность, что даже неохота.
     Но вот тем летом случился случай. Ко мне вечерком села девчонка. Я сначала думал, бомжиха, не хотел останавливаться, но она чуть не под колеса кинулась. Грязная, чем-то заляпана, но без запаха, а это первый признак бомжа. И еще двигается как-то бочком, угловато.
     Села и плачет тихонько, но ничего не говорит. Я тоже сначала молчал, потом стал разговаривать, а она только вздрагивает. Ну, я плюнул, чего в душу лезть, и тут она стала рассказывать. Оказалось, ее изнасиловали – ну, не диво. Другое дело, что она инвалид, а насильник – ее врач-ортопед. То он ее в упор не видел, пока корсеты ей кроил (а это уже лет 10), а тут вдруг приметил, и когда она очередное изделие примеряла, использовал в личных целях.
     Причем, старый ведь уже – лет 60, а туда же. А ей, между прочим, только-только 18 исполнилось. Вот теперь едет домой, а что дальше делать – не знает.
     Мне, конечно, по барабану, но жалко стало. Мы с ней в кафе заехали, сели плотно, до ночи беседовали. Как-то я влез во все ее проблемы, словно с дочкой беседовали. Хотя у меня только сын 34 лет.
     Потом я ее домой отвез, но не успел и до своего доехать, как она мне на мобильник звонит – дядя Коля, забери меня, родители убивают. Оказалось, они сразу просекли, что тут сексом пахло, ничего слушать не захотели, побили, выгнать хотели из дома. Я, как дурак, приехал, девочку к себе отвез, стали вместе жить. Не было печали!
     Мы с ней спали порознь, она на свою работу бегала, я выезжал бомбить, но через 3 недели переспали, я не сдержался. Правда, было как-то странно: я к ней, как к дочке, и вдруг… Но это бывало очень редко, а потом, конечно, по закону подлости, она беременной оказалась, помучились, но решили рожать. Еще довесок. Я уж и про баб думать перестал, сил не хватает, а работать нужно еще больше – траты все время. А девочку я не трогаю, она и впрямь как дочка с внуком. Правда, иногда привожу женщин домой, она посопит в уголке, но молчит.
     Иногда, раз в месяц, мы с ней любовью занимаемся, но все остальное я, как обычно, на стороне добираю. А всем знакомым, и женщинам, если с собой привожу, ее именно как дочку представляю. Хотя мы собираемся пожениться, чтобы, если что, она квартиру получила с мальчиком.
     В общем, какая-то чехарда с ерундой получается. А мне даже интересно под закат в такую угодить».
   
     И.К. , г. Москва
   
   
Уступчивая
   
     «Нам с мужем по 64 года. Прожили вместе с 21 года, трое детей, четверо внуков. Муж всю жизнь был в постели исправен, но не слишком активен. Если я его поддержу – все отлично, а если мне не очень хочется, он сразу отстанет.
     Мне это даже по сердцу было, потому что мужчина он видный, бабы вокруг него бывали очень даже видные. Но ему никто не был особенно нужен, а может, боялся. Да и я ему особо отдохнуть не давала, меня этому еще мама научила, когда я в невестах ходила. Тогда ведь проще было, мама могла научить, что нужно с мужем делать, не то, что сейчас, – замуж выходят все зная и умея, а потом семья распадается. Вот мама мне и сказала: муж должен всегда быть слегка утомленный, чтобы на сторону уже не захотел, а дома еще мог бы.
     Уже лет 5–6 он стал и вовсе заторможенный, климакс и все такое. Правда, видно, что устает на работе, да и мне стало не до того, тоже ведь постарела. Но хоть раз в неделю его склоняю. Не всегда хочется, но мамин наказ твердо помню.
     Но вот незадача – порой так хочется, хоть на сторону иди, потому что муж старается, а не может. А другой раз мне неохота, но муж как-то так себя ведет, что ясно – ему надо, вот и ложусь с ним. Вот я и решила это дело на контроль поставить. Пошла к одной бабушке, она мне травки дала и корешки, чтобы я заваривала. Я стала это делать и мужа поить. Целый месяц давала, конечно, не говоря, от чего, а просто – для улучшения здоровья. Сначала его не брало, но на втором месяце вдруг как прорвало – все хочет и хочет. Я уж ему дозу снизила, немного успокаивала в постели, но чуть ни через день он ко мне приставал. Даже стал не такой, как всегда – более напористый, что ли. Мне нравится, а он уж старается!..
     И вдруг я у него в портфеле, в малом карманчике нахожу фото: он с девицей под ручку. Ей лет 26–28, и сразу видно – спят вместе. Я это всегда вижу сразу, да это и не спрячешь. Ну, конечно, скандал, он и раскололся. Она его месяц назад подцепила, спят они на работе – офисы их компаний на соседних этажах. А что они там вытворяли – я уж не знала, злиться мне или завидовать.
     Ну, думаю, я тебе покажу – и тут же его в постель тяну. Сделали с ним любовь, я с него напряжение снимаю, а он еще тянется. Стал объяснять, что хочет, я раззадорилась. И тут такое началось… Да и не только в этот вечер. С этого дня я мужа заводила каждый день, опять стала его травками поить, словом, обострение молодости.
     А еще через 2 месяца вдруг узнаю, что он ВСЕ ЕЩЕ ПРОДОЛЖАЕТ встречаться с той девицей! Я так и упала – откуда у него силы?! Опять скандал – он стал описывать, что у них там происходит, я вижу – тут, конечно, не устоишь. Да и я опять завелась. Утром пришла в себя – стала думать, что творится.
     Я мужа пою травами – он возбуждается. Я его не удовлетворяю – он заводит девицу. От этого он заводится еще больше и возбуждает меня. Я его удовлетворяю – и он опять идет к девице, а потом опять ко мне, хоть я ему уже и не даю отвар. Неважно, с чего началось, а теперь замкнутый круг получился. А главное – мне нравится, если бы не девица. Но без нее никак, придется мириться с ее присутствием.
     Словом, на той же неделе мы познакомились – кстати, ничего оказалась девушка, приличная, сразу поняла, где чье место. Разобрались, распределились, так и живем. Очень даже неплохо получается, хотя иногда я думаю, что, вот, упустила мужика, дала ему слабину, а теперь и не удержишь. Надежда на возраст, хотя и самой теперь без этого дела скучно».
   
     Алла Матвеевна , г. Ижевск
   
   
Консьержка
   
     «Когда мне стукнуло 45, я сказала себе: «Хватит в девках ходить, пора ставить ловушки». Ловушки, конечно, на мужиков, а именно ловушки – потому что я ведь инвалид: в 11 лет упала с качелей, и так неудачно – прямо позвоночником об кирпич. Ходить хожу, но с трудом, с пузырем не все ладно, да и вообще – не невеста.
     Вот так промаялась одна, или почти одна: сначала с родителями, потом с мамой, бывали мужчины на один-два раза, но не удерживались – и я их понимаю. Но мне-то ведь своего навек хочется, а не так, чтобы пришел-ушел. А где взять?
     Я два года работаю консьержкой, а попросту – дежурю в подъезде у небедных людей. Насмотрелась, как они туда-сюда шастают, как то богатеют, то вдруг выезжают, продавая квартиру, – жрать нечего. Ну, тут уж у каждого своя судьба. А у меня – моя.
     Одно время повадился со мной лясы точить мужчина из жильцов – правда, не такой богатый, как остальные. Я так поняла, что он из последних сил купил квартиру в этом доме, тянулся за всеми. Пару раз даже был у нас секс по-быстрому, прямо моей клетушке. Но он все какой-то был задумчивый, я его и так, и сяк, а он с трудом мог. Потом время прошло, я его почти забыла.
     Вдруг он однажды приезжает, как бы просто поболтать, а с ним приятель. Слово за слово, пригласили меня (!) пообедать. Я и не отказалась. Машина – шик, с шофером. Погуляли. На ночь к приятелю поехали, а там я с ним в постели оказалась. Да и ясно было, что не просто так меня кормят-поят, я готова была. Пришлось, правда, помучиться – дохляк, а не мужик, но выбирать не приходилось.
     Разъехались утром, он мне денежек подкинул, я не отказалась. Потом так и пошло – он за мной приезжает, в ресторан, на ночь, деньги, домой. Я было пригорюнилась, а потом думаю, а чего – был бы муж, тоже бы деньги давал – практически за то же самое.
     Потом еще один приятель у меня образовался – тоже из их компании. Потом и первый у меня стал бывать. Я подумала и поняла – все они хлипкие, но с выкрутасами – вот я им и пришлась по душе – без претензий, но могу хорошо сделать, что им нужно. Хотя мне кажется, что ничего особенно я и не делала.
     Так мы общались больше года, я уже им целое расписание составила, потому что они постепенно стали во вкус входить. Мне, правда, кроме денег, никакого дохода, но и это приятно. А потом вдруг один женился, второй, осталась я почти без заработка. Правда, и так уже прибарахлилась.
     Потом последний мой клиент из этой компании уехал в Америку. Я опять одна осталась. Правда, работать уже не стала, потому что замужем. Не ждали? Я и сама не ожидала, но было так, что всего через месяц после того, как в первый раз в ресторан съездила, я сошлась с водителем самого первого моего клиента. Тоже судьба его не баловала, так что он к моему занятию спокойно отнесся, а официально мы поженились через полгода. Живем очень хорошо, ласково, жаль только, что детей уже поздно иметь. А так, я считаю, в конце концов мне судьба улыбнулась».
   
     Татьяна , г. СПб.
   
   
Солдатка
   
     «Я невинность потерял в армии, уже перед самым дембелем. Нас шестерых отрядили на маленькую такую строечку, для полковника, и мы там стены клали и штукатурили. Хотя и не стройбат. И уже к концу первого дня пришла девица и села метрах в десяти на травку.
     Конечно, мы все молоденькие, стали с ней словами заигрывать, а она нам отвечала. И один наш с ней пошел как бы проводить за водичкой. А через полчаса возвращается, весь сияет, а девушка жмурится, как кошка после блюдца сметаны.
     Ну, мы позавидовали, во всяком случае, лично я – понятно же, что ему что-то там обломилось. А он так прямо и сказал, что было, но мы не очень поверили – на его месте каждый бы соврал.
     А девушка все сидит, травинки перебирает. Тут мой друг, Дмитрий, тоже к ней подошел, стал всякую ерунду спрашивать, а она так спокойно говорит, мол, проводи меня за водичкой. И они ушли. Мы все работу побросали, стали обсуждать, даже смеялись над тем, который был первый. А он говорит – все равно я раньше всех сообразил, чего она тут сидит. Тут парочка возвращается, и так видно, что обоим сладкого досталось. Дима просто сел под кладку, отдыхает, а девушка на своем местечке устроилась, платье веером раскинула.
     Дима и говорит – она сказала, что со всеми готова, только по очереди. Сходите, ребята, там у нее сарайчик готов.
     Мы все просто обалдели, а он так ухмыляется – и заодно в шейку ее поцелуйте, от меня…
     Мы поговорили, и пошел сначала один, а через минут 20 я. Она идет, как ни в чем ни бывало, за руку меня держит, что-то напевает, а у меня все в полном порядке, готов, то есть. И правда, дошли до какого-то сарайчика, а там какие-то тряпки на полу.
     Она даже дверь не закрыла, кидается на эту постель, а мою руку не выпускает. И я за ней лечу, а она меня хватает, расстегивает, где надо, заваливает на себя, я как в бреду, все, что надо, мгновенно получается, она кричит тихонько, но не во весь рот.
     И голову так запрокидывает, что все волосы назад свешиваются. Я смотрю, у нее под ушами, под подбородком какие-то шрамы – тонкие, но видно, если приглядеться. Мне как-то не по себе стало, но я ничего не понял – а чего тут понимать, мало ли что бывает. А она меня прижимает к себе, голову так обхватывает, шепчет – сыночек, сыночек…
     И тут я только стал разглядывать, что грудь у нее висячая, немолодая, живот сморщенный, кожа старая. Если бы не лицо, вообще была бы старая, лет на 50, мне аж противно стало.
     Так оно потом и оказалось: ей даже чуть больше. Нам уже на второй день рассказали, что у нее сын погиб года три назад, в армии. Бедняжка просто тронулась: и хочет такого же родить, и сама молоденькой стать, и к солдатам ее тянет. Операцию сделала на лице – все деньги отдала, теперь на стройку шастает, никого не пропускает, а забеременеть никак не может. Видно, бог не дает.
     Мы потом месяц, наверно, ее обсуждали: как она кому. И хотя все бодрились, кажется, не только мне, но и остальным на баб долго глядеть не хотелось. Я только через год женился, хотя меня девушка ждала. И иногда вспоминаю тот июль и жалею бедняжку. Хоть и было это в 1973 году».
   
     Иван Николаевич , Тамбовская обл.
   
   
Видеозрители
   
     «У нас городок небольшой, все всех знают, поэтому, когда я овдовел, сразу знакомые стали предлагать жениться, описывали «завидных» невест, а я их всех знаю. И мне как-то не хотелось с этими женщинами общаться – ведь они мою жену, покойницу, хоть в лицо, да знали. И так я один прожил больше 2 лет, привык, да и к женщинам уже не тянуло. Все-таки мне 69.
     Потом и до нас добралась «цивилизация». Стали поздно вечером крутить чистую порнуху и боевики, чтобы подростки по домам сидели, смотрели. А я поздно засыпаю, так что смотрел все подряд, пока газетки почитывал. Но постепенно пристрастился: стал сравнивать разные фильмы, разных актрис (если их так можно назвать). Даже стало интересно – некоторые как на ходулях двигаются, а бывают очень даже миленькие… У них просто походка, и всякие повадки плавные, естественные, приятные для глаза.
     Самое интересное случилось осенью. Я просто шел по улице, а меня обогнала женщина, причем, она мне сразу показалась знакомой, хотя я точно не знал, кто такая. Я иду за ней, смотрю, размышляю, кого она мне напоминает, – и вдруг как по голове стукнуло: походка как у одной девицы из порнухи. Конечно, ничего такого в мыслях не было, но я догнал, смотрю искоса. Совсем незнакомая женщина, лет 50–55.
     Я с ней заговорил, оказалось, она приехала в гости к сестре, которую я хорошо знаю. Я ее проводил – и в гости зашел. Посидели все вместе, поболтали, но в голове у меня все время какое-то отупление. Как будто через то, что вижу, просматривается фильм, а в нем ну очень соблазнительные персонажи.
     Дама стала ко мне присматриваться, потом спрашивать, не плохо ли мне. А мне уж так хорошо, как очень давно не бывало. Правда, головокружение.
     Потом я ее к себе пригласил, она согласилась, пришла назавтра. И меня как прорвало – наговорил разного, наделал глупостей, а в результате мы оказались у меня в кровати. И жена-покойница не препятствовала (а мне до того все казалось, что она может прийти и остановить…).
     Две недели мы без всякого стыда общались так часто, как могли, откуда только силы брались. Потом чуток поугомонились, просто уставать стали. И решили пожениться. Нет, правда, чего тянуть: оба свободные, пожилые, сколько осталось – неизвестно, так чего терять денечки.
     А перед свадьбой случилась незадача: я невесте показал, на кого она похожа. Правда, тут и сам увидел, что сходства нет почти никакого, кроме походки, а уж на что подруга издевалась! А на следующий день подарила мне кассету с красивой такой, чисто женской историей. В главной роли актер, который, по мнению невесты, очень похож на меня. Кто – говорить не буду, потому что ну очень он известный, а мне слава ни к чему.
     Так что мы теперь нашу семью называем в шутку «жертвой видеопроката». Но знаете, как мы счастливы…»
   
     И.П. , Тюменская обл.
   
   
Треть
   
     «Мы с мужем прожили почти 25 лет, обоим по 57, всегда были очень счастливы – двое детей, хорошая квартира, оба интересно и прибыльно работаем. И в постели все всегда нормально. Ласки, потом такой нежный акт, а потом муж кончал и доводил меня до моего восторга. Я никогда не получала вагинального оргазма. Только от ласк мужа или сама себя доводила.
     С лета как-то все стало реже: у мужа на работе проверка за проверкой, а я открывала новую точку – возни невпроворот. Нас обязали взять на работу не менее трети состава инвалидами, вот и крутись, составляя для них расписание.
     Правда, я была удивлена тем, что эта «треть» (мы их так сразу стали называть между собой, тем более, что их как раз трое) вовсе не такие странные или злобные, как инвалиды на улице. Честное слово, когда эти нищие чуть ни в карман лезут, своими книжечками бравируют, хочется их просто побить. А наши «треть» познакомились между собой только у нас, но сразу стали какие-то свои: и между собой у них отношения теплые, чуть не родственные, и с остальными общаются, будто давно всех знают. А ведь сами – Николай одноногий, Лана с последствиями ДЦП, Сергей слабовидящий.
     К ним в комнату когда заходишь, как-то душой теплеешь. Ланочка очень ласковая – это и в голосе проявляется, и в том, как она чай предлагает. Сергей обычно притронется как будто случайно, посопит так коротко, мол, знакомый человек, а от этого прикосновения просто мурашки приятные по телу. Я всегда при этом вспоминаю, что именно слепых считали лучшими массажистами. Николай – так тот вообще просто от природы весельчак, он, наверно, и на операции врачей смешил, когда ему ногу отнимали.
     Так вот, мы точку открыли, вечером отметили, я была и довольна тем, что все получилось, и просто с «третью» пообщалась – словно чем-то зарядилась. Пришла домой, а муж усталый сидит. Я присела около его ног, голову на колени ему положила, стала все рассказывать, что было за день.
     А муж вдруг начал целовать, и я вдруг так возбудилась, секунд за 20! Со мной такого вообще никогда не бывало. Обычно прелюдия требовалась примерно в полчаса. А тут сама словно взлетела, сама его в постель потащила. Чувствую, просто разрывает меня изнутри, задыхаюсь просто. Оседлала мужа, поскакала, хотя обычно эту позу не очень люблю, мне лучше расслабиться, отдаться. Но тут так захотелось подвигаться, с наслаждением слиться с телом мужчины.
     Буквально после нескольких фрикций начала чувствовать, как по всему телу стало разливаться какое-то полное умиротворение. Так хорошо было, как никогда. На смену этому чувству пришло жуткое желание заснуть. Чуть прямо на муже в позе сверху не заснула. Но конвульсий при этом, как после оргазма клиторального, не было. Т. е. тело не передергивало, матка как-то по-другому сокращалась. Не одной серией, как обычно, а короткими сериями сокращений (2–3 раза сократится и все, потом опять – и так до конца, пока спать не захотелось). До того, как муж ко мне приблизился, я была ни в одном глазу, т. е. спать вообще не хотелось. Был ли это такой оргазм? Или это я застряла на какой-то его стадии и дальше просто не смогла продвинуться – не знаю, да и не так важно. Не все ли равно, как называется, главное, что чувствуется. Хоть горшком назови, только дай… Главное, что никогда раньше я не испытывала такого БЕЗУМНОГО счастья, такой всепоглощающей любви – и к мужу, и ко всему миру, и почему-то к нашей «трети».
     Потом просто провалилась в сон и всю ночь, даже во сне, была счастлива. А утром уже потом задумалась о том, о чем мало кто думает: соотношение СЛОВА и ДЕЛА. Если речь идет о мастерстве, каких-то делах – вначале должно быть слово, описание процесса, а уже потом научение этому процессу. Берешь инструкцию и делаешь – хоть суп варишь, хоть телевизор чинишь. А в эмоциях, чувствах сначала должно идти ощущение, а уже потом описание. Наоборот – бесполезно. Я ведь прочитала массу книжек об оргазме, о любви, о переживаниях и т. д. Но еще НИКТО по этим книгам не достиг того, что в них описано, – и я тоже. Наоборот, чем больше я пыталась вживаться в описанное, чем больше старалась следовать ЧУЖОМУ опыту, тем меньше у меня оставался выбор, – сделать что-то самой, почувствовать свое, а не чужое. И чем больше держишь себя в описанных рамках, тем дальше будешь от описанного. Вот так же произошло и у меня. Теперь-то я знаю, почему все было так, а не иначе, но передать это никому не могу – это только мое.
     Могу только одно сказать: ТАКОЙ любви, такого счастья я не ожидала никогда, даже не представляла, что такое может быть в жизни. А наша «треть», от которой, я думаю, все и началось, теперь мои друзья и объект самой пристальной заботы. Даже думаю, что нужно еще брать инвалидов, да и выгодно это».
   
     Ольга , г. Тверь.
   
   
Культя
   
     «Мы с мужем прожили 14 лет, отношения были так себе. Конечно, вначале была любовь, особенно с моей стороны. Но постепенно все куда-то ушло, стали жить как соседи. Я до сих пор не знаю, почему все стало так обыденно, но временами я просто выла от тоски по тому, что могло бы быть, но почему-то не осуществилось.
     Конечно, подруги говорили, что у всех так, да и кто мы такие, чтобы на что-то претендовать – я якобы инженер, он якобы менеджер. На самом деле оба просто стараемся выжить, тут не до любви.
     А после 40 и вовсе стало тоскливо – ни любви, ни секса, даже словом ласковым не перекинемся, только дети и остались между нами как связующая нить. Их у нас трое, все зачаты в любви, в первые наши годы.
     Полтора года назад муж стал инвалидом – ему ампутировали кисть левой руки. История целиком на совести нашей медицины. Он на даче помогал соседу на стройке. Бетонной плитой защемило кисть, полчаса он орал, пока освободили. На следующий день кисть раздулась, посинела, ногти стали отслаиваться. Поехали в больницу, а там и ампутировали, даже не поборолись, чтобы спасти. Потом говорили, что гангрена начиналась, мол, кости совсем были в пыль раздроблены, да нам что-то не верится – ведь даже отрубленные пальцы обратно пришивают, а тут все на месте.
     Ну да после драки кулаками не машут, а тут и кулак-то один, так что стали так жить. Муж сначала был в жуткой депрессии, да и у меня все из рук валилось – как дальше быть, как приспосабливаться, чем на жизнь зарабатывать. Но с работой повезло – его приятель давно зазывал на охранную работу, почти сторожем, но только на пульте сидеть и за мониторами следить. Да денег мало сулил, вот мы и отказывались. А тут не до жиру, вот муж и пошел. Немного проиграл по сравнению с прежней работой.
     А вот с сексом стало совсем плохо, а вернее – совсем ничего. Я понимала, что мужику не до секса, когда руки нет, но прошло почти полгода, уже все заросло, а в постели – ни-ни. Да, честно говоря, и мне было как-то не по себе – култышка меня как-то пугала, непонятно было, как он на нее опираться будет, и т. д.
     И вот через 7 месяцев случился первый раз. Муж меня все касался правой рукой, а лег так, чтобы левая вообще осталась ни при чем. Я отвечаю, что-то делаю, а сама боюсь даже прикоснуться к левой, даже к плечу, вот что-то не позволяет, как стена какая-то.
     Так было все скованно, я вся сухая, трезвая, как работу делаю. На миг даже себя проституткой представила – наверно, вот такая же голова у них, рабочая. Потом муж стал уже забираться на меня, ему неловко, он культей по мне проехал. И вдруг как будто взорвалось что-то во всем теле. Культя на груди – грудь просто пылает, соски выскочили, я выгибаться стала. Культя вниз пошла – как огненную дорожку чертит по животу и бедру. Я как сумасшедшая стала, ничего не понимаю, ничего сделать не могу, только тело живет – и прекрасно живет. А муж почувствовал, что происходит, лег рядом и просто так лежит, культей по мне бродит, забавляется. А мне с той забавы такие ощущения, о каких не мечтала, да даже не представляла, что что-то такое в мире бывает.
     Не знаю, сколько дело делалось, но когда осознавать себя стала, глаза врастопырку – вся постель растерзана, мы на полу, я… В общем, такого никогда себе не позволяли и даже осуждали. А тут все по душе.
     Вот с тех пор мы сексом больше не занимаемся, а занимаемся Любовью – а это совсем другое дело. Что муж мне делает, что я ему – можете в кино посмотреть, по телевизору после полуночи. Даже, думаю, у нас больше чего творится. Но дело-то не в том, что делаем, а в том, отчего. А мы от Любви. И еще от Страсти. Я как наркоманка стала – стоит мужу меня культей просто задеть, я уже полностью готова. Уж не знаю, какой там разряд идет из руки, но меня просто пронзает. Я даже и не сопротивляюсь, сразу могу все. И начинается такое, что даже боимся, что дети услышат, хотя дом у нас старый, еще довоенный, стены в полметра толщиной.
     По улицам ходим – муж от меня слева, чтобы культю подальше держать, а то однажды был такой случай, что до сих пор вспомнить и сладко, и стыдно. В общем, такая жизнь пошла, я помолодела, сил стало – вовек не истратить, муж лет 10 скинул. А главное, я поняла, что любовь ни от чего не зависит, а просто приходит к тем, кто в ней нуждается, кто к ней готов, а разные обстоятельства жизни – просто фон, и не самый главный в этом деле».
   
     П.И ., г. Можайск
   
   
Катавасия
   
     «Я замужем с 20 лет. Жили с мужем по-разному, однажды даже чуть не развелись. Но благополучно дотянули все-таки до нынешних 56. Это у меня, а ему и вовсе 61. Двое детей, двое внуков – если это интересно.
     Вот 4 года назад случилась катавасия. У меня климакс вовсю, приливы, злобность и все такое, а муж загулял. Я ему – куда тебе, козлик молоденький. А он закрутил с женщиной 34 лет – как старшая дочь почти. Даже жил у нее неделю.
     Потом я загремела в больницу, кровотечение открылось, жуть. Взяли на операцию, разбудили, ничего не сказали. Потом, через 2 дня стала докторша со мной разговаривать – оказалось, всю матку удалили. Я в слезы – и так была не слишком заводная, а тут еще и без матки – совсем муж уйдет. Докторша мне свое, а я ей свое – зачем без меня так сделали, надо было посоветоваться. Да они разве советуются!.. В общем, такая и ушла домой.
     Правда, муж напугался, что вообще помру, в больницу ходил, апельсины носил, воду, все, как положено. Но дома ко мне не касался, хотя я и не очень-то этого хотела. Я ведь тогда твердо знала: матка – это и есть самое женское. Есть матка – баба заводная, нету – холодная. Не зря ведь про бешенство матки говорят. А тут и раньше так себе, а теперь и вовсе никуда.
     Мне подружка стала книжки носить на эту тему, да я их и не читала. Там все про белье и запахи, а тут живем на головах друг у друга и носим что ни попадя, а уж запахи… Словом, ерунда все эти книжки.
     Но вот прошло уже полтора месяца после операции, муж дома живет, к той временами заглядывает, словом, приструнился немного. И вот он ко мне полез.
     Я ни жива, ни мертва – докторша посоветовала, и я ему не сказала, что мне отрезали. Но он же со мной всю жизнь прожил, вдоль и поперек знает, все поймет сразу. Словом, чуть ни скинула его с себя. А он ничего, как обычно шевелится, меня подгоняет, в общем – делает свое дело, будто так и надо. Я уж и пошевеливаться стала, чтобы саму себя ощутить, – и тоже вроде бы ничего особенного не происходит. Даже интересно стало – ну хоть что-нибудь изменилось?!! Но ничего нового, конечно, кроме некоторых неудобств от швов.
     Но самое смешное – я так всеми этими поисками увлеклась, что вдруг как кончу – и громко-громко. Муж обалдел. Со мной такое случалось всего несколько раз. Обычно просто тепло по телу расходится, подрожу немного – и все. А вот так, чтобы с криком, как будто что-то взрывается внизу, – такое только в молодости, и очень редко.
     А мой-то засопел так страшно, стал меня еще больше хватать, раззадоривать. У меня просто голова кругом, я то ли вырываюсь, то ли его прижимаю, и опять как заору. Слава богу, лето, дети на даче с внуками. Так что никто не прибежал.
     Ну, потом мы еще повозились, но уже и муж кончил, и мне стало тяжко не спать. Словом, так первый раз и прошел. А дальше – просто как с горки на саночках: муж просто озверел, стал меня заводить чуть ни через день. Мне и тяжко, и так вдруг хотеться стало, что я ему уже не отказывала.
     Но, правда, все намекал, что, вот, мол, мужику полезно иногда на сторону сходить. А я молчу, но думаю – может, матка мне как-то мешала? Правда, врачиха говорит, что не матка, а голова – я и вправду всегда думала, как бы не залететь. А тут матки нет, страха нет, я вроде отвлеклась – вот все и получилось. Не знаю, вроде все было как всегда. Но раз так получилось – значит, не как всегда. Словом, сама запуталась.
     А так все хорошо – муж так и не знает, что со мной было. Живем часто, только я приспособилась кричать в подушку, чтобы не будить никого. Муж все уверен, что именно его похождения пошли на пользу. А я теперь думаю, что кое-что в книжках – правда: матка, чтобы детей рожать, а вот чтобы удовольствие получать, – тут кое-что другое нужно…»
   
     Лидия , г. Самара
   
   
Сказочник
   
     «Мне уже 56, не то чтобы стар, но и не молод. Большую часть жизни прожил с женой (от которой гулял) и детьми, с которыми были обычные отношения, но не особая любовь. Женщины сменяли друг друга, не оставляя следа в моем сердце, хотя некоторые сильно страдали оттого, что я их оставлял.
     Прошлой осенью, аккурат на 7 ноября, я совершенно неожиданно для себя сошелся с 18-летней девушкой. Так получилось, что первая встреча была чисто случайной, все время был риск, что кто-то войдет, я не верил сам себе, что получается вот такое – но получился такой роман, как в сказке.
     Мы с ней стали очень близки, постоянно встречались, все время открывали для себя что-то новое друг в друге, в самих себе, в жизни. Я очень мобильный, подтянутый, моложавый. Мы ходили на молодежные дискотеки и серьезные концерты, на медитативные практики и соревнования по армрестлингу – куда хотелось одному, туда с удовольствием шел и второй.
     И такая любовь была, такой секс – как и присниться не могло. Она меня возбуждала одним своим дыханием, а уж я делал такое, о чем она даже не догадывалась, что такое может быть. Нынешняя молодежь (без ворчания, а действительно – правда) много о сексе знает, но мало чего умеет. Это ведь дается не просмотром порнухи, а желанием быть близким с любимым человеком. А порнуха, она отбивает это желание, заменяет простым «трахом».
     Так вот, то, что у нас в постели творилось всю зиму, – словно 20 лет я сбросил. И не уставал, и не приедалось, и все моглось и моглось. И даже то, что роли распределились привычно, но не лучшим образом, меня от девушки не отдаляло. Я был активным, а она принимала, почти ничего не делая в ответ. Жаль, но именно так и ведут себя большинство женщин в постели. А ведь секс без ответа быстро становится скучным.
     А в марте она меня бросила! Вот так просто – взяла и ушла к 20-летнему парню. Конечно, я так и предполагал, да так оно и правильно, но очень больно. Я 2 недели ходил сам не свой, все из рук валилось. Внезапно стал вспоминать и понимать, что испытывали женщины, которых я оставлял, пока они еще любили меня. Задумался, кому и сколько горя принес. Словом, впал в депрессию. Причем, в настоящую, даже лечился у психиатра.
     А девушка моя сначала слезы лила, когда со мной прощалась. Мол, так с тобой было хорошо, но, извини, я влюбилась, вот и все. А потом, когда через 3 недели ее саму бросил этот парень, стала плакать мне по телефону, спрашивать, что такое любовь, но все равно уже не вернулась.
     Вот так и кончилась моя большая любовь. Действительно, любовь. То ли климакс на пороге, то ли в мозгах что-то сдвинулось, но я теперь думаю, что другой любви в моей жизни не было. Конечно, кроме той, по которой я женился, – но она ушла куда-то… И состояние у меня теперь странное. С одной стороны, какое-то умиротворение, успокоенность, мудрость – типа, вот и старость подкралась. А с другой – взволнованность внутри, желание и возможность снова испытать все то же самое, дать какой-то другой женщине то, чего не сумел дать в эту зиму. Сердце поет, душа жаждет».
   
     С.И ., г. СПб
   
   
Неправильный
   
     «Я это письмо пишу в назидание другим – надо учиться на чужом опыте, а на своем учатся только неумные люди.
     Мне 36 лет, а моей жене 54, мы вместе уже 14 лет. Детей у нас нет, потому что один подлый человек когда-то довел мою (тогда еще будущую) жену до позднего аборта, после которого она совсем не может быть матерью. Но нам и вдвоем хорошо. Правда, моя мама все время говорит, что нам просто необходим маленький, но мы уже научились не ссориться с ней из-за таких вмешательств.
     Мы познакомились еще в советские времена, вместе ходили в походы выходного дня. Там ко мне липли многие женщины (мужчин в группах бывало очень мало), но они мне не нравились своей развязностью и напором. Чем-то напоминали маму, а это было вдвойне неприятно: и сама манера, и то, что как будто с мамой хочу завести роман.
     А будущая жена всегда была немного в стороне, хотя, если ее вовлекали в круг, то она и пела, и танцевала, и стихи читала. И она мне понравилась этой сдержанностью, но большим внутренним содержанием.
     Слово за слово, она меня пригласила в гости, мы встретились. Я к ней шел, как на крыльях летел, предвкушал, как мы с ней будем разговаривать, постепенно сближаться, а потом – вот даже не знал, что будет потом, просто сам процесс сближения мне очень нравилось представлять. А на деле получилось еще лучше. Она была в розовом платье, косу перекинула на грудь, как школьница. И была такая робкая, словно тоже ничего не знает и не умеет. И мне волей-неволей пришлось вести себя, как умудренному мужчине с маленькой девочкой.
     Меня это возбудило еще сильнее, чем дома в мечтах, я просто трясся, а она все тревожилась, что это со мной. А как я могу сказать – что? Это было бы равносильно признанию в любви, а тогда было еще рано. В общем, я пил чай, она вилась вокруг, все пропадала из поля зрения. Потом из-за плеча наклонилась, стала чай наливать, коса свесилась через мое плечо и тяжело прошлась по моей груди. И там как солнце зажглось, в голове помутилось, а Надя, видимо, испугалась, прижалась ко мне и все спрашивала – что? что? может, лечь?
     Довела меня до дивана, положила, сняла с меня тапки, потом рубашку расстегнула, чтобы легче дышать, ремень растянула. А потом, видимо, тоже голову потеряла – и мы слились с ней в первый раз… Такие колокола били в моей голове, такие песни пелись в душе – вспомните свой первый раз, и все поймете.
     А потом мы сразу стали жить вместе. Еще два раза ходили в поход выходного дня, но там к нам стали относиться враждебно – видимо, завидовали. Мне всякую гадость шептали про нее, а когда я ей об этом сказал, то она призналась, что и ей обо мне – тоже.
     Как она нашла общий язык с моей мамой – до сих пор не объясняет, а по-моему, это очень сложно. Но они очень вежливы друг с другом, никаких проблем. И у нас в семье полная гармония. Мы все время вместе, ведем культурную жизнь, полное понимание в интимной области, до сих пор влюблены друг в друга.
     Более того, я думаю, что наши интимные отношения более насыщенны, чем у других: мы все время придумываем что-то новое в постели. То она Золушка, а я ее папа-лесничий. То я Кролик, а она Алиса. Или мы участвуем в передаче «За стеклом» – как нам уединиться, чтобы нас не сняли. Если я ложусь в постель в галстучке, как пионер, то она ставит соответствующую музыку или становится вожатой. И многое другое – просто, что в голову взбредет, то и делаем.
     И когда я читаю или слышу, что в «правильном» браке муж должен быть старше жены на несколько лет, мне становится и смешно, и страшно: почему кто-то за меня должен решать, что мне хорошо, а что плохо? Мы с женой сами разберемся».
   
     Алексей , г. СПб
   
   
Волшебник
   
     «Я была совсем маленькая, когда к нам на дачу приехали старые мамины друзья. Мой папа был военным, много ездил, но когда я родилась, он уже не служил, а друзей у него и у мамы было очень много по всей стране. И вот приехали муж с женой, очень веселые, но ночью муж стал страшно хрипеть, ему вызвали «Скорую», те приехали быстро, но он умер прямо у них на руках.
     Про меня все забыли, поэтому я спряталась под стол и видела, как он стал заливаться синевой, потом посерел и перестал хрипеть. Я ушла в свою комнату и там до самого утра представляла, как бы я умирала, кто что делал бы и всякое такое. А утром я увидела покойника – и он показался таким значительным, как самый большой волшебник. Потом это вроде бы забылось, а вспомнилось совсем недавно и по другому поводу.
     Мне теперь уже 49, я вполне взрослая, дважды была замужем, у меня двое детей. Сейчас есть мужчина, но он часто живет отдельно, а я не спорю. И вот уже год, наверно, как я люблю его, словно мертвого. Уж и не знаю, как объяснить, но ничего патологического я в этом не вижу.
     Дело в том, что мой мужчина толстоват, а загривок у него, как у быка. Если сердится или хохочет, то весь кровью наливается. И вот однажды ему стало плохо прямо у меня в постели. Ну, то есть мы этим делом занимались, а он вдруг стал хватать воздух ртом, откинулся от меня, стал на пиджак показывать. Я карманы общупала, дала таблетку, он в себя пришел очень быстро. Потом себя как-то вроде виновато чувствовал, а я – себя, что довела его до приступа. Но на самом деле все было как всегда, просто он сам был расстроен изначально.
     И вот когда он задремал после этого происшествия, я вдруг УВИДЕЛА его, как того покойного друга родителей – и мне так его захотелось. Потому что он вдруг стал для меня – уже взрослой, пожившей – таким ЗНАЧИМЫМ, просто волшебником. И я устроила моему мужчине такую ночь, что он никакой энергии не тратил, а был весь обласкан и так удовлетворен, как никогда. Он потом мне такие слова говорил, что и я тоже вся таяла, и думала – как я его в другой раз буду обнимать, ведь он просто волшебник.
     И вот в дальнейшем я его только волшебником и видела. Даже если он приходил не в лучшем настроении. Даже если я ему белье стирала. Даже если мы ссорились. Все равно – он волшебник, который может в любой момент заснуть своим волшебным сном и тем самым бросит меня. И я так боялась, что он это сделает!
     И каждый раз, когда он приходит, или если живет у меня опять, то когда ложимся в постель, я набрасываюсь на него и нежу и ласкаю и не даю уснуть волшебным сном. А он отдается мне весь-весь, целиком, и сам не выпускает меня из объятий, даже когда уже совсем спит и не говорит мне свои волшебные слова.
     Я не знаю, почему мы никак не поженимся, почему он то живет у меня, то опять уезжает к себе. Я знаю только, что волшебник имеет право на это, а я все равно своей волшебной силой буду его притягивать к себе. Иногда я задумываюсь над странной связью времен и событий: почему мне показался волшебником мертвый человек, кем он был на самом деле, почему никого я так не рассматривала, а моего мужчину вдруг увидела таким же волшебником. Я ничего этого не знаю, а знаю, что волшебный сон, который поглотит каждого из нас, не страшный, потому что все волшебные сны можно смотреть вместе с любимыми волшебниками.
     Но пока мы не уснули, нужно ЖИТЬ – полной грудью, всем сердцем, вдвоем как единым телом. Мне дети говорят, что я помолодела, подруги хвалят цвет лица, мужчины говорят комплименты, а все только лишь потому, что я в любви, как в волшебстве – и ничего другого мне не надо, только волшебной любви. Странная любовь, но любовь».
   
     Т ., г. Самара
   
   
Карлсон
   
     «У нас в доме вечно идет ремонт – не полы, так трубы, не стекла, так входная дверь. И вроде дом не старый, но все время что-то не так. А может, такой ЖЭК у нас – все время при деле. Встретить мужика в комбинезоне в нашем подъезде можно практически всегда.
     Я одинокая женщина 56 лет, здоровье подорвано на производстве, врачи бывают хоть раз в месяц. Но сама о себе забочусь, как говорят в собесе – «обслуживаю» себя. Квартира на пятом, верхнем этаже, так что забираться не очень легко, но я натренирована – 19 лет тут прожила.
     И вот на нашем чердаке что-то случилось, туда стал ремонтник залезать чуть не каждый день. Я его иногда видела, а иногда просто слышала, как ходит надо мной. Даже думала пожаловаться на него, что стучит, но не стала. Да и мужчина такой приятный, все время здоровается, чистый, водкой не пахнет.
     А потом, в морозы, поднимаюсь к себе, а он сидит на площадке, глаза мутные. Ну, я подумала, что вот, не выдержал, нажрался в рабочее время. А посмотрела – нет, видно, температура у него. Я его к себе завела, говорю: «Посиди, пока твоим позвоню – пусть приходят, домой ведут». А он мне, нет, мол, никого, я один-одинешенек. Я даже испугалась за него – холодина на улице, вдруг не дойдет? И положила его в гостиной на диван.
     Полночи ему питье носила, таблетки дала, он уснул, но спал плохо. Потом еще так день прошел, а потом ему стало легче. А я за это время всякое передумала. То мне приятно было, что о человеке забочусь. То забота в тягость становилась. То думала, что вот мужчина в доме завелся. То о своей инвалидности вспоминала. Словом, сама с собой роман расписывала.
     Потом ремонтник в себя совсем пришел, но очень слабый был. Я его еще оставила. Потом он и вставать начал, кое-что подкрутил мне на кухне, в комнате, и все такое. А потом и заигрывать начал. Ну, это мне знакомо, я ему и так намекала, и эдак, что, мол, честная женщина. Он не спорил, но проснулись мы вместе. Тут еще быстрее дела закрутились. Он у меня так и остался, а на работу не спешил.
     Я ему в конце концов и говорю: а как тебя начальство не ищет? Ну ладно, дома никто не ждет, это ясно, но с работой-то как? Он сначала глаза вылупил, а потом понял, стал смеяться. И тут мне поплохело. Он оказался бомж! На чердак лазил жить и греться, а вовсе не работать. Конечно, никто не ждет… Это я так сама во всем ошиблась.
     А дело-то уже сделано, я к нему прикипела, хоть и инвалид. Так что пришлось его прописать, свадьбу играть – и мы с ним теперь законно живем. А что – очень даже неплохой мужчина. И мне как-то уютнее, и он на меня наглядеться не может, все хвалит и целует. Смешно – оказывается, мужчин вокруг пруд пруди, даже на чердаках живут – почти как Карлсон!»
   
     Л.К ., г. Саранск
   
   
Свекр
   
     «Я вам об этом пишу, потому что всегда считал, что это нехорошо, а теперь понял, что все наоборот. Мне уже 62, в счастливом браке состою 30 лет, двое детей, двое внуков. С женой жили по-разному, и ссорились, и мирились, и всякое. Но вот уже дожили.
     Старший сын от нас отделился, когда женился, уже почти 30 лет прошло, у него свои дети. А младший с нами живет, сам недавно женился. Снохе 20 недавно стукнуло. Мы с женой не очень все это приветствовали, потому что она еще девчонка, а сын уже солидный. Думали, она им вертеть будет и подолом мести. Но ничего, живут дружно. Квартира у нас трехкомнатная, так что все слышно, но ссор не было.
     Как уж они с мужем (с моим сыном) управляются, не знаю, этим никогда не интересовался, но частенько залеживаются в постели по выходным. Да и в будни не всегда с утра свеженькие бывают, видимо, недоспали. Мы с женой это обсуждали не раз, и свое вспоминали, и о них говорили, решили, что все правильно идет.
     А летом было – я утром вышел из нашей комнаты, сноха по коридорчику идет, а солнце сзади бьет, и халатика на ней как нету. Я было хотел ей замечание сделать, а она такая сонная, такая теплая и свеженькая, что я ей позавидовал. В ванну вхожу, а там ее запах молодой. Я тут же вернулся к жене и стал ее обхаживать. Она ответила, только удивилась – такого у нас не было заведено, чтобы утром.
     И с тех пор я стал к сношеньке приглядываться. Никаких таких мыслей у меня не было, а просто молодость меня заводит. Как угляжу, что идет к дому, живот втягивается, плечи разворачиваются, внутри бурлит. Жена сначала удивлялась, а теперь говорит, что у меня вторая молодость открылась. Но она-то думает, что это на нее, а я не говорю, что на молодую. Стал детей теребить, чтобы внука делали. Мне кажется, что это как будто я сам ребеночка настругаю, а я помню, как своей прохода не давал, каждый день на это старался. Конечно, лет прошло много, но я себя ощущаю, словно и впрямь буду для этого стараться. Но они пока отнекиваются, так что я не настаиваю.
     Только не думайте, я не извращенец, пальцем ее никогда не касался. А что в голове – так это мое личное дело.
     И вот я думаю: если мужчине за 60, ему обязательно нужна молодая женщина перед глазами. Если по правде, то я бы ее в постели не потянул – возраст. Но вот так, мелькает, и все – это очень способствует оживлению всех функций. И, главное, никому никакого урона, кроме прибыли. Во всяком случае, для нас с женой».
   
     С.Ю. , г. Воронеж
   
   
Нетронутая
   
     «Я так и не вышла замуж, а уж почему – вопрос запутанный. Даже теперь, когда мне уже почти 80. Вообще-то, нынешним это может быть и вообще непонятно, они совсем другие. Нет, я не брюзга, не ворчу, как старуха, но это действительно так – мы были другие. Были, да ушли…
     Итак, мне было 17 лет, была война, я была на сельхозработах, и к нам обратилось руководство госпиталя, который был развернут поблизости. Мы ходили к раненым, читали книги, устраивали концерты, ухаживали за тяжелыми. И я, молоденькая и неискушенная, влюбилась в одного бойца. Ему было чуть побольше, чем мне. У него была тяжелейшая травма таза, причем какие-то кости совсем удалили. Он мог только лежать, а вставать или даже садиться ему таз не позволял.
     И вот я к нему привязалась, а он ко мне. Мы с ним много разговаривали, делились планами на будущее, после Победы. Но он все время был в депрессии, а я его успокаивала. И даже целовала, когда он совсем уж расстраивался. Правда, я понимала, что у него не будет уже полного здоровья, что ему так и придется жить на койке до конца жизни. Но всячески пыталась поддерживать в нем искру надежды. И мне это удавалось.
     Но люди во все времена бывают злы. И в госпитале тоже были такие. И там был один выздоравливающий боец, которому я понравилась, и он мне не давал проходу. Я никак не реагировала на его авансы, а он все больше распалялся. И многие это видели, но никто его не осадил, а я была неопытная.
     И вот однажды он подстерег меня, когда я поздно шла из госпиталя домой. Он пытался меня принудить к близости, но я сумела вырваться, хотя он сорвал с меня интимную деталь туалета. Я бежала и рыдала, а он смеялся где-то в темноте. После этого я два дня не могла заставить себя пойти в госпиталь, хотя сердце мое разрывалось от желания увидеть моего любимого. Я даже на работу ходила с трудом, норму вырабатывала едва-едва. Но в конце концов просто вынудила себя пойти в палаты, потому что моя подруга мне передала, что мой дорогой меня очень ждет и что ему плохо.
     И я пришла в палату, а его койка пустая, нянечка ее перестилает. Сначала сказала, что его эвакуировали в другой госпиталь, чтобы сделать наконец главную операцию. Но потом сжалилась надо мной и сказала, что он умер. Умер во сне, хотя вечером у него был какой-то разговор с моим обидчиком. Но никто не слышал, о чем.
     И я много плакала, а потом мне врач сказал, что в любом случае мой друг не пережил бы осени – так все было у него изуродовано. И что даже если бы он выжил, то не мог бы быть мужчиной и отцом. Я очень горевала, но потом все как будто прошло.
     Прошло 2 года, я опять влюбилась. Но как только мой новый друг меня касался, мне сразу казалось, что умерший видит это и стонет. И постепенно, через несколько попыток, я поняла, что он мой вечный жених и что не суждено мне выйти замуж. Так и прожила нетронутой весь свой век – и не жалею. Что-то в душе сохранилось, как у семнадцатилетней, словно и не прожита жизнь, а день прошел.
     Вожусь с внучатыми племянницами, живу своей и их жизнью, и счастлива – мой друг был со мной каждый миг».
   
     А.Т ., г. Сафроново
   
   
Хуторской
   
     «Я всю жизнь прожил в городе, мне в деревне как-то даже неуютно. Нет удобств, другой ритм жизни. Это не по мне.
     С тех пор как я вышел на пенсию, времени стало вагон. Жена умерла уже как 6 лет. Дочка уехала к мужу в Сибирь, внуки там же, к ним не наездишься. Родственников раз-два и обчелся, да и чего ходить просто так. Я вначале подрабатывал, а потом и без меня стали обходиться. И вот год я сидел, куковал. Дочка слегка поддерживала, так что особой нужды в деньгах не было.
     И от скуки я стал самостийным туристом: обошел все окрестности города. Много там не нашел, но красиво, местами как на картинах, да и для здоровья полезно очень. Сначала ходил один, а потом стал с населением знакомиться. Народ приветливый, особенно мужики, и если под пиво… Но и женское население любопытствовало, чего я просто так хожу. А я о себе рассказывал.
     Вот, все как положено: к вечеру вдруг дождь, гроза, холодает, а я в чистом поле – как в кино. А поле – на километры, а за полем лес, а где деревня – неясно. А я в рубашечке и с мешочком за плечами. Думаю, полная хана: простужусь и помру. И никто на помощь не мчится. Тогда я сам помчался – к лесу, чтобы хоть как-то спрятаться.
     А у самого леса лежит мотоцикл, около деваха крутится, якобы чинит. Но, конечно, починить не может. Мы с ней в четыре руки схватили его за рога и поволокли. Оказалось, в полукилометре хуторок – я б его ни в жизнь не заметил. Через 20 минут уже в сухое переодевались. Сели чай пить, я на девушку поглядываю – чуть помладше моей дочки, да и вертлявая очень. Не мой номер. А она и не смотрит, что мужик в доме, все в окошко выглядывает. Я даже забеспокоился.
     Вдруг дверь хлопает, на пороге – явная мамаша: вся такая же, но постарше. Удивилась, потом разобралась, тоже за чай взялась. Потом мы с дочкой мотоцикл чинили – и починили, а она и умчалась в деревню, к ухажеру. А я, как честный человек, остался. А потом, как честный человек – ЖЕНИЛСЯ!
     Потому что в ту ночь мы сначала говорили-говорили, а потом вдруг так сладко любить друг друга стали, что я понял – без нее мне не жизнь. И тут же все мои взгляды перевернулись. И правда – уже 2 года, как без ссор, в любви и согласии.
     Вот уж не думал, что деревенская жительница так меня за душу возьмет. Но я теперь у нее живу, свежим воздухом дышу, ни с кем не грешу. Сам себе удивляюсь – деревню полюбил, а с чего – и сам не ведаю. Видно, Господь не зря грозы насылает и мотоциклы подкладывает».
   
     Т. С-в , Саратовская обл.
   
   
Огородница
   
     «Напасть у меня случилась, когда было 66. Ни с того ни с сего вдруг отнялась вся правая половина. К врачу позвонили только через день, потом больница, инсульт, лечение, тренировки, все такое. Причем, по самому бедному классу, потому что я уже 9 лет одинокая – муж в перестройку умер.
     Когда вернулась в дом, неделю ползала почти на коленках, все вылизывала. Потом делать стало нечего, увлекалась сериалами. Потом в них разочаровалась, с бабками у подъезда сидела – все тоже скучающие. Потом уже воем выть захотелось. Как посмотришь на себя со стороны – хромает тут, непонятного возраста, худого размера.
     Один раз поддалась на наше, больных, увлечение, пошла в реабилитационный центр – его пытались при больнице открыть. Две девчушки выделываются перед нами, а в глазах ужас – старые, больные, от некоторых попахивает. Да и публика собралась скучающая. Не понравилось мне.
     Но когда оттуда домой шла, увидела, как от нас недалеко старичок в палисадничке копается. Как у всех, под окнами пятиэтажки кусок нарезан, но не травы, а сказочный огородик. Грядочки, цветочки, тропочки с веселыми разводами из камушков. Сразу видно – не скучно деду.
     Я тоже развеселилась, стала с ним разговаривать, потом помогать полезла. Конечно, упала – через оградку не так просто, когда нога как не своя. Потом посидели, болтали, потом он меня пригласил рану промыть, а я его к себе зазывала – за два дома.
     И стала к нему в огородик ходить, как на работу, что ни день, то там тружусь, с дедом болтаю. Потом о жизни заговорили, стали о затаенном беседовать, потом любимых вспомнили – у обоих уже ушли. Потом я у него засиделась, потом он у меня. Потом он ко мне полез, а мне уже так хотелось, что я даже приличия не соблюла, но он не осудил. Вот так стали вместе жить, причем у него. Он так настоял, а я что – теперь ему решать.
     Между прочим, как стали вместе жить, у меня значительно улучшилось состояние: рука-нога лучше слушаются, на погоду уже не реагирую, как раньше, настроение стало ровное, хорошее. Конечно, когда хочется о человеке позаботиться, какие там руки-ноги, просто летаю по квартирке. А он обо мне печется, и всякие поделки по дому делает, и словами балует.
     Вот так странно получилось: центр меня реабилитировал, а об этом не ведает. А я огородника нашла в городе, мужчину себе нашла, хотя и больная».
   
     К.С. Е-на , г. Екатеринбург
   
   
Отдыхающий
   
     «Я был четырежды женат, у меня двое взрослых детей, один внук, а самому мне 72. Я считаю, что возраст невеликий, я очень подвижный, худощавый, нравлюсь женщинам разного возраста. А главное, сам себя ощущаю здоровым и молодым.
     Многие мои сверстники, соученики еще по школе, коллеги – бывшие и нынешние, – выглядят и чувствуют себя гораздо хуже. А многих уже и вовсе нет… А я всегда следил за здоровьем, регулярно посещал врачей, вовремя был замечен рак простаты и удален, так что впереди еще много лет, надеюсь.
     Недавно я ездил отдыхать в Ессентуки, завел там роман. Прекрасная дама средних лет из Сибири была очарована моим красноречием, умением танцевать, ухаживать – и пала в мои объятия очень быстро. Причем, никакой пошлости, все красиво, приятно, нежно. Только когда узнала, сколько лет мне на самом деле, была расстроена. Тем не менее роман протекал все две недели и закончился тихим ужином при свечах.
     И тут дама меня ошарашила, спросила, могут ли у меня быть дети. Я, каюсь, слукавил, не сказал про операцию, а сослался на возраст – мол, не самый удачный для отцовства. Она говорит – да, если бы я раньше это знала, все было бы по-другому. Оказывается, ей хочется ребенка, но ПРОСТО у нее не получается – мозги мамой еще заморочены. Не замужем, и никогда не была, не беременела, потому что без мужа мама не велит. Но вот теперь, после 40, все-таки решилась, но у себя в городке забеременеть не может – потеря репутации. Вот и поехала «отдыхать».
     Я был по-настоящему тронут этой глупейшей историей. Сколько женщин выходят замуж или живут так, рожают от мужей или любовников, меняют мужчин как перчатки, а на отдыхе пускаются во все тяжкие – и прекрасно себя чувствуют! А эта и жизнь свою маме отдала, и даже выбрать мужчину для простой задачи не смогла. Конечно, две недели она была счастлива, но это ведь не то счастье, на которое она рассчитывала.
     Вот такая принцесса из хрустального замка: прожила чужую жизнь, освободилась от гнета придуманных правил – и все равно придерживается своих дурацких принципов. Хотя принцип должен быть один: мне должно быть комфортно, и я этого добьюсь. А бедная дама останется с воспоминаниями, а вовсе не с ребеночком, на которого так надеялась. Она говорила мне о любви, но мечтала не обо мне, а теперь осталась и без меня, и без продолжения романа.
     Странная штука – жизнь, моя легкая и спокойная жизнь вдруг вот так связалась с чужой непростой и неудачной. Кто виноват?..»
   
     А.Г.,  Тверская обл.
   
   
Христова невеста
   
     «Моя бабушка единственный раз водила меня в церковь, когда мне было 8 лет (сейчас мне 79). Как я потом поняла, время было такое, что из-за этого похода могли уволить или даже арестовать папу или маму, поэтому бабушка меня сто раз предупредила, что никому нельзя ничего говорить. И я шла в церковь, как в сказку или в приключение.
     И там действительно было как в сказке – красиво, немного взвинченно, необычно. А когда вышел батюшка в золотой одежде, я подумала, что это волшебник. И это чувство у меня осталось на долгие годы. Вечером перед сном я молилась, но не богу, а именно батюшке: просила у него чего-то, потом с ним разговаривала, как с умудренным жизнью старцем, и т. д. Словом, такая дикарская вера, помноженная на детские фантазии.
     Потом я выросла, уже закончилась война, я стала невестой на выданье, но кавалеры меня мало привлекали – мальчишки. И я вышла замуж за папиного коллегу – чуть старше папы. Он был благообразный, с бородкой. Как я уже потом разобралась, он напоминал мне батюшку, вот детское подсознание и откликнулось.
     Жили мы хорошо, двое детей (сейчас уже внуки, и даже правнук готовится). Однажды у нас с мужем была любовь, когда раздался колокольный звон – и я испытала то, чего не было 6 лет брака. При этом радость любви как-то слилась во мне с отрывочными картинами церкви – и это было так необычно и так празднично, что я даже подумала, что ЭТО тоже служение богу.
     Я стала посещать церковь, хотя ни с кем не сближалась, к батюшке не подходила. Каждый раз эти походы вызывали внутри неясное томление, даже возбуждение, а домой я приходила взвинченная, возбужденная, хотела мужа.
     Потом, уже после 50, после смерти мужа я стала больше времени отдавать церкви, молитвам, хотя сама себя ловила на том, что моя любовь к богу очень напоминает любовь к мужчине: я так же томилась, так же хотела ухаживать за ним, защищать его и заботиться.
     Потом мне одна сестра рассказала, что у нее по молодости тоже было такое. Она пела в церковном хоре, и на определенных нотах у нее была разрядка, которой потом пришлось долго ждать с мужем. И она тоже видела в Христе не просто Жениха, а жениха земного. Но потом, сказала она, все встало на свои места: муж – земной алкаш, а Христос – небесный символ.
     Но у меня не было претензий к мужу, да и его уже не было. Так что ничто не мешало моей любви. Правда, когда я осознала все это, я вышла замуж. Муж был моих лет, ласковый, даже нудноватый, бесцветный. И хотя хорошо разбирался в Библии, был просто цитатчиком, а не знатоком. И на этом фоне церковь еще больше играла своим светом, своей Любовью, своим сообщением с Богом.
     И сейчас я хожу в церковь, как в дом любви – любви, которая всю жизнь была со мной. Любви и к Богу, и к мужчине, и к моим детям».
   
     А.С. , Московская обл.
   
   
На разъезде
   
     «Мой муж начал работать на разъезде в 56-м году. А я вышла за него в 59-м, хотя мы были знакомы всего 2 недели в доме отдыха. И я переехала к нему совсем в другую область, оторвавшись от родной семьи.
     Жили мы обыкновенно, я приучена к деревенской жизни. Хлопот было немного, я любила мечтать, а природа вокруг отличная, склоняющая к этому. И все было хорошо, но не было детей более 10 лет.
     И вот летом 71-го года я лежала на поляне неподалеку от железной дороги, стыдно сказать – ничего не делала, а просто думала о разном в жизни. А мимо шел мужчина – примерно моих лет, приятной наружности. Вид городской, но усталый. И он остановился рядом, стал разговаривать, а я вся была в мыслях, что-то ему отвечала, но разговор помню слабо. Только опомнилась, когда мы с ним куда-то вместе пошли. Я все шла и соображала: чего это он мне сказал, что я так подхватилась. Но ни тогда, ни потом не вспомнила. А как только ушли с прохожей тропинки, так и упали под кустом и, как нынче говорят, стали заниматься любовью. И было стыдно и хорошо, как никогда раньше. Потом он встал, а я не могла, и он ушел.
     Я забеременела, и очень этому обрадовалась. И сразу мне стало казаться, что этого мужчину мне послала судьба, что это никакая не измена, потому что мы друг друга не знаем совсем, а просто: он появился, осчастливил меня и исчез. Значит, больше не нужен.
     Родила я в срок, дочку, мы с мужем были счастливы всей душой. Когда ей было уже 2 годика, я шла из деревни на разъезд с продуктами, села отдохнуть. Смотрю, почти на том же месте, где встретила мужчину, сидит кто-то. И минут через 5 он встает и идет ко мне – и я вижу, что это он же. Только одет по-другому. У меня просто ноги отнялись, в груди сердце не помещается, я вся помертвела. А он подошел, взял меня за руку и увел с тропки. Я сначала сумки несла, а потом оставила. И опять у нас с ним было…
     Потом он ушел, почти ничего мне не сказав, а я ему про дочку ни слова. Нашла сумки, добралась до дома и была твердо уверена, что опять буду с прибылью. Так и случилось, вторую дочку родила за 2 дня до дня рождения первой. Муж, конечно, ни о чем не догадывался, да ничего и не было – просто я чуть дольше до дома шла.
     Потом я того мужчину видела еще через 3 года. Мы со старшенькой шли в деревню, а он на той поляне был с еще одним мужчиной, женщиной и мальчиком лет 8. Мы прошли мимо них быстро, я их не разглядывала, и кто кому кем приходился, не знаю. Но ночью думала о нем и поплакала, потому что он оказался земной, а не посланец судьбы.
     Вот и вся история. Дети выросли, обе замуж ушли. Муж умер перед самой перестройкой. Напоследок он стал заговариваться, и пару раз что-то упоминал о мужчине судьбы, но неясно было, к чему. А я первый раз просто помертвела вся, а потом привыкла и не стала обращать внимания – если бы не те два раза, были бы бездетные. Так что все оправданно, грех без греха, а только для детей.
     Сейчас я живу с младшей дочкой, живут они с мужем хорошо, но у нее сынок на отца совсем не похож. Я иногда смотрю и думаю, что, может, и тут не обошлось без мужчины судьбы. И хоть грех, но все лучше, чем настоящая измена – с гульбой, скандалами, битьем. Хотя никаких доказательств тому нет, я раз намекнула дочери, что и как бывает в жизни, она вроде бы поняла, хотя и не стала развивать. Но я думаю, что, раз уж поняла, значит, есть что понимать. Без этого и вообще было бы неясно, о чем думать.
     И вот только еще одно порой приходит на ум: а тот мужчина меня считал женщиной судьбы?»
   
     С.Г ., г. Владимир
   
   
Одноклассницы
   
     «Мы с Дашей всю жизнь вместе прожили. Как сели вместе за парту в далеком 1931 году, так до сих пор встречаемся и все друг про друга знаем. У меня уже внуки и правнуки, а она одинока. Я была замужем, а она воспитывала детей своего начальника. Я была верная жена, а она неверная, хотя и всего-то любовница. Она вообще никогда не была замужем и не стремилась, что по тогдашним временам было в диковинку. Много лет была тайно влюблена в своего начальника, но ему-то как раз и не уступала, его семью очень берегла, но и кроме этого времени долгие годы не шла замуж, хотя ее не раз приглашали.
     Причем, она всегда надо мной посмеивалась, что я блюду семейную честь. Мой муж был военным, вечно в разъездах, Даша всегда при кавалерах, а я только компанию поддерживала, а как ближе к ночи, уходила, не оставалась. Она уже и сердиться перестала, что, мол, я им компанию ломаю, но я не могла ее поддержать, потому что понятно, чем это обернется. Порой от кавалера было тяжело отцепиться, а порой это совпадало с пустотой в квартире, но я никогда не уступала, только до парадного, а дальше ни-ни.
     Причем иногда я все-таки давала себе волю, но только летом, в санатории в Крыму. И бывало это даже не каждый год, и скрытно ото всех, а не после бурных романов. Просто тело требовало, и я сдавалась. Но с Дашей, чтобы она узнала про это – не могла. Не знаю почему, но просто какое-то внутреннее стеснение. И она меня считала то ли дурой, то ли святой, что я ни с кем и никогда.
     Вот жизнь и пролетела. Нам ровненько по 80, я живу с младшим сыном, а подруга с квартиранткой. Та ухаживает, заботится, а мои молодые ко мне относятся просто: принеси-унеси, не лезь, некогда, будь проще и т. д. Конечно, я понимаю, что Даша какое-то хитрое завещание составила, да и квартирантке общение с ней в новинку, а рассказывать она умеет. А я всю жизнь с сыном рядом прожила, приелась, стала обыденной вещью. Но все-таки немного обидно. Хотя, слава богу, семья крепкая, спокойная, без особых ссор, а все-таки на старости лет без мужа остаться – одиноко.
     И вот под Новый год я осталась одна – сын с женой уехали в компанию, второй сын только позвонил вечером, внуки отзвонились – и тишина. Я у телевизора ночку провела, шампанское пригубила, салатики поела, что невестка приготовила. А первого числа взяла да и поехала к Даше в больницу. Увы, возраст не шутка, у нее болезнь старческая, стыдная, такая, что пеленки носить приходится. Хотя в этот раз подруга лежала в кардиологии – и тут еще прихватило.
     Я с пирогами и с салатиками, с открыткой приехала, мы в палате, а потом в коридоре посидели, немного походили – она еле ходит. А потом она и выдала мне, что, мол, не хочет в могилу грех уносить и вот теперь мне кается: однажды соблазнила моего мужа. Ему уже за 50 было, мы уж столько лет в браке, а она взяла и соблазнила. Что и как – рассказывать не стала, только упомянула, и все. И тут же плакать стала, хотела в ноги бухнуться, но не смогла. И говорит, что мое избегание кавалеров ее от этого долго удерживало, а что на самом деле она мне всегда завидовала, что у меня муж такой видный. Что это получилось по злобе и отчаянию – такая у нее тогда ситуация была и дома и на работе. А если бы не это, никогда бы не покусилась на мою семью. Но теперь-то все уже так далеко, что почти сказка. Вот и просит прощения за эту сказку.
     А я стою с ней, тоже плачу, в голове каша. Конечно, я ее тут же простила – лет столько прошло, что ни один трибунал не осудит. С другой стороны, я примерно даже припоминаю, когда это могло быть – муж был пару месяцев какой-то взъерошенный, но отговаривался работой. А еще думала, что, будь я порасторопнее в молодости, если бы поддерживала Дашкины компании, то она бы на моего мужа еще раньше глаз положила, могла бы и вовсе увести. Конечно, дружба есть дружба, но таких случаев пруд пруди. И возможно, я себе семью сохранила именно тем, что сама не гуляла, особенно на показ.
     И так мы, две старые курицы, нарыдались, что подругу в палату увезли. Я посидела под дверями, а тут ее квартирантка пришла – очень вовремя. И я ушла домой. Потом Дашу выписали домой, уже почти месяц прошел, а она все не звонит. Тогда я позвонила, она жмется, недоговаривает, словом, все еще переживает. А мне, честно говоря, как будто новой крови влили и память вернули. Так живо стала вся жизнь с мужем вспоминаться, словно только вчера было.
     И что вспомнить, сразу нашлось. И прекрасные вещи, и постыдные дела, и радости, и горести. Словом, я еще и дома рыдала от души, а уж когда подружке моей прекрасной позвонила, то мы хором стали хлюпать носами. И знаете, дружба от этого вовсе не треснула, а, может быть, еще крепче стала. Потому что было даже вот такое не то что общее, а просто глубокое-глубокое, чего у других быть не может. Хотя, конечно, если бы я об этих проделках тогда узнала, 30 лет назад, я бы совсем по-другому реагировала. А теперь вот – то ли мудростью, то ли по-стариковски. Да ведь и жизнь-то одна, ее жить лучше спокойно, не осложняя и не переживая от того, что изменить не в силах».
   
     И.З ., г. Москва
   
   
Фантазерка
   
     «Всю жизнь я любил только трех женщин: маму, жену, дочь. Хотя парень я был видный, а мужчина привлекательный, но однолюб, так что с 20 лет и по нынешние 73 был только с одной женой. И мы жили долго и счастливо, но она умерла раньше меня. Уже три года я вдовею, живу с семьей дочери, общаюсь в основном с внуком – он, как и я, стал экономистом. Бабушку очень уважал и любил, горевал, когда она умерла.
     Мы с ним большие друзья, я знаю всех его девушек, хотя не одобряю, что они меняются чаще, чем я успеваю их запомнить. Правда, внук смеется, что это не он такой поспешный, а у меня память стала похуже, но я только смеюсь вместе с ним.
     Дача у нас очень старая, мы строили ее в самом начале совместной жизни, там от моей жены осталось очень многое, хотя дом перестраивали и расширяли не один раз. Только подсобка стоит незыблемо, старый, полуразвалившийся сарайчик, в котором чего только нет.
     И вот однажды внук приходит ко мне смущенный. И не так, как когда собирается рассказать о новой пассии или странном случае на работе (а нынче таких «случаев» – пруд пруди). Но я ничего не заподозрил, пока он не положил на стол шесть толстенных амбарных книг. Старые, даже с плесенью, но очень аккуратно перевязаны голубой выцветшей ленточкой.
     – Я, – говорит, – нашел в сарайчике. – Гляжу, почерк бабушкин, читать не стал (вижу, врет), принес тебе. Разбирайся.
     И быстро так исчез. А я сижу на веранде, смотрю на лес, думаю, что что-то сейчас изменится. Никогда жена не говорила, что увлекается описаниями, и я не видел ее с этими тетрадями. Посидел, посидел, валидольчик в рот сунул, ленточку снял.
     Все сделано, как у жены было заведено: аккуратно, грамотно, с датами и пояснениями. А содержание – никогда бы не поверил. Описывает свои то ли фантазии, то ли измены. С подробностями, тонкостями, извращениями, ощущениями, бог еще знает, с чем.
     И так пишет, что оторваться невозможно. Не художественно, а, скорее, документально, но не сухо. И если не думать, что это моя родная жена пишет, то можно увлечься и даже возбудиться. Причем, по датам видно, что писать она начала через 6 лет после свадьбы, и писала регулярно. Имена, которые она нет-нет, да вставляла, мне знакомы и незнакомы: мало ли на свете Миш да Сереж. Хотя в одном месте даже фамилия была – она мужчину только по фамилии и называла. И фамилию я эту помню – был такой знакомый, хотя, убей бог, – не помню, когда именно.
     В последнюю тетрадь заглянул, последняя запись сделана за два года до кончины. Имен нет, но описание нашей квартиры очень отчетливое. И что творилось в этой квартире…
     Хотя некоторые записи явно сделаны в фантазиях: обстановка такая была невозможна в жизни, только если в сказку перенестись. Но и в этих сценах такие действия разворачиваются, что я еле сидел от возбуждения. Нет, не порнография – думаю, порнографию женщины в принципе придумать не могут. Но такие душевные чувства, такой накал страстей, каких я никогда у благоверной не замечал.
     Стал я листать все книги, искать хоть малейшее упоминание о себе – нету, ни единого. Обидно стало: мне казалось, что я все для жены делаю, что удовлетворяю ее на все сто, она мне в любви признавалась после этого, а тут оказалось – недостоин быть упомянут.
     Так тяжко я задумался в тот день, спать не смог, так и сидел на веранде, все обдумывал. Что же получается – обманывала меня жена всю жизнь? Мне говорила о любви, а сама изменяла направо и налево. Я по датам посмотрел, что помнил: как я уеду куда, или она от меня уедет, так и описания, описания… Где она таких кобелей отлавливала, что они все могли, – не представляю. Хотя, ведь говорят, что настоящие мужики нюхом чуют, если женщина хочет, – и сбегаются, только выбирай.
     А я всю жизнь – только с ней… И не потому, что соблюдал себя, а просто – никто не нужен был, не привлекал, даже если женщины и пытались соблазнить. Я всегда им тонко указывал, что жена для меня единственная женщина на земле.
     Как ни странно, несмотря на все эти переживания, я записки все читал и читал. К утру закончил, остывать начал. И вот тут-то задался вопросом. Во всем массиве всего четыре фамилии, из них три я четко помню – кто, где, когда был с нами знаком. И странно, что я ничего не замечал – не те были люди. Один из них вообще только на торжествах по случаю… встречался. А тут оказывается, что был любовником чуть ли не год.
     Я за него зацепился, стал вспоминать, никак понять не могу: все описанное приходится на время, когда он уже жил совсем в другом городе, и я не знал, что он так часто приезжал сюда. Потом стал копать второго – та же история: из нашей жизни выпал, а в тетрадь попал через год. Про остальных так четко сказать не берусь, но и тут нестыковки кажутся. Я совсем эмоции отбросил, стал вчитываться – не вяжется одно с другим. Жена ВОТ ТАК не любила, ВОТ ТАК ей больно было, ВОТ ЗА ЭТО чуть не развелась со мной. Не верю я, что с другими мужчинами ей это нравилось. Да и не было никаких признаков, что она что-то знала, чего не со мной узнавала. Всегда я был основной придумщик, а она только принимала или отвергала.
     Опять я прошел по датам и подумал, что как раз в разлуке такое и пишется – раз уж наяву не получается. И тут же все встало на свои места: это не дневник, а рукопись, фантазии, которыми она свое напряжение снимала. Потому и персонажи не указаны или участвуют тогда, когда из живой жизни уже ушли. А на деле – была только моя, единственная.
     И с этими мыслями я все книги побросал в печь: страна фантазии для каждого своя, чужие сапоги там только след оставят…»
   
     Л.Т ., Астраханская обл.
   
   
Раскованная
   
     «Я сама с 35-го года, войну застала ребенком, но сполна хлебнула послевоенной разрухи. Школу закончила и уехала на народные стройки в Сибирь. Так и кантуюсь по таежным ширям. Вышла замуж почти сразу после приезда – тогда не засиживались в девках, а сразу притулялись к мужичку. Вот и я притулилась. Только вот муженек был беспутный – только гулял да деньги на водку из меня выбивал. А когда двое на руках, не больно-то посопротивляешься: подаст на развод, и мыкайся мать-одиночка. А так – хоть какой, да свой мужчина в доме.
     Так я мыкалась 12 лет, а потом мужа наконец посадили за хулиганку. И на зоне он скончался – мне сказали, что он и там подраться хотел. Я овдовела официально, так что осталась на свете одинокая. Потом дети выросли, старший в армию ушел, дочка в институт уехала, я совсем одна. А без греха только ангелы живут.
     Повадился ко мне ходить один мужчина. Я с ним по-всякому общалась, кроме постели, этого он как-то не допускал. И до того меня раззадорил, что я решилась спросить – почему. Он долго не открывался, наверно, недели две, а потом я его допекла. Потому что я подумала за него замуж пойти, а как пойти, если непонятно, что он за мужчина. Вдруг начнет, как мой покойный, бить и измываться. Ведь это все пошло именно с постели, а потом уже он запил да загулял.
     Так вот, допекла я дружка, он открылся, что считает непорядочным и неприятным спать с женщиной обычным образом. А считает, что он, как более сильный, не должен эту силу применять бесконтрольно. И нужно мне на него взгромождаться и делать всякое, а он будет лежать и восхищаться.
     Я в этом ничего особого не увидела, сказала, что это вполне подходит, и мы стали жить вместе. И правда, все так было – он лежит, я на нем, он бормочет что-то ласковое, весь разгорается, аж краснеет, а потом вдруг как начнет кричать и чуть сознание не теряет.
     А мне что – хорошо мужику, и ладно, лишь бы было. Я все это просто принимала: долг супружеский, он долг и есть. Но потом, когда уже год, наверно, прошел, я стала всякое изобретать, чтобы не скучно было кататься. То его еще где потрогаю, то задом наперед сяду, то ножки туда, то ножки сюда. Он полюбил эти выкрутасы, стал просить, то то сделать, то это. Я не все принимала – мне безразлично, но строгость нужно проявлять, но кое-что делала для него, а кое-что и для себя.
     Это мне уже за 40 было, когда я стала понимать, что что-то в этом есть. Никто меня не учил, просто созрело что-то и проклюнулось. Бывает, что приятнее вот так, а бывает, что лучше этого не делать. Иногда муж меня приласкает, мне и это стало нравиться. Но все чего-то не хватало, я чувствовала, что есть еще что-то, мне неизвестное.
     И узнала я об ЭТОМ – во сне. Это просто как назидание было. Я будто бы в реке плыву, вода теплая, я словно повисла в ней и теку. Волна меня прибивает к скале, которая торчит на метр над водой. И я на эту скалу сажусь стыдным местом. И чувствую, что она трясется так мелко, и я вместе с ней стала трястись. И чувствую, что ноги стали напрягаться, потом напряжение выше пошло, скала стала просто крошиться на песчинки. И я вижу, что все больше приближаюсь к воде, и это что-то страшное. И чем ближе, тем мне страшнее, а скала трясется, а песчинки все падают. И вдруг вижу мужа, он мне кричит, как когда кончает, и я тоже с ним кричу. И вот тут-то я проснулась, а тело бунтует, просто подкидывает меня в постели, а я такое чувствую, что лучше бы обратно заснуть, чтобы стыдно не было.
     Тут и муж проснулся, смотрит сквозь сон с удивлением. А я его хватаю за руку, кладу на себя, а сама к нему ласкаюсь. И он, как ожидала – сразу оказался готов, и я на него села. Чувствую, не скала, но как затряслась, так сразу ощущения стали. А он как завелся, меня хватает, тискает, дергает, что-то такое делает, чего я и не думала. В общем, снова как во сне, только другое.
     Потом муж говорит, мол, я же знал, что только таким способом тебя можно было пробудить, но я уж и не знаю – другие же мы не пробовали. Но после этого стало все совсем по-другому. Я узнала, что то же самое могу, даже если не сажусь, а просто ложусь рядом, и мы ласкаемся. Конечно, я мужу тоже удовольствие доставляла, хотя раньше думала, что руками – это разврат. Но когда все так сладко, так чисто внутри, то никакой разврат не разврат. А потом оказалось, что и еще всякие штучки можно изобрести. Конечно, не такое, как нынче показывают по телевизору, но и без этих излишеств такое в жизни существует, что иной раз кажется – лопнуть можно от сладости.
     Вот так мы прожили всю жизнь. Дети выросли, ко мне не вернулись. Внуков вижу летом, иногда в зимние каникулы бывало. Но это раньше, а теперь надеюсь правнуков увидеть. И с мужем мы всегда были в ладу. Даже если кто болеет, все равно могли этим делом заниматься. Когда здоровы и хочется – я сверху, и поскакали. А когда невмочь, тогда ручками да ласками. И в любом варианте – очень даже получается. Наверно, просто не нужно стесняться друг друга, а верить и понимать, что разврат – это когда от скуки, а вот когда от любви – это и есть любовь.
     Одно иногда мне приходит в голову: может, я своего первого мужа сама к водке да хулиганке приохотила. Ведь лежала с ним как каменная, да еще и говорила ему об этом. Ну, что было – не вернешь, а что вспомнить в жизни есть, и еще будет».
   
     Т.С ., Новосибирская обл.
   
   
Престарелые
   
     «Я живу в доме престарелых, хотя у меня живые и взрослые дети. И попал я сюда вслед за своей любовью. Мы всегда мечтали быть вместе, но жизнь нам препятствовала на протяжении многих лет. Вначале, когда мы заканчивали школу, началась война. Я был на фронте, а ОНА в далеком тылу, строила завод, а потом работала на нем.
     Потом я женился в первый раз, а через 6 лет мы случайно встретились. Я не мог тогда оставить жену и сына, и жил в семье еще 6 лет. А когда оказался свободен, ОНА была замужем. Это был очень плохой брак, ОНА жила совсем в другом городе, но я переехал туда, чтобы защищать ЕЕ. Брак этот продолжался долгих 16 лет, но был бесплодным. Потом ее муж умер, она стала свободной, а я, увы, как раз «несвободен», а именно, отбывал срок в местах не столь отдаленных. Было дело, я был виноват, хотя и надеялся на снисхождение.
     Когда я вернулся домой, уже в 67-м году, ЕЕ не было в городе. Уехала, потому что бывший муж оставил после себя множество долгов, которые его бывшие «друзья» требовали со вдовы.
     Поскольку ОНА заметала следы, я не смог ее сразу отыскать, потерял надежду и женился. Как оказалось, это была удача и неудача одновременно: приехали к дальней родне жены и оказались нос к носу с НЕЙ – ОНА была замужем за соседом какого-то дальнего и неизвестного деверя или кого-то еще. ОНА была честной, поэтому отвергала мои предложения просто убежать. А разрушить брак тоже не решалась, потому что муж ЕЕ буквально вытянул из страшной беды. И ОНА прожила с ним до 1999 года. В преддверии Нового Века муж умер, а я был свободен к тому времени уже 3 года.
     Но после смерти мужа ОНА осталась совсем одна, а я был на полном иждивении у правнука. Поскольку сама себя ОНА обслуживала с трудом, то пошла в дом призрения, отдав свою квартиру за хорошее отношение.
     Я в это время лежал в больнице со вторым инфарктом, а когда пришел с реабилитации, ОНА была уже там. Я слезно просил правнука взять ЕЕ к нам, но он отвечал только отказом. И я сам пошел в собес и добился, чтобы меня поместили в тот же дом престарелых. Конечно, было очень тяжело всего этого добиваться, но любовь моя все превозмогла, и я переехал туда.
     Когда в первый раз я появился на пороге ЕЕ комнаты с цветами, ОНА зарыдала в голос, и я тоже заплакал, потому что только тут, на пороге Вечности, мы стали наконец, единым целым. Через все препятствия, через невзгоды и жизненные удачи мы шли друг к другу, чтобы соединиться хоть к концу жизни.
     Я не могу пожаловаться на свою жизнь – в ней было много прекрасного (как было много и тяжелого). Но вся она прошла, осененная большим крылом нашей Любви».
   
     Б.Т ., Калужская обл.
   
   
ДЦПешники
   
     «Нам с мужем по 64 года, женаты с 22 лет, детей нет. Оба инвалиды детства по ДЦП. Знакомы еще со школы, со спецшколы. Не буду писать, как мы жили, что делали учителя, как страдали родители. Хотя мы оба достаточно компенсированы, даже работали большую часть жизни, все-таки хлебнули через край.
     Особые трудности были в постели. В школе были ребята, у которых был сниженный интеллект, и они все время тискались и даже пытались иметь сношение. У них не получалось, но насмотрелись мы вдоволь. Так что казалось, что у нас все получится. Но, боже мой, как это было трудно! Родители нам ничего не говорили, у меня не было никаких навыков ухода за собой (помогала мама). Так что почти год мы мучились, пока хоть что-то получилось.
     Потом приноровились, хотя больше было исканий, чем достижений. Одно время, начитавшись книжек, которые стали появляться (это еще в советское время), были просто в ужасе от того, что занимаемся извращениями. А по-другому и не могли, так что стыдились, но делали.
     Потом открылось отделение сексопатологии в НИИ психиатрии, там мы однажды консультировались. Оказалось, что все делаем правильно, а те книжки пишут ограниченные люди со своими проблемами. И мы от души стали отдаваться друг другу.
     Наверно, здоровые люди не могут так понять близость секса, как мы, ДЦПешники. Уже в новые времена мы не раз читали в разных журналах жалобы типа «пока ее раздену, все падает». Или «если долго ласкаемся, то все пропадает». А ведь мы пока разденем друг друга, пока приспособимся, пока приласкаемся – знаете, сколько времени проходит. И ни у кого из нас желание не пропадает, эрекция прекрасная. А все потому, что это не тело, а дух играет.
     Но зато как прекрасно, когда все получилось – и мы вместе. Это поддерживало нас всю жизнь, во всех горестях. А вот что огорчало – так это отношение здоровых. Однажды муж чуть не подрался, когда его стали оскорблять два здоровенных мужика. Они вслух недоумевали, как размножаются инвалиды, как мы. И им было ясно, что если ты не здоровый, как они, то и любовью нам заниматься не только невозможно, но и запрещено. И, между прочим, такое же отношение было и со стороны официальных властей и даже врачей. Ну, бог им всем судья.
     А потом стали другие времена, о сексе стали говорить открыто, но мы постарели, так что стало все пореже и не с таким желанием. Мы его регулярно подстегиваем – то игрушку какую купим в секс-шопе, то журнал. А всего больше нам помогают держать возбуждение порнографические фильмы. Приятно смотреть на здоровых беспечных молодых людей и на их игрища. Понимаем, что это игра, но после просмотра так и тянемся друг к другу. И даже если кто-то скажет, что это извращение, – нам уже все равно».
   
     Т.Р. и Н.С ., г. Москва
   
   
Художники
   
     «От добра добра не ищут. Известная поговорка. Но, оказывается у нее есть продолжение: лишь бы лиха избежать. Так говорила моя мама. И эту истину она подтвердила своей жизнью: когда папа совсем спился и она с ним развелась, чтобы выйти замуж за другого, папа пришел и убил ее. Мне было 6 лет, я это помню.
     Я воспитывалась в детдоме, а с 14 лет у очень дальней родственницы, которая о происшедшем узнала совершенно случайно и вдобавок через столько лет. Так что я успела нахлебаться в детстве досыта, к родственнице относилась прохладно, а когда она умерла (мне было 17), без сожалений о ней и без колебаний вышла замуж.
     Дочку родила в 19, с мужем-алкоголиком развелась в 20 (он сам ушел, потому что у той были деньги на выпивку), а еще раз вышла замуж в 32.
     Жили мы хорошо, родили сына, оба работали. Тепла в доме, как я теперь понимаю, не было, но все было очень прилично. За исключением интима. Тут у нас просто ничего не было. Мне это было омерзительно (кое-что детдомовское вспоминалось), а муж всегда хотел «чего-то особенного» – то есть тоже омерзительного. И был у нас секс раз в полгода.
     Мы прожили 14 лет, когда муж запил. Так тяжело запил, что я уже через полгода готова была развестись, но мамин пример сдерживал. И все воспитание не давало бросить человека, который без меня окончательно сопьется и пропадет. Но с каждым днем становилось все хуже. И когда он избил в кровь сына (11 лет), я взбеленилась и сказала, что убью его, если он не изменится.
     Он выходил из запоя неделю, потом исчез на неделю (я уж думала, погиб или сбежал), а потом пришел и почти неделю валялся на диване днем и ночью. И вообще ничего не делал, вставал только в уборную. А потом принес карандаши, краски и начал рисовать. Он и раньше рисовал, еще с детства, но как все – ручки-ножки-огуречик. А тут портрет нарисовал, потом вид из окна. Потом все порвал, карандаши выкинул. Потом новые купил и опять рисует.
     А потом посреди дня стал меня трогать, гладить, рассматривать. Раздел, но не для секса, опять смотрел и гладил. И все вздыхал. И у меня что-то вдруг свихнулось внутри, и я сама к нему полезла. Когда раздела, вдруг так страшно стало – опять изнасилует, а он был бережный, как ветерок. И я кончила. Это впервые вообще. Ноги-руки дрожат, сердце рвется от счастья и любви, а он сидит рисует. А я лежу и люблю его всем взглядом.
     После этого раза у нас стало ежедневно: он рисует, я подхожу и тяну к дивану, он кладет карандаш и идет, потом мы так нежно и медленно все делаем, я улетаю, а он опять рисует. И такое бывало до трех раз за день. И каждый день я знала, сколько ему надо, никогда его не перетруждала.
     И у меня каждый раз был оргазм и улет в небеса. Я теперь удивляюсь: чего я раньше не кончала? Это ведь просто как дыхание, ничего делать не нужно, напрягаться не нужно, стараться не нужно, просто взлететь и кончить.
     Потом муж сказал, что мы вместе рисуем и показал картон. Совсем не так, как он раньше рисовал – то были пейзажи, цветы, портреты. А тут ограда из железных узоров, за ней лужайка, дальше дом. И все. Чисто, светло, солнечно. Но когда смотришь на картину общим взглядом, вдруг видишь силуэты, лица, глаза, чуть ли не движение. Это он так спрятал среди предметов разные таинственные линии.
     Потом была его персональная выставка, потом еще одна. И он сейчас вообще-то известный художник. Его картины хорошо покупают, хоть он и пишет только на заказ. Мы с ним едем к заказчику, смотрим сцену, если есть условия – осваиваем (поласкаемся где-нибудь), чтобы персонажи встали на места.
     Потом возвращаемся домой, он меня любит и начинает рисовать. И не было еще ни разу, чтобы мы с ним не нашли местечка на картине для себя. Муж говорит, что мы и соучастники, и сторожа этой сцены. И будем там, пока смерть не разлучит нас.
     А однажды он нарисовал мою маму, которую никогда не видел даже на фото. Она смотрит из-за облака и улыбается нам. Я сразу поняла, что она говорит: спасибо, дочка, что пошла дальше меня. От того «добра» нашла настоящее. Наверно, в этом смысл этой жизни: искать всегда, даже когда нет сил и кажется, что вся жизнь позади. На самом деле не всегда – пусть мгновением счастья, но впереди».
   
     Е ., Московская обл.
   
   
Обнаженный
   
     «Мне повезло встретить любимого мужчину еще в молодости. Хотя счастье было очень недолгим, он ушел от меня к другой, но я его не забывала никогда. Я жила одна, потом, к 30, вышла замуж – и опять осталась одна. А потом, уже за 40, снова встретила моего прежнего кумира.
     Это была встреча, о которой пишут в дамских романах: я прекрасно сохранилась, меня с дочкой часто считают сестрами, я добилась очень многого – и ОН, больной и с тоской в глазах. Одинокий, ненужный бывшей жене и сыну, опустившийся. Мы провели целый вечер, пытаясь разобраться, почему не смогли быть вместе когда-то, как жили все это время, и вообще – что будет дальше…
     А дальше оказалось вот что: мы стали жить вместе. Это был такой скандал для близких, для моей родни, для дочки, наконец. Я ее растила как принцессу, она по-настоящему интеллигентная девушка, у нее особый круг общения – и вдруг… Мужчина, который махнул на себя рукой задолго до рождения дочери – снова появился в нашей жизни. Его поведение, его нервные срывы, его болячки, вызовы «Скорой» по ночам – может, это легко терпят, если ДО того прожили долго и счастливо. А вот так, сразу – тяжело.
     У меня, да у нас обеих не раз возникал импульс – выгнать ЭТОГО с глаз долой. Но все рука не поднималась, все чего-то ожидали, хотя я так и не понимала, чего именно.
     А через 4 месяца я вдруг осознала, что моя дочь отдаляется от меня. Мы стали меньше беседовать по вечерам, а по телефону стали звонить молодые люди, о которых я не знала. А вот с НИМ, который вроде бы совсем не ровня – наоборот, сближается. Сначала я подумала самое ужасное: он ее соблазняет, не стесняясь инцестом, а ориентируясь лишь на молодое тело. Потом посмотрела – нет, ничего подобного. А может, через нее хочет на меня в чем-то воздействовать? А зачем, если я к нему и так со всей душой… А еще чуть дальше на себя посмотрела – и ахнула. Он мне в душу влез, словно ему там место с рождения было уготовлено. И так мне хорошо с ним в душе – я бы, наверно, умерла, если бы в какой-то черный день его там не обнаружила.
     И то же в постели: я ведь его не допускала к себе, пока он не сдал анализы и зубы не починил. Потом, когда это случилось, – мне не очень-то понравилось, я женщина балованная. А он слабенький оказался – после жизни в лишениях и болезнях. А потом я поняла, что это я слабенькая: засыпаю у него на руках, а он, кажется, еще и не начинал по-настоящему. Так умеет повернуть то, что называют интимом, что я уже и не знаю, чем всю жизнь занималась – может, сплошным извращением и животным сексом.
     Во мне даже проснулось то, что я всегда не приветствовала в других женщинах и начисто отрицала в себе самой: собственное желание, когда мужчина еще вообще ни о чем таком не думает. Всегда было так, что меня завоевывали, умоляли, возбуждали, сами теряли голову – и только тогда я отвечала взаимностью. Именно – взаимностью, но никак не собственной инициативой. А тут – я всегда его хочу, всегда готова ответить ему, подчиниться ему, отдать ему весь свой запас нежности и страсти. А он не пользуется этой моей готовностью, как пользовались бы, наверно, очень многие другие мужчины. Нет, он всегда начинал с самого начала: словно меня опять надо завоевывать…
     И при всем том, его все время приходится оберегать и защищать – такой он открытый, даже обнаженный. Наверно, это и было в нем с самой юности, поэтому так судьба у нас и сложилась. Понадобился он той женщине, она его и увела, а я по молодости не сообразила, что должна быть ему защитой. А потом – люди пользовались его добротой и им самим, а ему ничего не давали, вот он и сдал. Наверно, у таких, как он, другая судьба не бывает, только с поглощением. Я стала по-другому смотреть на бомжей – может, среди них тоже многие не сумели сопротивляться жизни, а защитить их было некому. И на больных (особенно, постарше) – ведь любая болезнь только отражение внутренней неустроенности. И даже на глубоких стариков, до которых мне вообще никогда дела не было, кроме страха, что и сама стану такой же, так вот – и на старцев стала смотреть, как на произведение искусства. Ведь у них ТАКАЯ жизнь за плечами, ТАКОЙ опыт, что они могут в ней существовать даже без физических сил, одной душой.
     Потом дочка привела жениха. Юноша бледный со взором горящим… Идей полна голова, а сил никаких. Да и умения жить не наблюдается, не добытчик, не глава. А она ведь и сама такая же, незащищенная. Хочу сказать «нет», вижу, что трудно будет, даже если устоят, а вот язык не поворачивается. Вспоминаю, как у нас было в те же годы – и не могу отговаривать. Не знаю, как жить будут, наверно, я буду прикрывать, пока сами не вырастут, – если, конечно, вырастут и повзрослеют. Надеюсь хотя бы, что не будет в их судьбе такого расставания, как когда-то у нас – и такого возращения, как нынешнее.
     Мне сказали умные люди, что я ИЗМЕНИЛАСЬ – вот именно так, заглавными буквами. И мягче стала, и светлее внутренне (???), и даже более юной (именно так, а не «молодой»). А почему – и сама не знаю. Вернее, понимаю, что все от этой встречи, от этой жизни, от этого человека. Но так и не понимаю, как именно происходит это превращение. Само входит внутрь, само что-то меняет, само себя поддерживает и питает. И жизнь меняется, а с нею и я».
   
     Т ., г. Нижний Новгород
   
   
Непутевая
   
     «Я смотрю на нынешнюю молодежь, да и на тех, кто постарше, – и диву даюсь. Им что, кажется, что жизнь вечная? Они думают, что успеют и наошибаться, и все потом исправить? Как бы не так! Я уж не сужу по себе – наше поколение через войну прошло, это на нас отпечаток наложило. А вот моя дочка отчудила.
     Ну, во-первых, я сама вышла замуж только в 29 лет, потом забеременеть не могла, потом смогла. И, конечно, все в чистоте брака, все с мужем. Только умер он, оставил с дочкой маленькой, хорошо, успели квартиру от его завода получить. А то бы так и мыкались в общежитии, как две мои с тех лет подружки. Я дочку растила как память о муже – все берегла ее, холила и лелеяла. Настраивала на хорошее, о мужиках предупреждала, а она все внимательно слушала.
     Да вот только свою дочку она родила в 17 лет – недоглядела я. Растила ее одна, денег никогда не было, крутилась на трех работах, еще лестницы мыла – домой придешь к полуночи, падаешь в постель, а в 6 утра уже из дома бежать – в смену. И упустила ребенка. Она, оказывается, уже с 15 лет жила с парнем, а я не знала. Слава богу, один у нее был, жениться не отказался, только семья не сложилась. Прожили всего 3 года и разбежались. С тех пор она отдельно стала жить, внучку растит, ко мне только на чай заглядывает.
     А у меня еще тетя моя жила в то время – старая очень, одинокая, вся больная. Я за ней ухаживала, а она меня жизни учила. Когда мы одни остались, стало ей тяжело – я весь день отсутствую, за ней некому даже вынести. И она меня уговаривала отдать ее в интернат. Но я не отдавала целых два года. Потом просто надорвалась со всем хозяйством – и отдала.
     Полгода просто нарадоваться не могла – так легко стало, так много времени стало, столько сил сберегалось. Но потом стала чувствовать одиночество и какую-то тревогу. Повадилась 2 раза в неделю к тете ездить, а это дальний свет.
     Потом дочка мне внучку подкинула, потому что уехала на заработки. Я опять стала крутиться как белка, но скучала по тете. А потом она умерла – удар хватил, хотя раньше не жаловалась. Может, что другое произошло, но в интернате такую справку дали. Я ее похоронила к маме, к ее сестре, и теперь за обеими могилками ухаживаю.
     Внучка выросла загляденье – точь-в-точь мать непутевая, только волос посветлее. Училась хорошо, на дискотеку бегала в выходные. Потом мать вернулась совсем, забрала ее к себе. Они живут вместе, а я одна, и мне очень одиноко. Я к ним хожу чайку попить, хотя и ехать нужно. А то и ночевать оставалась, тогда внучка мне допоздна рассказывала, с кем дружит, что делает, кем будет.
     А матери все недосуг ею заняться – в командировки выезжает, а денег в доме все равно нет. А годы идут, я уже старая стала. Стала прибаливать, чаще дома сидеть. А потом и вовсе перестала к ним ездить – тяжело.
     И при всем при том – одна. Мужчин у меня не было с незапамятных времен. Ведь, раз мужа нет, то и нехорошо. Хотелось, конечно, – и для тела, и чтобы бабы на работе в нос не тыкали, но если не муж, то и не стоит баловать. Иначе конфуз и скандал будет. Я так и дочку пыталась воспитать, да вот видите, до чего дошли…
     И вдруг в одно прекрасное утро звонит мне внучка:
     – Баба, я родила.
     Я не поняла спросонья, говорю – чего? А она опять – родила, девочка, 3.150, 47 сантиметров. Я опять не пойму – ведь видела ее пару месяцев назад, ничего не было, а в ней самой-то метр 55, а весит 48 килограмм. Но тут она трубку бросает, а я дочке звоню: что и как. Та тоже в панике: неделю назад видела, ничего не заметила, а тут под утро ей позвонил ухажер внучкин и сказал, что ее в роддом отвез – срок рожать, и уже схватки.
     А, между прочим, мамашке новоявленной – 16, а бабушке – 33! А я теперь уже прабабка получаюсь! Обрыдалась вся, даже на работу не пошла.
     И вот что думаю: кто по правилам живет – тот себя блюдет, но счастья ему не видать. Потому что эти правила кто-то придумал, а кто – неизвестно, может, маньяк какой. Потому что жить одной, без мужчины хоть иногда – это неправильное правило, если его соблюдать, то легко можно оступиться. Я, наверно, не так дочку учила, потому что сама не хотела так жить. Да только мне сил не хватило что-то сменить. А ей хватило. И внучке хватило. И хотя живут они обе трудно, но им гораздо интереснее, чем мне. А я как старая перечница жила одна, и доживаю так же. Неправильное это правило, жить одной.
     Мне говорят, что моего возраста мужчин уже не осталось, а кто есть, те на ладан дышат, с ними больше намучаешься, чем удовольствие получишь. А я думаю, что если на что настроен, тогда то и получишь. Я одна была, потому что хотела этого. А теперь другого хочу – и теперь это будет.
     А насчет того, что жизни не хватает на то, чтобы ошибиться, а потом переделать – это так и есть, я уже не исправлю, что прожила. Но прожить то, что осталось, – могу и так, и не так, и по-другому. Как себе поставлю, так и проживу. Может, счастье еще ждет меня, может, я его найду или оно меня. И какое будет – не знаю, и где искать – не ведаю. Но найду. Потому что иначе окажется, что жизнь прожила НИКАК – ни так, ни сяк. И дочку не воспитала, и сама себя упустила».
   
     Мария Николаевна,  Ставропольский край
   
   
Холостяк
   
     «Мне уже под 70, живу один, бодр и весел, хотя порой посещают мысли о семейном кругу, о детях и внуках… Но – что мыслить о том, чего нет! Жить надо тем, что имеешь. А я живу воспоминаниями и своими поделками.
     Поделки – это мелкие штучки, которые я мастерю под лупой (под микроскопом уже не могу – глаза подводят). У меня две машинки – «Победа» и «Рено» 1947 года, пулемет «Максим» – дань детству, складень с ликами святых. И все – не более 5 мм в любом измерении. Так провожу и дни, и вечера.
     Но это не мешает мне думать, жить вчерашним днем как сегодняшним. А ведь кто-то сказал: «Жизнь – всегда только сегодня». Я думаю, что воспоминания, которые живут сегодня, – тоже жизнь.
     У меня всегда были проблемы с сексом. Поначалу – оттого, что его не было, потом – оттого, что его было много, потом – оттого, что мало, оттого, что не с теми, оттого, что он несет с собой массу проблем и болезней. Ну и так далее. Словом, именно секс был для меня стержнем жизни, на него я насаживал все остальные события.
     Может, я был помешан на сексе, а может, просто думал о нем больше, чем о карьере, доме и т. д. Но у меня были и томные романы, и мгновенные вспышки, и случайные связи, и долгие мучительные взаимные копания… Единственное, чего у меня не было, и чем я горжусь – не было проституток. Это подделка, это сусальное золото, это извращение чувства на потеху мясу – и от этого Бог меня уберег. Я предпочитал грешить сам с собой, но не с живой-механической куклой-человеком.
     Одно время я вел дневник, в который записывал свои романтические и сексуальные встречи с женщинами. Начал с самого детства, чтобы было как мемуары, постепенно дошел до юности, а там и в реальном времени записывал происходящее. Я читал много подобных мемуаров – Казанова тут не основной писатель, – и думал, что напишу так, как никто до меня. И писал, писал – почти 4 года. А потом стал перечитывать – и ахнул! Все время какие-то движения, наслаждения, метания – и краткое резюме: было хорошо… Я даже прослезился – мне-то казалось, что я пишу чрезвычайно хорошо, прекрасно, неповторимо, а оказалось, что самое главное передать не смог, заменяя описанием сцен описания чувств.
     Дневник разделил участь «Мертвых душ», а я освободился от графоманских наклонностей. Но в одном эти потуги мне сослужили службу: я стал более тщательно вести список «побед». Уже не для кого-то, а для себя, чтобы сам мог вспомнить, чем в сексе был интересен год, например, тысяча девятьсот восемьдесят восьмой. И кто такая Ира, с которой я имел счастье быть близким в марте этого года. Потребность в этом списке у меня не только потому, что память уже сдает, но и потому, что в нем 384 пункта – и за каждым приключение. Несмотря на то, что описания этих приключений показались мне однообразными, внутреннее содержание каждой истории разное и неповторимое.
     Вероятно, список закончен – почти 6 лет у меня не было не только женщины, но и желания ее иметь. Я философски отношусь к этому факту – у природы нет плохой погоды, а я спокойно перенес постепенную сдачу позиций. Хотя некоторые из моих ровесников на стенку лезли, бешеные деньги тратили, а один даже операцию сделал, чтобы продлить сексуальный период. А я, вероятно, все запасы растратил вовремя, вот старость и стала спокойной.
     При всех этих приключениях я ни разу не был женат – вероятно, так запрограммирован. Не хотел – и не был, да женщины почему-то на это и не рассчитывали. Во всяком случае, не просились замуж. Отдавались до глубины души или использовали для расслабления, но матримониальные планы не строили. И слава богу – никого не расстраивал своими отказами и увертками. А вот дети – дети есть. Всего их восемь, но я знаю только шестерых, остальных никогда не видел.
     А почему бы не дать ребенка женщине, которая страстно о нем мечтает, но муж не в состоянии? У меня все дети только в полных семьях рождались. В одной – две девочки, в другой мальчик и девочка, в остальных по одной девочке. Вот тоже странность: сын у меня только один, а все остальные девчонки. Почему? Нет ответа. Старшая девочка уже замужем, но пока без детей. И старший мальчик тоже – и тоже пока не хочет. А все остальные просто живут и взрослеют. Город наш небольшой, порой вижу кого-то – то тех, кто мамами стал, то самих детишек. Или кажется, что узнаю их – они же растут, меняются. Знаете, как у Райкина было: вот мой, вот мой, а это кто такой мордатенький, рожа нахальная – ой, это же я!..
     Но на самом деле я к своим потомкам никогда особых чувств не испытывал: они же росли помимо меня, а в мужчине отцовские чувства пробуждаются, только если растишь отпрыска, а не как у матери – инстинкт, хоть сдохни. Хотя давал детей я только тем, с кем были чувства хоть какие-то. И потом не один год общался с мамой, с детками, даже с двумя папами познакомился – правда, они не догадывались, кто я им.
     Порой смотрю на детвору где-то на улице и улыбаюсь: мой путь к концу, их в начале – что-то у них будет… Начало у всех одно: прорезаться личиком и заорать на весь мир – вот он, Я-я-а-а!!! А потому – каждому свое, свое счастье, свой мир, своя старость. И, дай бог, успокоение».
   
     А.С ., г. Белгород
   
   
Одиночка
   
     «К старикам я себя не отношу, но свои 58 прожил на всю катушку. Так что особого здоровья нет, да я уже и плюнул на него. Живу – и живу. С почками не все ладно, атеросклероз играет, давление скачет, суставчики беспокоят. Ну, как у всех моих сверстников – кто живее еще.
     Женат я был трижды, сыну 32, дочке 29 – от разных браков, внуков нет. За последние 10 лет меня раз пять хотели женить – то на знакомых, то на самих себе, но я уже нахлебался всего этого, жил один. То есть как один, все время с женщинами. По месяцу, по полгода, по одной встрече – силы у меня есть, так что никто ни на кого не обижался. Но так, чтобы хозяйку в доме завести, – увольте, не желаю.
     Я вообще-то одиночка: хоть день в неделю, но должен провести без приставаний, разговоров, компании. Так уж с юности повелось: все удачно через одиночество перепрыгнули, а я в нем завяз. Наверно, это от этого и браки распадались. Сами знаете, если женщина любит, ей кажется, что нужно около мужчины все время проводить, угождать или просто развлекать и развлекаться. Как у Райкина: «А она все щебечет, щебечет, щебечет…» А мне этот щебет регулярно надоедал, пока совсем не раскидывал нас в разные дома.
     Ну, конечно, дети наезжают регулярно – с ними в обеих семьях отношения были отличные. Дети ведь с младенчества понимают, когда можно подойти, а когда опасно. Вот мои такие чуткие и выросли. Так что 3–4 вечера в месяц с ними провожу.
     И вот полтора года назад повстречался я с женщиной средних лет, одинокой, бездетной, приятной во всех отношениях. Стали время вместе проводить, хотя друг друга ни в чем на стороне не ограничивали, да и не проверяли. Ну и поскольку жили врозь, то я мог и позвать ее к себе (или к ней поехать) или остаться в любимом одиночестве, как захочется. Потом стали подольше жить друг у друга, однажды я ее даже осаживал: поселилась как навсегда, а мне общество наскучило, пришлось намекнуть на наше взаимное положение…
     Она поплакала – но уже у себя дома, а я пожил один. Потом опять друг к другу повадились. Потом я призадумался: вот даме 35, замужем не была, детей нет, со мной возится – время теряет. Разбежимся через год или парочку – с чем останется? Да ни с чем – со знакомствами разборчивая, годков немало, чтобы рожать, а про детишек всегда с волнением говорит. Так мне ее жалко стало, вызвал на разговор, а она говорит: лишь бы с тобой, а без ребеночка можно и обойтись… Ладно, думаю, не бреши – глаза бы свои увидела, тоже не поверила бы, что «без ребеночка».
     Ну и сделал я ей ребеночка. С первого раза получилось, как захотели. Я, правда, все 9 месяцев боялся, как мышь под метлой – ЧТО я там посеял. Генетика – это ж все понимают… Да и она немолода. Но доктора все хорошо рассказывали. Да и родила – все в порядке, мальчик, орет как резаный и т. д.
     Вот уже полгода мальчишке, я устал уже на него умиляться: все так ладненько, так приятненько, то сопит, то гулит, то кряхтит своим делам. В зеркало глядит на себя – улыбается, мамкиной груди песенку поет и ручкой по ней водит, игрушки вовсю цапает.
     Конечно, тяжело мне: какие годы, это же не внучок, которого потетешкал, да и сдал с рук. Ночь – день, все едино, вставай, действуй. Чувствую, тяжелею в ногах, голова гудит чаще, чем раньше, да и общее состояние вялое. А с другой стороны – с первыми двумя я ТАК не ощущал, как у них сердечко бьется, как они улыбаются, как прижимаются или отталкивают толстой ладошкой. До родительства дорасти надо – уж не знаю, как другие в 20–25 это чувствуют, а у меня, видимо, не было еще такого чувства. А вот сейчас есть. И вроде понимаю, что нагрузка, а сам радуюсь, что ночью встану или с рассвета без сна лежу. Потому что не просто так, а нужен такому отличному человечку.
     За это время в одиночество не уходил – как-то было однажды тяжко, но прошло за день, заботы вытеснили. А недавно была диспансеризация на работе. Я кровь сдал, потом получил бланк – там и цифры, и звездочки – что в нормы не влезло. Смотрю: то не так, это не эдак, подряд четыре строки – в звездочках, а дальше еще разбросано. Тетя-доктор мне говорит: «Ничего, не страшно. Диабетик может быть, склерозик подрастает, печеночка шалит, почечки играют… А так – все в порядке. Да вы что, хотите жить вечно?»
     Я ушел, домой тащусь, ноги заплетаются. А правда – сколько мне жить-то осталось? А мальчишечка как вырастет? И кем вырастет? Мне же интересно, да и заботы нужны, и деньги, и чтобы я его научил всему, чему старших учил. А тут – сплошные звездочки в анализе.
     С тех пор уже полтора месяца прошло. Курю две сигареты в день (вместо 12–14), по утрам душ с контрастом, потом 40 минут зарядки и 10 – бега. От мяса практически отказался – жене на радость, она давно меня на это подбивала. Спиртное и раньше не употреблял, так что тут порядок. Словом, стал образцово-показательный папаша. Не скажу, что мне все это ОЧЕНЬ нравится – тяжеловато бывает подниматься в 7, если лег в полшестого. Но я, как только лениться начинаю, сам себе говорю: «А кто растить будет?» – и тон у меня при этом язвительный, как у первой жены. И тут же вскакиваю. Мне все кажется, что каждый нынешний день мне день жизни в будущем прибавляет, так что лениться не стоит.
     Я посчитал, что если проживу хотя бы как моя бабушка (84 года), или как моя мать (83 года), или как мой отец (76 лет), а лучше как бабушкина сестра (которая так вообще умерла в 103 года!), то лет 20 еще протянуть должен. А для этого здоровье требуется.
     Самому смешно, что такой стал, – но стал ведь…»
   
     Е.Б .
   
   
Бегун
   
     «Мне уже 78, но больше 65 не дают. С юности – спорт, активные виды, кандидат в мастера по двум видам. Работал прорабом, но не пил – а это и для здоровья полезно, и для кармана. Питался даже в самые тяжелые годы только свежими продуктами. В общем, всегда был (и остаюсь) здоровым, активным, трудоспособным и готовым к любым испытаниям.
     Всегда был удачлив с женщинами – с 15 лет. В браке был дважды, но детей, вероятно, не менее 8. Конечно, если всем их мамам верить… Но отношение к женщинам должно быть простое: хорошо вместе – будем жить, нехорошо – разбежимся. Я так и жил. Не раз мне женщины, а особенно жены, говорили, что это эгоизм, но я думаю по-другому. Чего зря мучить друг друга, тянуть кота за хвост, если все равно разойдемся. Лучше сразу, не дожидаясь скандалов и драк.
     Особенно много женщин за мной стали ухаживать с возрастом: вымирает сильный пол, а слабого столько остается, что непонятно, кто сильнее, а кто слабее. Но с возрастом я стал еще разборчивее, так что ни жить ни с кем не хочу, ни тем более жениться. Так что последние 12 лет женщины у меня бывают только мимоходом, больше чем на полгода не задерживаются.
     Для меня это лучший вариант, хотя дети (трое официальных) и внуки не одобряют. Ну что же, пусть они так не живут, а я свою судьбу под себя строю.
     Так вот, история приключилась курам на смех. Я по утрам трусцой трусю – минут по 30–40. Бегать уже не получается, а трусцой – легко. Заканчиваю (в теплое время и в хорошую погоду) на скверике, на скамеечке. Отсижусь чуть, потом упражнения поделаю – и домой. Как-то заметил, что на соседней лавке сидит женщина и тоже упражняется. В годах, в теле, рядом костыли стоят. Я про себя отметил, но не более. Потом еще раз увидел, еще, еще – стали здороваться, когда я мимо пробегаю.
     Потом, конечно, разговорились. Я ее сначала зауважал, а уже потом заговорил. Зауважал, потому что увидел, что у нее ноги нет чуть ниже колена. А ведь каждый день на разминку выходит. Оказывается, сахарный диабет, сосуды закупорились, гангрена произошла. Так что это не лечение, а отдача потерянной плоти – и, может, не последняя.
     Дальше – больше, стали проводить время после разминки – по полчасика беседуем, потом идем до ее дома, а потом я к себе. И опять – как не уважать человека, который не делает трагедии из своего увечья. Взяла костыли под мышки – и поскакала рядом. Я тогда подумал, что на ее месте я, может быть, постарался бы все разговоры на лавочке заканчивать, чтобы не была видна инвалидность. Но она как ни в чем не бывало – топает и топает.
     И в политике она разбирается, и спорт понимает, и своих детей правильно держит, и мне советы дельные дает. И все такое прочее – и все в одном флаконе… Следующий ход предсказуем: я влюбляюсь, делаю предложение, мы перебираемся ко мне. Так вот нет, ничего подобного, общаемся – и все.
     Так общались мы до глубокой осени, а потом дожди и снега – конец трусце, я только дома занимаюсь, с открытым балконом. А уж дама просто дома отсиживается.
     Ближе к Новому году возобновили знакомство – заскучал я по интересным беседам. У меня тогда женщина жила, но только одно могла хорошо, а все остальное – плохо. Правда, «все остальное» я сам прекрасно делаю, а вот то, что она делала хорошо, – в моем возрасте ценят еще больше, чем в молодости. На праздник она уехала (сами мы не местные…), а я к моей знакомой направился. Встретили вместе, я там остался, хотя до дома 5 минут. Но заночевал – и продолжал это делать аж до Рождества.
     Какое-то умопомрачение нашло: спать мы с ней не спим, все время то разговариваем, то что-то по дому делаем, то просто ящик смотрим. Но все время есть чем заняться. Удивительно: я ведь дома регулярно со скуки загибался, все сделано-переделано и обратно приделано. С другой стороны, настораживало то, что женщину не хотел – словно старик…
     Насилу вырвался домой, хотя меня никто не держал. Стал отсыпаться – словно устал зверски или с похмелья. Тут и любовница моя вернулась. Оказалось, потенция на месте, все в порядке с желаниями. И, кстати, женщина вдруг умные вещи стала говорить – или я их стал слышать?..
     Ну, не зря говорят, что и сахар приедается, если с соленым не чередовать. Опять я стал к даме захаживать, разговаривать, а порой домой тащился в полночь или вообще у нее оставался ночевать. Любовница скандал закатила – я мимо ушей пропустил. Хотя раньше она бы из квартиры пулей вылетела вместе с вещами. Потом она напросилась в гости – знакомиться. Я сдуру даме об этом сказал, со смехом, а она загорелась, пригласила. Так вот – они подружились! Как нашли общие темы – ума не приложу, но щебетали и ворковали без умолку.
     И так как-то одно на одно накручивалось, накручивалось, вроде бы незаметно, постепенно, но и тогда мне это виделось как танк на поле – без преград, и сейчас кажется, что ход событий ничем невозможно было остановить. Долго ли, коротко – живем мы все втроем у нашей дамы. Живем прекрасно, душа в душу, причем у каждого свои заботы. Спим мы с любовницей, на хозяйку я и не замахивался, и ей не нужно (говорит – из-за диабета, а там – кто знает). И главное – все время при деле, любом, но общем. Я никогда не думал, что можно себя на двоих распределять и от двоих (а не одной) что-то в ответ получать.
     Фантастика!»
   
     Никита Андреевич , г. Калуга
   
   
Собачница
   
     «Я выросла в большой семье – нас было пятеро, и еще два двоюродных брата, их мама (моя тетя) умерла, когда старшему было 3, а маленькому годик. Моя мама их не усыновляла, но жили они с нами всю жизнь – как настоящие братья. И жили мы в маленьком городке, скорее – большой деревне, в доме с хозпостройками, с колодцем.
     После школы, много лет назад, я уехала из городка и больше НИКОГДА не была дома. Дом сгорел в войну. Из всей родни остались только два двоюродных брата и их линия.
     Нет, конечно, я тоже не одна: была замужем, два своих сына, у каждого еще по два сына, так что вовсе не одинока, даже вдовея. Но все равно, все мои погибли в той войне.
     Когда умер мой муж, мне было совсем немного – 52. Времена были «застойные», поэтому найти мужчину было просто. И у меня, пока климакс не закончился, постоянно был кто-то. Одна я была не более месяца, а потом находился кто-то в штанах. Мне тогда очень их хотелось, тело страдало.
     Потом, после 57, все это стало утихать, я стала спокойная. Потом перестройка, голод, инфляция – не до мужчин стало. Квартиру я приватизировала, а потом продала – старшему сыну деньги были срочно нужны на «раскрутку». Ничего он не раскрутил, а я оказалась прописана в домике с «удобствами во дворе» в таком маленьком селении, что нет даже адресов: на конверте просто пишут «кому» – и все доходит.
     Пережили перестройку, стали постепенно выправляться. Дети понемногу вставали на ноги, хотя и не нажили палат каменных. Младший как всю жизнь пахал на дядю, так и пашет в одной фирме. А старший все-таки бизнес поднял, деньги сам себе зарабатывает, живой – не застрелили лет 10 назад, словом, в порядке, в шоколаде.
     Но было время, в 1993 году, когда он у меня отсиживался 4 месяца. Искали его бандиты, но не нашли, а потом самих бандитов не стало. А он сидел у меня, скучал, собачку воспитывал. Приблудную, беспородную, шелудивую. Назвал «Остап» – в честь того бандита, с рук кормил, чуть в постель с собой не брал. Потом уехал, а Остап сдох, прямо на следующий день. А перед этим три часа выл. Я вначале думала, что это он сына оплакивает, какая-то беда мальчику грозит, но это он по себе выл.
     Меня это почему-то всколыхнуло. Я Остапа не закопала, а похоронила – чуть не по-человечески. И завела себе двух других собачек. Завела – не завела, просто во двор заманила куском хлеба. Стали они у меня жить, я с ними всем делилась, купала, заботилась. Потом еще одна пришла, голодная и нечесаная, пораненная вся. Потом еще кобель приблудился. В общем, через полгода у меня их стало семь: пять кобелей и две сучки.
     И тут меня осенило, что соотношение получилось, как у нас в семье до войны. И характеры у стаи показались знакомыми: точь-в-точь, как у моих. Я даже опыты с ними проводила – как они реагируют на то на се: точно, как до войны наша гурьба отозвалась бы.
     От этого я вначале хотела психиатру показаться, но потом рассудила: я же сама все понимаю, правда? Это собаки, у меня воспоминания, они не люди и т. д. А что я их с людьми сравниваю, так такое не редкость, и даже в поговорках отражено. Словом, успокоила себя, стала дальше жить.
     Стаю держала в дисциплине, чистоте, сытости. Поэтому они у меня не бедокурили по соседям. И если курицу собака придавит, ко мне никогда не приходили узнавать. Я, правда, к собачкам привязалась чрезмерно, стала их баловать. Сначала Снежку в доме оставила ночевать, когда она болела. Потом к ней Мухтар присоседился, потому что без нее скребся в дверь всю ночь. А там, постепенно, и вся честная компания перебралась к моей кровати. И – полный порядок в доме, никто ничего не трогает, на диваны не лезет, в кухне не шурует. Только земля на полу – они же ног не вытирают.
     Потом умер Принц – от возраста. Просто не проснулся, а я его сначала пнула, когда с постели вставала, думала, дрыхнет. Мы его все хоронили, рядом с Остапом положили.
     Через три дня собаки привели нового квартиранта, и я его приняла. Никто ни с кем не дрался, он сразу стал себя вести, словно всю жизнь тут воспитывался, ко мне ластился, но без подхалимажа. И он почему-то стал спать ближе всех к моей кровати, прямо под ногами. Я его назвала Серый, потому что он был как волк по окраске, и без единого пятнышка.
     А еще чуть позже мне стали сниться сны, которые нынче назвали бы эротическими, а я – про любовь. Каждый начинался в том, довоенном доме, но продолжался по-разному, как любой сон. И в каждом обязательно была любовь, а потом и более близкие проявления.
     Сны шли подряд, месяца два, я уже измучилась, потому что просыпалась неотдохнувшей, не разряженной, как будто наяву что-то началось, но так и не кончилось. А однажды во сне мужчина меня взял за руку – и я вдруг испытала то, что давно не было, да так сильно и сладко, что там же во сне подумала, что это, может, смерть идет такая. Вскинулась, просыпаясь – а Серый мне руку лижет, остальные собаки смотрят, головы подняли.
     С тех пор такие сцены часто повторялись, и всегда, когда я просыпалась – Серый лижет руку. Что он чувствует? Или, может, это он и насылает сны? Не знаю этого, но жизнь изменилась с приходом этой собаки, которая для меня больше, чем собака – это тропинка в мою память…»
   
     К.С ., Тульская обл.
   
   
Пограничник
   
     «Мне 69, жизнь прослужил в погранвойсках, давно в запасе, да и в отставке тоже. Но как жил в дисциплине, так и живу, и не стыжусь, что демократию за жизнь не считаю. Свобода для воровства, а не для жизни получилась.
     Жену похоронил 12 лет назад, в перестройку – не вынесла этих свобод и нищеты. А я преодолел, хотя никто не поддерживал. Стал на участке картошку разводить – как в настоящей деревне, тем и выжил.
     Дети выросли, слава богу, на ногах крепко стоят, хотя в богатеи не выбились. Внуки есть, малышня, на лето их мне сдают вместе с невестками. Вместе веселее, хотя я их к хозяйству не подпускаю, сам всех обихаживаю. А вообще мы с родней общаемся нечасто – я на участке, они по стране разъехались. Старший в Воронеже, младший в Орле. Так что в этом году им сюрпризец будет, когда малышню привезут.
     Я осенью самый последний на участке заживаюсь – все равно в городе никто не ждет, а тут и воздух, и питание свое, и вообще – раздолье. Уже все друзья по кооперативу в своих крупноблочных телевизоры смотрят, а я все еще печку топлю, да по лесу брожу.
     И вот уже в октябре, по морозцу первому иду к станции в магазин – два раза в неделю наведываюсь. Дорога длинная, так я по тропке всегда хожу, так короче минут на 40. Вижу – под кустом, на снежку лежит кто-то. Причем, я по свежему иду, значит, со станции подарочек пришел. Я остановился, огляделся – старые привычки взыграли, – а потом потихоньку так подхожу. Пол женский, возраст молодой, одета кое-как, в старье, под пальто что-то явно спрятано – оттопыривается. Под лицом ледок – значит, дышит. Ну, раз так, я ее на спину переворачиваю, в лицо смотрю – точно, дышит, хотя нос уже белеет от мороза. Треплю за щеки, уши тру – глаза разлепляет, а разлепить не может. Совсем заледенела.
     Сижу с ней, в жизнь возвращаю, и чувствую что-то неладное на душе. Не могу понять, в чем дело, но беспокоюсь. Потом как бахнет меня прямо в темечко – у нее же ЖИВОТ, беременная девка! Хватаю за живот – и точно, огромный, на сносях. Ну, думаю, приключение – и так-то ясно, что дело нечисто, не с чего девке в такую погоду по тропкам шататься. А уж с пузом – и вовсе какой-то караул случился.
     Поднимаю ее, плечо подставляю, тяну по тропке, а она никакая. И, главное, лицо вижу – половина вниз сползла, паралич. А до моего домика 20 минут, а до станции час. И все же я ее с матерком дотащил. Все боялся, что в лесу начнет рожать – был бы полный …ец. А в тепле, думаю, справимся – я в молодости принимал, несложное дело, если все в порядке у бабы.
     В общем, дотащились, я отдышался, раздел, а девка все в отключке, хотя и тепло. Живот трогаю – пока не рожает, в штанах тоже сухо. Отогревал час – оклемалась. Но говорить не может – мычит, и все. И глаза как у быка – налитые. Я ей дополнительно скормил все таблетки, что были от давления, – вроде полегчало. В общем, откачал.
     На станцию за помощью бежать – уже к вечеру, неохота по лесу-то, так что остались вдвоем коротать. Ничего, ночь спокойно прошла. Девка в себя совсем пришла, говорит кое-как, все-таки паралич у нее какой-то случился, лицо так и разное напополам. Но изображает потерю памяти: ни имени-фамилии, ни с чего вдруг тут обьявилась. Говорит, забыла, но глаза хитрые. Ладно, не беда.
     Утром, только схватился на станцию – вроде рожать начала. Весь день маялась, но так и не начала даже. Ночь опять спокойная, а с утра – опять вроде схватки на весь день. На третий я сообразил, говорю: ты тут порожай чуток, а я на станцию пошел. Мол, нечего из меня дурака строить. Она в слезы: не бросай. В общем, поговорили, история дурацкая. Нинка, 16 лет, сбежала из дома, на поездах до нас добралась, почти год бомжевала, не спилась и не занаркоманилась, но, бывало, собой себе на хлеб зарабатывала. Да и понесла. Из ихней шоблы ее вышвырнули – чего с таким случаем возиться. До родов совсем ничего, а она совсем уже тронулась, решила себя с ребенком порешить. Уехала на электричке, в лес ушла, стала замерзать. А тут один старичок мимо шел…
     Конечно, все это еще проверять, но пока – вот она, проблема. Ладно. Договорились, что завтра все-таки на станцию пойду, врачей вызову – рожать нужно по-людски.
     Да не получилось – ночью она и в самом деле рожать начала. Почти сутки мы с ней мучились, но достали мальчонку. Неплохой парнишка получился. И у Нинки глаза прояснились, давление стало в норму идти. Новые заботы, новые дела – на станцию я только через неделю попал, пришлось поехать за разными причиндалами для младенцев.
     Так мы на участке до декабря прожили, все прекрасно стало получаться, мальчик растет, Нинка веселеет, я при деле. Правда, запасы из подпола таят, но они затем и существуют, чтобы их есть.
     Потом ко мне перебрались, домой, всякая волокита пошла – то с Нинкой, то с Матвеем (мы его так назвали), потом мать Нинкина приезжала, еле выпроводили. Летний сезон вместе открыли, сразу на участок переехали. Что интересно: пацан ни разу не заболел, даже не простуживался, а у матери молока – хоть залейся. Вот что значит порода, не то что городские. Да и мне недосуг было поболеть, как раньше случалось.
     В общем, живем, хлеб жуем, друг дружке радуемся. Сынам я ничего не писал, так что приедут внучата – а у меня у самого приплод. Вот потеха будет!»
   
     Никифоров Алексей Константинович , г. Москва
   
   
Папочка
   
     «Мне 21 год, и уже 2 года я замужем. Мы живем с мужем очень хорошо, и я не всегда понимаю, что имеют в виду женщины, когда говорят, что не могут найти общий язык с мужем. Мы всегда все обсуждаем вместе, все вместе делаем, читаем одни книги, любим одни фильмы.
     Но и мои подруги, и женщины постарше не всегда понимают меня, они говорят, что я гублю себя, а потом будет поздно. Дело в том, что моему мужу 64 года. Выглядит он прекрасно, но все равно понятно, что он гораздо старше меня. Ну и что?
     Мы были знакомы, когда я была еще девочкой, лет с шести. Он всегда был такой загадочный, вокруг него были очень интересные люди, даже моя мама была в него некоторое время влюблена. И когда он приходил к нам домой, я всегда забивалась в угол, слушала, что он говорит (хотя ничего не понимала) и знала, что я в него ВЛЮБЛЕНА! Даже в таком девчачьем возрасте – уже знала. Иногда я даже мечтала, чтобы он был – МОЙ ПАПА, хотя у меня оба родителя живы и всегда жили вместе. Но просто свой папа был мне как-то неинтересен, а вот такой – был бы просто чудом.
     Когда подросла, он 2 года не приезжал к нам – выезжал в Сибирь. Как я тосковала! Мама водила меня к докторам, думали, у меня лейкоз. А потом он приехал – и я сразу поправилась! Но мне было тогда 15 лет, поэтому я не могла ему открыться.
     А вот когда стукнуло 17 лет, я ему все-все рассказала. Правда, перед этим я переболела, как все девочки, ревностью. Я выследила всех его подружек, наделала им гадостей – про кого мужу рассказала, про кого их подругам, словом, они все отстали. И я осталась одна. В смысле, у него. Правда, он этого еще не знал, но потом я пришла к нему домой и открылась.
     Он сначала рассердился ужасно. И это было так прекрасно – значит, я ему не безразлична! Потом он хотел, чтобы я ушла домой, но я не ушла. Я пошла в ванну, чтобы якобы умыться от слез (я очень плакала), а сама разделась совсем и снова вышла к нему.
     Меня никто никогда ничему подобному не учил, но я сделала так, что мой Любимый просто растаял. Он стоял как солдат на параде, а я прикасалась к нему, обвивалась вокруг него, просто прилепилась к нему – как в Библии. И он не устоял. Он был как ураган, и теперь тоже такой же. Я могу его возбудить одним прикосновением, а могу мучить часами – и это обоюдное сладкое мучение…
     Словом, мы поженились. Хотя все-все были против. Мои родители чуть не за милицией бежали, когда он ко мне приходил. Но мы уже через месяц расписались и стали жить у него. Я очень многое пережила, к нему ужасно трудно приспособиться, но всегда у меня вырастали крылья, как только я его видела в окно. А уже когда прикасалась, то становилась просто как святая!
     А он говорит, что помолодел ровно на половину своего возраста. Это так: он сильный, ловкий, подвижный, куда там моим сверстникам!
     И вот так мы живем. Мне для полного счастья только детей от него не хватает. Врачи говорят, что шансы очень невелики, но мы боремся за это. А так было бы чудно: он сразу и мой Папа, и мой Муж, и мой Ребеночек…»
   
     Тамара , г. Приозерск
   
   
Бестолковщина
   
     «Моя старшая сестра, наверно, сошла с ума. Ей 58, конечно, еще не старая. Но завела себе ДРУГА (назвать любовником язык не поворачивается – она не замужем), которому 26!!! Конечно, не мое дело, но рядом они смотрятся просто смешно. Он на нее все время глядит, словно на принцессу, а она просто цветет и пахнет (шутка).
     Где она его подцепила, не знаю. Но мне это совсем не нравится – наверно, он охотник за приданым. Хотя у нее ничего нет, но есть квартира.
     Сестра стала краситься и накупила наряды, а по мне – это просто мотовство. Ей лучше думать о детях и внуках, а не о ДРУГЕ, но она никого не слушает. Одно время даже хотела рожать (!!!), то есть делать ребенка в пробирке, но, слава богу, оказалось, что уже и так не сможет. А то было бы у нас пополнение в роду.
     Наверно, у нее это наследственное. Наш папа ушел от матери, когда ему было 52, и женился на девчонке 19 лет. И дети есть. Правда, ни я, ни многие другие родственники их за своих не считаем, но сестра с обоими возилась как со своими.
     Я младше на 6 лет, уже приливы появились, и я думаю – может, и меня такая наследственность зацепит? Не дай бог, кого захочется. Хотя мне всю жизнь не очень-то хотелось, я и с мужем не очень охотно спала, хотя и любила и почитала, как надо.
     Иногда только завидки берут, когда вижу, как сестра счастлива – ей бы с мужем такой быть, да не получилось. Муж у нее был грубый, черствый, когда она была беременная, он ее так ударил, что случился выкидыш. Потом, правда, рожала еще, но тот случай она ему не забыла – так недавно мне сказала.
     Еще что интересно, так это то, что у сестры опять по-женски пошло, вот она и взыграла. Но потом врачи ее застращали, что это может быть рак, а еще потом сказали, что это просто омоложение произошло от любви. Да разве так бывает? Мало ли кто кого любит. Я тоже любила, да это только седины прибавило, а не счастья.
     У нас с сестрой по две дочери выросли. Мои, как положено, замужем, со своими детьми возятся, а у нее одна до сих пор холостячка, а другая уже в разводе с сыном осталась. И при том не горюет – мне, мол, обмылок не нужен, муж только пил да бил, уж лучше одной, чем с таким. А я думаю наоборот – муж, он всегда муж, а если бьет, то, значит, любит.
     Я думаю, что такая разница с сестрой у нас пошла из семьи – она все больше с папой ближе была, а я с матерью. Вот и набралась от матери разума и всяких истин. А сестра от отца-бестолковщины. Хотя когда он от нас ушел, ну, то есть, от матери (мы-то уже взрослые были), то мы обе ревели, мать жалея. Но потом поостыли.
     Вот такая история про сестру, уж не знаю, к чему ее изложила. Наверно, сама хотела разобраться, что откуда, да пока не понимаю. Вроде сестры, а такие разные: я всю жизнь со своими делами корячусь, а она и раньше все как-то весело делала, беспечно, можно сказать, а уж теперь такое выкинула – просто непонятно, что и откуда. Может, так и надо было жить? А я просто по-другому не могу, только так, как живу. Но все равно, за сестру рада, потому что она счастлива, а что ворчу, так это привычка такая».
   
     Н.П ., Тамбовская обл.
   
   
Раздолбаи
   
     «Однажды, когда мне было 11 лет, я нашалил, и мама в сердцах сказал: «Как я не хотела тебя рожать – и была права!» И с тех пор у меня как отрезало, как увижу счастливых родителей с детьми, так злоба в сердце и злорадство: ну что, малыши, вы и не знаете, что вас не хотели…
     И так продолжалось несколько лет, а потом затихло, ушло на дно. С мамой были отношения рабочие: что нужно, то и говорили или делали, а от души – никогда. Потом я ушел в армию (это было в 1962 году, и никакой дедовщины в помине не было), а после демобилизации уехал в Сибирь и домой не вернулся.
     У меня было много девушек, я умел с ними разговаривать, и они мне верили. Но всегда я очень тщательно предохранялся, а просто так жениться вовсе не желал. Но женился все-таки в 21 год, потому что пожалел девушку – у нее очень горькая была судьба, а я мог ее защитить. Но и в браке не хотел детей и всегда очень за этим следил. И жена ушла через 4 года, потому что для нее как раз дети и были в семье главное.
     Потом я жил один, то есть не в браке, хотя все время были разные женщины. Отношения с ними были обычные – без любви, но хорошие. Все всех удовлетворяло, и мне было легко жить. В 44 года я опять женился на девушке 24 лет – даже и не знаю почему. Она была из очень большой семьи, но жила от них далеко, так что родня не докучала. А сама она – как заколдованная: все делает, живет, улыбается, но словно на заказ. И в этом было что-то таинственное и необычное. Детей она не хотела, даже хотела сделать перевязку труб, но врачи не позволили – раньше 40 нельзя.
     Когда мне было уж 49, все в доме нормально, вдруг – звонок в дверь. На пороге паренек, говорит, что мой сын от … – и называет имя. Я ее помню – я большинство своих женщин прекрасно помню. Мама умерла, сестра уехала в Австрию, а я к тебе, папа. Я теперь буду жить в вашем городе.
     Я на него смотрю – похож, на меня похоже какой я был до армии. И что-то дрогнуло – я его у нас приютил. Он это принял спокойно, без особой благодарности, с достоинством. Работал на нашем заводе, с девчонками гулял – они на него вешались, как на меня когда-то. Потом в армию забрали и там он погиб. Никакой Чечни, никакой дедовщины – во время учений танк неловко проехал. Вот и все. Было это через 8 месяцев после призыва, а еще через месяц его девчонка, Анька, родила ему сына. Это точно от него, потому что он с ней гулял, а она жила в соседнем подъезде, так что все время на виду.
     Еще когда она в положении ходила, мы нередко разговаривали с ней, она говорила, что дождется, что замуж выйдет и т. д. И я был не против – видно, старею, обиды забываются. А тут раз – и она одна, и ребенок даун. Сколько вою было, сколько истерик. Понятно – в 19 лет с таким подарком, одиночка, и вообще…
     После похорон не скоро отошел, сердце щемило, не в себе был. Потом полегчало, но тут жена стала раздражать – что-то ей в мозгах закрутило, дом запустила, готовить почти перестала, не квартира, а сарай. И вот я однажды иду вечером, Анька на скамеечке с коляской. И ревет, ревет, в три ручья. Я подошел, взял мальчика из коляски и понес к себе. А мамаша сзади семенит. Так и остались они у меня. Жена сразу приободрилась, за дело взялась, они на пару, две бабы, полный порядок навели, мальчонку обихаживают и т. д.
     Потом мы так договорились: Олег у нас будет жить, Аня в любое время приходит, в любое время уходит, ее дело молодое, живет как хочет. А мы как дед с бабкой или приемные родители – все равно, но мальчик наш.
     Так и пошло. Дауны, оказывается, вовсе не дебилы, а просто раздолбаи – им ничего особого делать не хочется, они от всего удовольствие получают. А что нам это не нравится – вопрос другой. Но пацан такой интересный, что с ним всегда есть чем заняться.
     Смешно – не смешно, но и жена стала о ребенке заговаривать. Мне 60, ей за 30, какие дети?!! Но что-то в этом есть. Видимо, старею, созрел для мягких тапочек и мемуаров о героическом прошлом. Ну что ж, яблоки, и те в разную пору зреют, а уж человек тем более».
   
     Э.В.,  г. Выборг
   
   
Бабушка
   
     «Мы жили почти в центре Москвы, в большой квартире – 3 комнаты по 18 метров. Но одна комната была как бы и не в доме: там всегда лежала бабушка. Еще до моего рождения у нее случился инсульт, и за ней ухаживала моя мама.
     Мне бабушка всегда казалась злой волшебницей: она не разговаривала, а только стонала; всегда стонала громче, когда к ней никто не подходил по первому зову; мама всегда еще больше расстраивалась, когда общалась с ней; папа менялся в лице; у нас никто не бывал, потому что бабушка сразу начинала стонать; мы никуда не ходили, потому что не могли оставить бабушку одну.
     Я вообще не представлял себе, как могли познакомиться мама и папа: мама всегда сидела дома, потому что бабушка ни полчаса не могла остаться одна – все время что-то требовала для себя. Сама она не шевелилась вообще, только губами пыталась двигать. Но мама за ней ухаживала, и бабушка всегда была очень чистая и ухоженная.
     Когда я чуть подрос, бабушка стала и меня к себе призывать: сначала просто смотрела на меня, а потом я ей давал то пить, то платок для губ. Со временем научился ее кормить. Мне этого совершенно не хотелось, я даже боялся, что она то ли меня укусит, то ли ложку проглотит, но когда я понял, что смогу заменять маму и они с папой смогут уходить из дома, я стал все делать очень тщательно. И жизнь немного изменилась.
     Правда, когда они ушли в первый раз – сто раз обещав бабушке вернуться через час, заверив в любви и почтении, и т. д., – бабушка просто истерзала меня своим стоном. Ей действительно было плохо, она металась, я думал, что она может умереть. Но к моменту возвращения родителей она успокоилась, и мама долго не могла поверить, что все было так, как я рассказал.
     Потом уходы родителей стали почти привычными, я научился «жить в растопырку»: делать свои дела и постоянно прислушиваться, не донесется ли бабушкин стон…
     В десятом классе я влюбился – ну, сами понимаете, как это бывает в первый раз. Бабушка на меня смотрела изумленно, хотя я, конечно, ничего ей не говорил, да и никому не говорил. Потом однажды я пригласил девочку домой: родители хотели уйти на весь вечер, а моя комната – самая дальняя от бабушкиной, так с рождения было, чтобы мы друг другу не мешали.
     Девочка пришла потихоньку, мы ушли в мою комнату и там сначала разговаривали, а потом стали целоваться как сумасшедшие, а бабушку не было слышно, она словно затаилась. Потом мы ласкались, и я, от страха, что все кончится, от неумения, от непонимания, стал грубым, полез, что называется, под юбку… Получил по щекам, и девочка убежала.
     Я был в полном отчаянии, внезапно ощутил, какую гадость хотел сделать, представил, что теперь не будет этой любви, не будет девочки, вообще НИЧЕГО НЕ БУДЕТ – и понял, что лучше умереть сейчас, чем мучиться всю оставшуюся жизнь. Я открыл окно, стал смотреть вниз со своего 7 этажа, представлять, как сейчас выпрыгну туда, как полечу с криком вниз, как избавлюсь от своих мучений… И тут бабушка застонала – сильнее обычного, возможно, я не слышал первого звука. Я совершенно машинально закрыл окно и пошел к ней.
     Бабушка лежала как всегда, слюна чуть показалась в уголке рта. Я отер струйку, сел рядом, чтобы укрыть руку… И вдруг ее пальцы легли на мою кисть, и она чуть погладила меня. Бабушка НИКОГДА не шевелилась – никаким пальцами, руками или ногами – только веки и чуть-чуть губы. И вот теперь она смотрела на меня, как всегда без всякой мимики, но глаза, казалось, излучали всю любовь, которую она не могла отдать всю свою жизнь, горели лаской, заботой, всем, что может у человека быть прекрасного в душе и на сердце.
     Ну, тут уж я зарыдал, уткнулся ей в плечо, совсем забыв свои страхи, и юношеское пренебрежение к беспомощности, и сожаления о времени, проведенном с ней вместо футбола или свиданий – я рыдал, как никогда в жизни, и мое сердце стало другим, и я переполнился любовью к бабушке и, странным образом, – через нее и ко всем женщинам, девушкам, девочкам вообще.
     Это невозможно представить, как невозможно и описать, это даже невозможно пережить повторно – такое бывает лишь однажды, и не в каждой жизни.
     Чуть позже я практически переселился к бабушке: все время проводил в ее комнате, там учил уроки, играл, иногда даже приводил туда друзей и там болтал с ними. Они не стеснялись бабушку – немая, не двигается, но бабушка на одних смотрела так, на других эдак, и я со временем стал понимать ее приятие или отторжение того или другого.
     С девочкой мне помириться не удалось, потом была другая, потом еще, а в институте, сами понимаете, еще много… А потом я вообще женился, ушел от родителей, хотя еженедельно приезжал к ним и подолгу сидел с бабушкой, рассказывая ей, как живу.
     Потом бабушка умерла – просто УШЛА тихо и никого не потревожив. Мама сказала, что было странно: она лежала как всегда, но рука была наполовину выставлена из-под одеяла – наверно, случилась судорога, иначе рука бы не пошевелилась. Но я уверен, что это бабушка хотела прикоснуться ко мне напоследок, дать знать, что все хорошо, и будет хорошо…
     Моя личная жизнь бывала разной. А вот ИНТИМНАЯ берет свое начало от того прикосновения бабушки – от самого глубинного взаимопонимания, от той связи, которая образовалась у нас, от того мгновенного осознания себя, мира, своего места в мире, которое и есть ИНТИМНОСТЬ, то есть самое личное, недоступное никому другому…»
   
     А.С ., г. Москва
   
   
Ровесники
   
     «Мы с Милой, будущей женой, были знакомы не то что с детства, а просто с пеленок. Родились в одном году в одной коммунальной квартире в Питере. Это было очень давно, а потому отношения между соседями были не в пример нынешним. За нами обоими ухаживали все соседи по очереди, со всеми были прекрасные отношения, и все такое.
     С первого класса у нас была любовь – прятки, секретики, записки… Сразу после школы мы хотели пожениться – и родители были только ЗА. Как раз мы заканчивали школу, когда началась война. Я ушел добровольцем, а моя будущая жена чуть позже была эвакуирована с их заводом. И мы потерялись. Надолго, почти до 1950 года. Я был трижды ранен, дошел почти до Будапешта, уволен в звании младшего лейтенанта. Вернулся в Питер, искал Милу, но никак не мог найти – никого не осталось из тех, кто мог бы помочь.
     В 1947 году я женился, родили мальчика, а в 1949 – еще одного сына. Жили хорошо, спокойно, в ладу. Но буквально через год после этого рождения я на улице (!!!) встретил ту самую бывшую девчонку, а ныне… Она был на «тачанке» – деревянной платформочке на четырех подшипниках. Левой ноги не было выше колена, а правой – ниже. Но я ее узнал сразу, а вот она меня никак не признавала. Только когда я ее отвез в наш дом, она стала плакать, все пыталась уехать на этой тачанке.
     Она пострадала в первый же день эвакуации – при разгрузке станков. И с тех пор все стремилась в Питер, но попала сюда буквально за неделю до нашей встречи. А уж какая она была больная!.. Тогда жизнь была очень суровая, она и скиталась, и с кем-то была вынуждена спать за еду и кров, и простывала не раз, и болезни подхватывала. Да и пила, конечно, – еще бы, из школьницы сразу стать и инвалидом, и бродяжкой, и сиротой. Словом, здорового места на ней не было – ни в теле, ни в душе.
     Я ее привез к нам домой, обьяснил жене, что за женщина. Та за компанию поревела – и мы ее у себя оставили. Пенсию сумели оформить, комнату ее вернули, она у нас будто нянька или родственница жила. За детишками глядела, стряпала. Но меня очень сторонилась. Потом уже, года три спустя, сказала, что боялась за себя – не сдержаться, потому что очень все еще любила. Но тогда меня ее сдержанность обижала.
     Мы с женой ее любили как родную, и жена к ней не ревновала совсем, хотя зря. Я как был влюблен с пеленок, так и остался в этом качестве до последнего. А женился – ну почему люди женятся? Вот и вся любовь. И, в общем, мы не устояли, и почти через два года после встречи стали жить по-настоящему. Редко, потому что в коммуналке все на виду, но все-таки получалось. И она забеременела и родила еще одного мальчишку. Никому не сказала, от кого, хотя и соседи, и жена моя на нее наседали. Но она просто сказала: это никому не будет известно, – и все отстали.
     И стало у нас в семье трое сыновей. Все в одной компании, друг за друга горой. А в 1961-м моя жена умерла – долго болела легкими, а потом не справилась. Но оказалось, что это только начало черных бед. Заболел средненький, всю юность провел по санаториям да больницам.
     А зарабатывал в семье я один, хотя тогдашний профсоюз очень помогал. Но Мила, как ни старалась, а своими искусственными цветами зарабатывала – кошкины слезы. Тем не менее, пока мы были вместе, мы были стойкими. Жили, как могли, пусть бедно, но честно.
     А как началась перестройка – так бедность стала нищетой, а от честности никакой прибыли. А она только и была в цене. Все три сына (Милу они мамой от души называли) работали инженерами, у каждого свои дети. А тут зарплаты нет, продуктов нет, надежды нет…
     Старший сын умер в 40 лет – инфаркт, вдова его квартирку ихнюю продать сумела (это еще очень было сложно) и к нам перебралась, в две комнатки в коммуналке. Младший уехал во Владивосток (хотя и не сразу, а по стране они поездили), а потом и вовсе в Канаду перебрался (но это еще позже). Но и там в богатеи не выбился, так, средний рабочий, хоть и с высшим образованием. Но живут, пишут.
     А вот младший по кривой дорожке пошел, со шпаной связался, в «бригаду» подался, хоть и не вооруженный ходил, но тоже – бандит. И как мы с женой его ни уговаривали, так и не отступил от своего. Пожил всласть, квартирищу купил, дачу в Ольгине, на машине гонял, а потом его убили. Тихонько, словно и не жил вовсе. Вдова сбежала, потом через год вернулась, живет, в гости с внучками ходит.
     Вот так мы теперь живем: я, да Мила, да старшая невестка с двумя дочками. Квартиру нашу соседи поделили: отгородились, обустроились, так что теперь у нас три комнаты на всех получилось. Мила с девочками занимается, я что-то по дому выискиваю, чтобы чуть поработать, одна невестка на работу ходит, неплохо зарабатывает – этого у нее не отнять.
     И скоро нам с женой уже уходить придется, а все равно, как на нее посмотрю, или притронусь, или просто голос услышу – так и щемит душу. Ни о чем не жалею, ничего не хочу вернуть, разве что младшенького, непутевого. А так – жизнь прожили как могли, но ни в чем себя не предавали. Свой век, и век народа – все вместе прошли. А что не все в этой стране от нас зависит – ну, так это не нами заведено».
   
     Николай Степанович N. , г. Санкт-Петербург
   
   
   

Заключение
   
    Плакать о том, что мы не будем жить сто лет спустя, так же глупо, как плакать, что мы не жили сто лет назад.
    Мишель Монтень
   
     О благотворном воздействии сексуальной активности на самочувствие человека в различном возрасте немало написано на этих страницах. Секс в инволюционном возрасте просто полезен. Любите секс и занимайтесь им с удовольствием! Это неоспоримый гарант благополучия в отношениях, проявление мужественности мужчины и женственности женщины, способ повышения личностной самооценки, улучшения сердечно-сосудистой системы, снижения уровня холестерина, риска остеопороза и болевого порога. Он подобен обезболивающему анальгетику!
     Это средство отличного эмоционального и физического расслабления после интенсивно проведённого трудового дня, возможность получить радостные мгновения и окунуться в счастливые минуты близости, прекрасное лекарство от напряжения и беспокойства – основных причин бессонницы (это лучшее, чем снотворное или алкоголь!).
     Используйте положительное влияние секса на внешность (особенно у женщин). Необыкновенный блеск глаз, некая аура, окружающая сексуально удачливого человека, притягивает к нему (к ней) внимание окружающих. Ощущение «Я любима!» делает женщину неотразимой в глазах других мужчин. Ощущение «Я могу!» делает мужчину желанным для других женщин.
     Мы постарались ответить на все вопросы, что задавали нам люди старше пятидесяти лет. Интересные цифры и факты, советы и рекомендации по каждому вопросу могли немного расфокусировать внимание читателя. Все проблемы сексуальности пожилых и старых людей невозможно перечислить в одной книге. Поэтому в заключение следует дать 10 основных рекомендаций , которые способствуют сохранению сексуального здоровья:
     • Нет веских причин прекращения сексуальной активности в преклонном возрасте и вытеснения ее в своей иерархии ценностей на последнее место. Есть разнообразие форм и проявлений половой жизни, которые можно и нужно использовать в паре или одному.
     • В годы инволюции каждому человеку предначертано последовательно пройти свои стадии сексуального развития: мнимосексуальную, мнимоэротическую и мнимоплатоническую.
     • Частота и продолжительность сексуальной активности индивидуальна для каждого человека в любых возрастных категориях и зависит от его половой конституции, предшествующего опыта половой жизни, наличии или отсутствии постоянного полового партнера.
     • Поддержание сексуального здоровья в преклонные годы во многом определяется способностью и желанием женщины доставить партнеру более активную стимуляцию и откровенные ласки для достижения им сексуального возбуждения. А мужчине следует помнить, что в постклимактерическом возрасте секс для женщины более важен, чем для него.
     • Снижение сексуальной активности с возрастом закономерное и естественное состояние. Его необходимо встретить достойно и понимать, что физиологически прогрессирующий процесс старения неизбежно ведет к угасанию тонуса половой функции.
     • Пропадание спонтанных эрекций у мужчин, нерегулярные менструации женщин с полным их пропаданием и выраженное снижение сексуального влечения у тех и других – вот основные и характерные признаки начала инволюционного периода.
     • Никакое лечение не позволит вернуться к тем показателям сексуальной активности, что были у мужчин и женщин в молодые годы. Но можно поддерживать увядающую сексуальность различными доступными мерами.
     • Регулярные сексуальные отношения ведут к долгожительству, но надо деликатно учитывать разницу в личных потребностях своего сексуального партнёра и ориентироваться на того, у кого эти потребности ниже.
     • Делитесь своими знаниями и опытом с подрастающим поколением, не отгораживайтесь от интимных тем в разговорах с детьми и внуками. Этим Вы сможете передать им свой житейский опыт, мудро и бережно сберечь их от ошибок молодости.
     • При появлении сложных вопросов не стесняйтесь обращаться к врачам-сексологам, психологам-сексологам и консультантам-сексологам. Они вылечат, подскажут, помогут найти вам нужное решение в гармонизации отношений.
   
     Регулярной Вам половой жизни и сексуального долголетия!



Комментариев нет:

Отправка комментария